Вирус иммунодефицита человека открыт в 1983 году в двух лабораториях США и Франции, работающих независимо друг от друга. Его носителями, по одной из версий, были обезьяны шимпанзе. Человек заразился, употребляя в пищу мясо больных животных и через укусы. Вирус быстро распространялся по миру. Сегодня почти 40 млн жителей планеты инфицированы ВИЧ, больше всего заражённых в странах Африки. По данным Всемирного экономического форума, Россия занимает 45-е место в мире по распространённости ВИЧ. По данным международной организации UNAIDS, в мире 37,7 миллиона человек инфицированы. В России эта цифра составляет более 1 миллиона. В 2021 году Кемеровская область стала абсолютным лидером страны по числу заражённых этой инфекцией, а смертность от неё здесь хуже, чем в ЮАР и Зимбабве. NEWS.ru отправился в Кузбасс, чтобы узнать как живут люди с ВИЧ в регионе и насколько осведомлены об инфекции те, кто пока здоров.

Поражённый регион

По последним данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, предоставленным NEWS.ru, в 2021 году Кемеровская область стала абсолютным лидером по количеству заражённых ВИЧ. Она обогнала Иркутскую и Свердловскую области. На 100 тысяч населения вирусом здесь поражены 2069 человек. Всего таких 53,8 тысячи человек, или 2,069% населения.

В региональным СПИД-центре озвучили другую статистику: в области заражены около 31 тысячи человек. В беседе с NEWS.ru главный врач ГБУЗ «Кузбасский центр по профилактике и борьбе со СПИД» Татьяна Булатова отметила, что в последние годы в Кемеровской области снижается количество впервые выявленных случаев ВИЧ. Так, в 2021 году этот показатель составил 79,8 на 100 тысяч человек. В 2020 было 117 случаев на 100 тысяч, в 2017 году — 205. С 2014 года в регионе «сформировалась чёткая тенденция к снижению заболеваемости, которая на сегодняшний день сохраняется», отметила врач. По её словам, этого удалось добиться благодаря профилактике. Сейчас в каждом районе области работает передвижная лаборатория. Врачи проводят тесты на ВИЧ для всех желающих. Обследование является анонимным, с каждым человеком работает психолог до и после тестирования.

По данным регионального СПИД-центра, типичный портрет инфицированного ВИЧ в регионе сильно изменился за последние годы. В 2000–2001 годах это был социально неблагополучный мужчина (80%) 20–29 лет, который заразился в результате потребления наркотиков. В 2021 году количество инфицированных мужчин и женщин примерно сравнялось (58% на 42%). ВИЧ чаще стали диагностировать у людей в возрасте 30–39 лет. Основной путь передачи теперь половой. Среди всех заражённых 41,7 процентов являются социально благополучными. То есть почти половина не употребляет наркотики, имеет работу.

Хуже, чем в ЮАР и Зимбабве: как живёт ВИЧ-столица РоссииФото: Lidia Maria Veles/NEWS.ru

Сложную ситуацию с ВИЧ в регионе врач объясняет несколькими причинами. Кузбасс — очень компактная территория, которая находится в центре России. Область граничит с шестью регионами. Её главная особенность — высокая плотность населения с преобладанием городского (80%). Люди постоянно переезжают из города в город. У них тесные связи — родственные и трудовые. А горожане гораздо чаще инфицируются ВИЧ, чем жители сельской местности.

У сельских жителей другое воспитание, восприятие мира, нравственность. Городское население более раскованное в жизни и в большей степени взаимодействует друг с другом. Поэтому подвержено тем ситуациям риска, которые приводят к заражению ВИЧ. Доступность наркотиков в городе выше, это тоже важный фактор.

Татьяна Булатова главный врача ГБУЗ «Кузбасский центр по профилактике и борьбе со СПИД»

Ещё один нюанс — по территории региона проходят мощные автомагистрали и железнодорожные узлы. На фоне социального и экономического упадка 90-х годов это создавало благоприятный условия для наркотрафика из стран Азии в Россию. Первые случаи заражения отмечались у наркопотребителей, которые разделяли свою дозу с товарищами, пользуясь одним шприцем.

Татьяна БулатоваФото: Вероника Воронцова/NEWS.ruТатьяна Булатова

Рассказ Ольги Комаровой из города Кемерово (имя изменено)

В 2014 году я почувствовала себя плохо. Начало болеть буквально всё. Волосы посыпались. По всему телу распространились страшные гнойники. Как будто вся прогнила изнутри. По-женски проблемы начались. Помню, как я прилетела из Таиланда, вышла из самолёта и упала в обморок у трапа. Началось хождение по больницам.

Врачи не понимали, что со мной, подозревали рак. Делали многочисленные биопсии, отщипнули кусочки практически от всего. Позднее диагностировали воспаление лёгких, госпитализировали. Помню, один врач в коридоре смотрел снимки, а другой мимо проходил. Он остановился, глянул результаты КТ и сказал: «Я такое видел один раз в жизни у ВИЧ-инфицированного человека». Я сделала огромные глаза: как вы такое могли подумать! ВИЧ может быть у наркоманов, проституток, но точно не у меня. Через две недели пришёл результат, он оказался положительный.

Я сопоставила факты, события из жизни. Поняла, кто именно меня заразил. За 7 лет до постановки диагноза я встречалась с мужчиной. Очень респектабельным, при должности. Машина, квартира, заграничные поездки, у нас был не очень продолжительный, но яркий роман. Потом он резко заболел и умер. Сердечная недостаточность. Мужчина был совершенно не похож на человека с ВИЧ. Я была шокирована, когда поняла, что он был болен, но даже не знал об этом.

Когда диагноз стал ясен, меня положили в специализированное отделение и подняли на ноги. Терапия помогла, я стала чувствовать себя лучше. Приехала домой, началось самое страшное: жизнь в новой реальности. Первое, что я сделала, переписала на дочь своё имущество. Сказала: доченька, живи. Было ощущение, что моя жизнь движется к закату. Я ушла с работы и закрылась дома. Завела себе отдельный стакан, тарелку. Не позволяла дочери трогать свою посуду. Она подходила, начинала пить из моей кружки. Я билась в истерике: поставь, не трогай! Она пыталась убедить: мама, ВИЧ так не передаётся, ты чего. Я не верила, боялась всего.

Мне купили собаку, чтобы я бывала на улице. Гуляла одна, людей сторонилась. Даже в магазин было страшно зайти. Было ощущение, что у меня на лбу большими буквами написано: ВИЧ, СПИД, «фу», «плохо». Эта стигма, наверное, самая страшная. Я помню, как сама как-то узнала, что у соседей с 9-го этажа у кого-то ВИЧ. Это было ещё до болезни. Я так испугалась, что ручку двери подъезда открывала рукавом.

Когда узнала о диагнозе, была замужем. Муж сдал анализы, они показали отрицательный результат. Я была уже на терапии, но всё равно боялась его заразить. Он меня успокаивал. Ты же на терапии, значит не заразна. Я не смогла преодолеть этот страх. Подала на развод. Он уговаривал не делать этого, но я решила окончательно. Это была большая трагедия в тот момент и для него, и для меня.

Прийти в себя и найти силы жить дальше мне помогла работа с психологом. Сложно ей со мной было. После многих месяцев терапии я перестала бояться. Вышла в люди, начала работать. Я встретила мужчину с ВИЧ. Мы вместе уже шесть лет и недавно обвенчались. Сейчас я чувствую себя абсолютно счастливой.

Хуже, чем в ЮАР и Зимбабве: как живёт ВИЧ-столица РоссииФото: pixabay.com

Поражает устойчивые супружеские пары

В начале нулевых ВИЧ инфекция с маргинальных перекинулась на социально адаптированные слои населения. Стал превалировать половой путь заражения, продолжает Татьяна Булатова. Число наркоманов сокращалось, а вот незащищённых половых контактов меньше не становилось. Сейчас большинство заражений происходит при гетеросексуальных контактах. Но в сознании масс сохраняется стереотип, что ВИЧ — неизменный спутник проституток и наркоманов. Это мешает заражённым людям принять ситуацию, перестать испытывать страх и отвращение к самому себе.

Недостаточное знание формирует страхи. Страхи формируют мифы. А мифы формируют стигмы. И дискриминацию, отметила Татьяна Булатова.

ВИЧ-инфекция за последние несколько лет значительно «повзрослела». Много случаев заражения в устоявшихся парах, которым за 40 и даже за 50, сообщает NEWS.ru медицинский психолог кемеровского СПИД-центра Елена Черных. Чаще источником заражения является мужчина, который ходит налево и заражает супругу. На территории Кемеровской области иметь два разных партнёра за год — это уже риск инфицирования ВИЧ.

Наверное, здесь уместна поговорка: седина в бороду — бес в ребро. Чаще всего это какие-то разовые контакты в нетрезвом состоянии. Иногда они не помнят, как выглядел-то их партнер. Последствия оказываются плачевными, — сообщила психолог.

Елена Черных рассказала историю супружеской пары из Кемеровской области. Женщина около 50 лет полгода лежала в больнице с инсультом. Врачи её реанимировали и выписали домой, но лечение продолжалось. Во время подготовки к очередной операции у неё взяли анализ на ВИЧ. Он показал положительный результат. Оказалось, что муж во время отсутствия супруги имел связи на стороне. В кабинете психолога мужчина плакал, раскаивался в содеянном, боялся реакции жены. Удалось ли супругам сохранить брак — история умалчивает.

Ещё показательный случай. Женатый мужчина старше 50 лет, спортсмен, мастер спорта, педагог, два высших образования. Имел связи на стороне. Результат — подтверждённая ВИЧ-инфекция. Супругу он не заразил, но брак свой разрушил.

Хуже, чем в ЮАР и Зимбабве: как живёт ВИЧ-столица РоссииФото: Вероника Воронцова/NEWS.ru

Рассказ Ольги Смирновой из Кемерово (фамилия изменена)

Мне 34 года, 12 из которых живу с ВИЧ-инфекцией. У меня медицинское образование, я операционная медсестра. Двое детей, оба здоровы.

Я рано вышла замуж, в 18 лет. В 2008 году мужу поставили ВИЧ-инфекцию. Подозрения на неё были ещё с конца 90-х годов. В юности он употреблял наркотики. Тогда мы оба не придали этому значения. Самочувствие у него было хорошее, выглядел прекрасно, жизнь била ключом. Тогда информации о ВИЧ было мало и вся противоречивая (мне так казалось). Мы для себя решили так: если заболевание не проявляет себя, можно о нём не думать.

Я каждые три месяца сдавала анализы, потому что я работала в оперблоке. Результат на ВИЧ всегда был отрицательный. Подозрения на инфекцию возникли, когда в 2010 году я забеременела. В женской консультации не пришёл мой анализ на ВИЧ, его отправили на дообследование. Тогда стало понятно, что что-то пошло не так. Меня поставили на учёт в СПИД-центр. Я родила ребёнка. Анализы на ВИЧ показали отрицательный результат. Но малыш умер через несколько дней после родов.

В 2012 году я забеременела повторно. Опять меня пригласили в СПИД-центр. Тогда я была ярой ВИЧ-диссидентской. Врачи сказали, что нужно принимать терапию. Если этого не сделать, ребёнок может быть инфицирован. Я отмахнулась: бред это всё. Взяла таблетки, но пить их не стала. Ребёнок родился здоровый, но, как потом мне объяснили врачи, мне просто повезло. В роддоме я столкнулась с резко негативным отношением. Мне выделили отдельную палату, разговаривали грубо. Прямо спрашивали: кто я — наркоманка или проститутка.

Через пару лет быстро и резко заболел муж. Начал терять зрение, появились головные боли. У него нашли неоперабельную опухоль в голове. Начали обследовать на всё, всплыл этот ВИЧ. Обнаружили ещё ряд заболеваний, которые как раз характерны для инфицированного человека. Это была шоковая терапия для всех нас. Муж решил начать принимать терапию. Чтобы его стимулировать, я тоже пила таблетки за компанию. Но было поздно, организм оказался полностью изношен. В 2015 году он умер в возрасте 36 лет.

В тот момент у меня произошло осознание. Стоп. Тебе 28 лет, у тебя на руках ребёнок, и уже 6 лет стоит диагноз. Если я не будешь лечиться, тебя ждёт такая же участь. Я начала принимать терапию. В 2017 году я родила второго ребёнка. Чётко соблюдала все рекомендации врачей. ВИЧ-инфекции у него нет. Сейчас веду активный образ жизни, работаю, чувствуют себя хорошо.

Хуже, чем в ЮАР и Зимбабве: как живёт ВИЧ-столица РоссииФото: Вероника Воронцова/NEWS.ru

Неведение ведёт к катастрофе

Многие заражаются и живут годами, не зная о заболевании. Они не пытаются узнать свой статус. Человека ничего не беспокоит долгое время. Поэтому история мужа Ольги — типичная на сегодняшний день.

ВИЧ-инфекция не ухудшает состояние человека мгновенно. Для того чтобы появились у человека жалобы, должно пройти время. Это от года до 5–7 лет, иногда больше. Зависит от возраста, состояния иммунитета, генетики, количества вируса, попавшего в организм, — отметила Булатова

Когда ВИЧ начинает влиять на иммунитет, проявления могут быть самые разные. Возможны частые инфекции, непроходящий герпес, различные кожные высыпания, плохо заживающие ранки, кандидоз, пневмония. Часто человеку становится плохо резко. Начинается лихорадка, пневмония, онкологические заболевания. Если не принимать терапию, смерть наступает через 10–12 лет.

Врач обращает внимание: если случилась ситуация риска (незащищённый секс или употребление наркотиков), необходимо в течение года каждые три месяца сдавать кровь на ВИЧ. Чтобы окончательно убедиться, что инфекции нет. Однократный анализ не даст точный результат.

ВИЧ-инфекция — это пожизненное заболевание, которое вылечить полностью невозможно. Но существуют препараты, которые снижают концентрацию вируса практически до нуля. Терапия для ВИЧ-инфицированных пациентов бесплатная. В неё входят, как российские, так и зарубежные препараты.

Вирус все равно в человеке сидит, но прячется в иммунных клетках в селезёнке, тимусе, в костном мозге. Если таблетки не принимать, то он вновь распространиться по организму. Человек, принимающий терапию, не заразен для окружающих и не передаст вирус своим детям. Инфекция не сокращает продолжительность жизни и не влияет на её качество.

Много бомжей, оттуда и ВИЧ

После беседы с главным врачом корреспондент отправилась в Прокопьевск, третий по численности город в Кузбассе. Он являлся одним из крупнейших угледобывающих центров страны. Мы спросили жителей, знают ли они, что Кузбасс стал лидером по заболеваемости ВИЧ и как он распространяется.

Город ПрокопьевскФото: Вероника Воронцова/NEWS.ruГород Прокопьевск

Женщина средних лет, которая представилась Ириной, сообщила, что живёт недалеко от городского центра «АнтиСПИД». Она видела, сколько туда приходит народу и даже общалась со многими. Ирина наблюдала за работой передвижной лаборатории, которая тестирует на ВИЧ. Сама она диагностику не проходила, потому что уверена, что здорова.

Пожилая жительница Прокопьевска Галина сообщила NEWS.ru, что не верит, что Кузбасс стал лидером по заболеваемости. Это всё выдумки журналистов. Она сталкивалась с ВИЧ только один раз. Инфицирован был зять её подруги. Жена, узнав о диагнозе, с ним развелась. Мужчина ушёл в секту. Там он и по сей день. Принимает ли он терапию, женщина не знает.

ВИЧ-инфекция передаётся, «когда в люблю играют и когда колются», заявила NEWS.ru жительница города Марина. Другие пути передачи она не назвала. Но призналась: с заражённым человеком «за один стол не сядет и пить из одной кружки не будет». Причиной распространения ВИЧ Марина считает повальную наркоманию.

Вы же видите, в каком всё упадке вокруг. Работы здесь нет, шахты позакрывали. Все большие крупные объекты закрыли. Фарфоровый завод, ПЗША (Прокопьевский завод шахтной автоматики. — NEWS.ru). Что тут ещё делать — пить да колоться. Ещё пару лет назад шприцы по углам постоянно валялись, сейчас их поменьше, — сообщила прокопчанка.

16-летний Никита живёт в Прокопьевске с рождения. Он уверен, что распространение ВИЧ связано с большим количеством бомжей в городе. Молодой человек сообщил, что ВИЧ передаётся воздушно-капельным путём и заражаются им деклассированные элементы. Сам тестирование не проходил, потому что уверен, что здоров.

Город ПрокопьевскФото: Вероника Воронцова/NEWS.ruГород Прокопьевск

20-летний прокопчанин Михаил уверен, что наряду с половым ВИЧ можно заразиться воздушно-капельным путём, «при разговоре».

Знакомых с ВИЧ нет, не хотелось бы с такими общаться, мало ли, — отметил молодой человек.

Пожилая жительница Тамара оказалась более осведомлённой. Она сразу отвергла предположение, что ВИЧ передаётся воздушно-капельным путём. Половым и через кровь, сообщила женщина. Большое количество заражённых она связала с массовой наркоманией и множеством бомжей. Также Тамара отметила, что не стала бы избегать общения с заражёнными ВИЧ.

В марте этого года Счётная палата России заявила о сложной обстановке с ВИЧ-инфекцией в РФ по итогам 2021 года. Аудиторы рекомендовали правительству обратить внимание на потребность ВИЧ-положительных пациентов в тест-системах, лекарствах, дефицит врачей-инфекционистов. В стране лечение получают около 55% всех людей, живущих с ВИЧ. При этом доступ к современным комбинированным препаратам имеет не более 4% пациентов.

По оценке экспертов Федерального центра СПИД, в 2021 году ВИЧ реже выявлялся среди уязвимых групп граждан, но чаще обнаруживался среди остальных слоёв населения, что указывает на проникновение инфекции в популяцию. За девять месяцев 2021 года было обследовано на ВИЧ более 29 млн российских граждан, что составляет 20,2% численности населения страны. ВИЧ выявлен у 54.4 тысячи россиян, сообщают представители центра.