В конце августа у сооснователя сетевого проекта «Диссернет», учёного-физика Андрея Заякина прошел обыск, он стал обвиняемым по уголовному делу о финансировании экстремистской организации. Выяснилось, что он пожертвовал тысячу рублей Фонду борьбы с коррупцией Алексея Навального после того, как организация была запрещена в России и признана экстремистской. NEWS.ru разбирался, каким организациям в России можно делать пожертвования, каким нет и что за это грозит.

Зацепились за утечку

[Заякин] живет на втором этаже. К нему вломились в том числе и через окно. Звонили в дверь, а зашли через окно. Такая абсолютно неоправданная жесткая манера характерна для проведения обысков у реальных террористов, — рассказывает NEWS.ru Михаил Бирюков, адвокат Андрея Заякина.

Сооснователь «Диссернета» получил обвинение по части 1 статьи 282.3 УК (финансирование экстремистской деятельности). Статья предусматривает до восьми лет лишения свободы. Суд избрал Заякину мерой пресечения запрет определенных действий: с 20 часов до 8 утра ему нельзя выходить из дома, а также общаться с фигурантами дела, пользоваться телефоном и интернетом, отправлять корреспонденцию.

Заякина обвиняют в том, что он перевел тысячу рублей Фонду борьбы с коррупцией на следующий день после того, как в августе 2021 года решение о признании этой организации экстремистской вступило в законную силу. Сам сооснователь «Диссернета» на данный момент воспользовался 51-й статьей Конституции, которая гарантирует обвиняемому право не давать показания.

По данным «Медиазоны» (признана СМИ — иностранным агентом), Заякин оказался одним из шести россиян-жертвователей, чьи данные попали к силовикам уже после запрета ФБК. Созданная после запрета система анонимного сбора пожертвований сторонников Навального единожды дала сбой, и произошла эта небольшая утечка, стоившая Заякину уголовного дела.

Адвокат Бирюков отметил в разговоре с NEWS.ru, что Заякин — единственный из этих шести, на кого на данный момент заведено уголовное дело. Из этого Бирюков делает вывод, что преследование его доверителя может быть связано с публичной деятельностью Заякина: и с работой «Диссернета», который злил многих чиновников разоблачениями плагиата в диссертациях, и с работой Заякина в «Новой газете», которая сейчас также столкнулась с давлением властей, и с отслеживанием Заякиным нарушений в системе электронного голосования. На Заякина завели дело как раз в момент начала досрочного голосования на выборах, которые в ряде регионов страны запланированы на 9–11 сентября.

Кара за донат: каким организациям запрещено жертвовать и что за это грозитФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Дело Заякина — уже третье, заведенное в связи со сбором средств сторонниками Навального на продолжение политической деятельности. Однако Заякин — первый обычный жертвователь, получивший статус обвиняемого.

Как подчеркнул собеседник NEWS.ru, близкий к прежнему окружению Алексея Навального, до запрета их структур как экстремистских сторонники Навального собирали деньги на официальные банковские счета, все транзакции были видны силовикам.

Для большинства же жертвователей это выливалось в основном в вызовы на допросы с настойчивыми предложениями дать показания на Алексея Навального или его близких соратников.

В марте 2022 года Навальному (уже содержащемуся в колонии по делу «Ив Роше») увеличили срок до девяти лет лишения свободы по обвинению в мошенничестве. Несколько человек, жертвовавших Навальному крупные суммы, посчитали, что деньги тратились нецелевым образом, и согласились быть потерпевшими. Сторонники Навального считают, что эти люди изначально были провокаторами.

Похожее уголовное дело против на тот момент сторонников Навального — Константина Янкаускаса, Владимира Ашуркова и Николая Ляскина — завели в 2014 году, после сбора средств на предвыборную кампанию Навального на выборах мэра Москвы через «Яндекс.Кошелек». Найти людей, которые согласились бы стать потерпевшими по этому уголовному делу, силовикам пока не удалось.

При этом собеседник NEWS.ru отметил, что «дело кошельков» не закрыто: как минимум у одного из фигурантов до сих пор подписка о невыезде, и он обязан уведомлять следователя обо всех своих поездках.

Размер неважен

В уголовных статьях о финансировании запрещенной деятельности неважен размер пожертвования, поэтому перевод в тысячу рублей смог стать основанием для уголовного дела с потенциальным сроком до восьми лет лишения свободы.

Кара за донат: каким организациям запрещено жертвовать и что за это грозитФото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Российские силовики по-разному применяют это законодательство. На поток поставлены уголовные дела за финансирование ИГИЛ (организация признана в России террористической и запрещена). Даже за несколько тысяч рублей, переведенных на финансирование запрещенной в России группировки, можно надолго отправиться за решетку по обвинению в содействии террористической деятельности (ст. 205.1 УК), что грозит наказанием вплоть до 15 лет колонии.

Уроженец Таджикистана Файзали Халимхонов получил девять лет за перевод в три тысячи рублей. Пенсионерка из Санкт-Петербурга Марина Комар — восемь лет за разовый перевод дочери, уехавшей к мужу на территорию, подконтрольную ИГИЛ.

За переводы из России на нужды Вооруженных сил Украины пока предупреждают, но весьма эффектно. В квартиры к нескольким жертвователям денег вламывались сотрудники ФСБ в масках и с оружием, зачитывали предостережение о госизмене и заставляли извиняться на камеру.

Страх и техническая невозможность

Эти уголовные дела также подрывают финансовую базу независимых медиа и НКО, многие из которых существуют на частные взносы.

Доноры не успевают разбираться, кого признали экстремистом, кого — нежелательным, какой из статусов угрожает им лично, безопасно ли поддерживать иноагентов (безопасно), — все это превращается для них в один клубок новостей с пугающими заголовками «за донаты — 8 лет», которые сигнализируют: лучше перестраховаться и отменить пожертвования кому бы то ни было, — констатирует правозащитный аналитик Екатерина Ставрогина.

Труднее всего отследить пожертвование в криптовалюте, но оно не предусматривает возможности регулярных платежей, когда деньги с карты донора списываются раз в месяц. А это — основа любого краудфандинга. Кроме того, за последние полгода сайты многих изданий оказались в России заблокированы, что создает технические проблемы при сборе донатов.

Платежные сервисы, благодаря которым проекты принимают пожертвования с банковских карт, перестают обслуживать заблокированные сайты. Для онлайн-проектов это основной способ приема донатов. В большинстве случаев это техническое ограничение — в правилах сервисов прописаны требования к сайту, и в случае если сайт не работает, сервис разрывает договор, — добавляет Ставрогина.

Кара за донат: каким организациям запрещено жертвовать и что за это грозитФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Ещё один существенный удар по сбору пожертвований — недоступность для россиян популярного сервиса перевода денег PayPal и сбора пожертвований — Patreon, а также менее известных финансовых инструментов.

Сильно упали донаты по разным причинам: нет денег у людей, невозможно донатить через зарубежные сервисы россиянам, больше страха в обществе, хотя донаты иноагентам и не запрещены. У нас весной [упали] примерно на 70 процентов. У нас остается пока счет в России, технически туда люди могут донатить — и пока донатят не очень много, но мы не знаем, не заблокируют ли его в один миг под каким угодно предлогом, — рассказывает редактор «Медиазоны» Егор Сковорода.

Директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова (организация признана в РФ иноагентом, а сама Арапова внесена в реестр иноагентов-СМИ как физлицо) отметила в разговоре с NEWS.ru, что запрещено жертвовать организациям, признанным в России экстремистскими, террористическими и нежелательными. Если организацию признали иностранным агентом, подписка на пожертвования для неё по действующему законодательству никаких проблем не создает.