Свадьба Ксении Собчак с Константином Богомоловым оправдала ожидания любителей пощекотать нервы и потешить себя сплетнями. Пара угодила всем: и в катафалке покатались, и перед алтарём постояли. Полностью выразил себя здесь бойкий характер Ксении Анатольевны: теперь уже всем понятно, что бывший кандидат в президенты одновременно «и богу свечка, и чёрту кочерга». О неформальном подходе к свадебному ритуалу News.ru поговорил с целым кругом экспертов — от психологов и фольклористов до экстрасенсов и магов.


Страшная месть

В нашумевшей свадебной церемонии было очень много всего. Распутывать хитросплетения связанного Собчак и Богомоловым замысловатого сюжета можно бесконечно долго, смакуя каждую деталь и разбирая на отдельные нити многоплановость эпатажа. Самым шокирующим моментом стало появление новобрачных в катафалке. Все отнеслись к этому по-разному, но даже у тех, кто расценил это как милую шалость жениха и невесты, действо оставило в сердце лёгкое беспокойство — что-то здесь всё-таки не так. Более других о том, что было не так, наверняка знают люди, чья работа напрямую связана с потусторонними силами. News.ru выслушал мнения сразу нескольких специалистов по тонким материям. Начать решили с самого страшного из прогнозов — чтобы потом, как в сказке «Спящая красавица», «пригласить» добрую фею, которая хоть чуть-чуть, но смягчит прогнозы своей не слишком доброй предшественницы.

Алёна Полынь, потомственная ведьма, безжалостна по отношению к невесте: с её точки зрения, Ксения накликала беду и на себя, и на весь свой род.

Во-первых, вся эта история происходила в пятницу, 13-го. Пятница отвечает за аспект первородной женской силы. А 13 — это число смерти. Когда свадьба происходит в пятницу, 13-го, мы говорим о том, что женщина в принципе убивает в себе женскую силу. Она будет жить в семье по принципу мужчины — всё взвалит на себя. Второй момент — катафалк. Это игра со смертью. Такие игры для человека всегда проигрышные. Это даже не стихия, это нечто большее — когда приходит смерть, ничего поделать уже нельзя. Собчак играет со смертью, и смерть такие вещи не прощает. Она начнёт забирать людей из её рода. Это может быть удар не конкретно по ней, а по её близким — смерть будет мстить за использование катафалка на свадьбе. Собчак проиграла, бросив вызов смерти, — этого вообще нельзя делать.

Алёна Полынь

потомственная ведьма, создательница «Империи сильнейших ведьм»

На вопрос, не смягчило ли последовавшее за поездкой в катафалке венчание тяжких последствий использования похоронной символики, ведьма ответила отрицательно.

Венчание само по себе — это христианский эгрегор, который по сути — эгрегор некромании (эгрегор — «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями. — Ред.​). Поклонения мощам святых и так далее — на некроэнергии построенный эгрегор. Венчание накладывает определённые программы, как венчики. Плюс — 13-е число. Ксения поставила порчу на смерть себе и своим близким и сделала это самостоятельно, — считает Полынь.

Потомственная ведьма напомнила: свадьба — это момент построения фундамента для будущей ячейки общества. Все свадебные обряды всегда были нацелены на то, чтобы в дальнейшем семья была крепкой, рождались здоровые детки, было много денег и так далее — любовь, здоровье, деньги. Что на свадьбе проигрывалось в качестве действа — то и будет. И если на свадьбе в качестве сценария откатать некий негатив, то этого негатива и следует ожидать.

Это необязательно моментальная смерть: это может быть прекращение отношений, какие-то увечья — муж может поднимать руку на жену; это закрытие женской силы и закрытие рода в целом (может быть бесплодие у детей и так далее). То, что она сделала, — непоправимые вещи, — мрачно резюмирует потомственная ведьма.

Сергей Лантюхов/News.ru

Пророчества добрых фей

В роли доброй феи выступили сразу три эксперта. Их мнения и относительно использования катафалка, и относительно будущего новобрачных более мягкие. Но не без нотки лёгкой грусти. Маг и таролог Сергей Фенько надеется на то, что пара знала, что она делала, совершая оба ритуала, но при этом не видит их вместе в будущем.

Совершение определённых ритуалов безопасно, когда человек знает, что он делает. Об использовании катафалка на свадьбе, вне всякого сомнения, можно говорить как о ритуале: любое действие, проведённое с умыслом и с использованием атрибутики, можно считать ритуалом. Катафалк относится к строго определённому ритуалу — к похоронам. Кто-то играет со смертью, кто-то играет с жизнью. У всех свои игры. В какой-то степени это игра, и это риск. И если человек это делает осознанно, то для человека это безопасно. А если осознания нет, то неизвестно, как это может обернуться.

В принципе, большой беды для молодожёнов в использовании катафалка я не вижу. Но я и не вижу их как пару. Ксения играет в очередную игру. Скорее всего, у них есть чувства, страсть и всё остальное. Но это просто очередной опыт Ксении Собчак — она любит эксперименты. Для супруга — это тоже своего рода представление, возможность проявить режиссёрские способности. Вот так эпически выступить на своём бракосочетании, в такой форме — это шок-контент для публики.

Сергей Фенько

маг, медиум, экстрасенс, таролог

Славянская ведьма Елена Белова в свою очередь не одобряет использования катафалка, говоря о том, что его можно было бы заменить и менее «опасными» с точки зрения эзотерики предметами, но при этом она пока (пока — ключевое слово) не видит угрозы новорождённой ячейке общества. Если только они не захотят продолжить свои игры со смертью.

На месте Ксении Анатольевны я бы не стала играть со смертью. Можно играть с удачей, можно играть с чем-то ещё, но не со смертью. Я не хочу сказать, что на следующий день эта замечательная пара разойдётся или кто-то из них заболеет. Но определённые негативные потоки пара в свою жизнь всё же привнесла. Не стоило использовать именно катафалк. Можно было бы применить любую готическую символику, которая соответствовала бы этой свадьбе и намекала на то, что действие происходит именно в пятницу, 13-го. Например, чёрная скатерть и красные салфетки или чёрная посуда и красные скатерти. Но именно катафалк вызывает напряжение и желание предостеречь эту милую пару от дальнейших ошибок, которые они могут совершить, играя с такими вещами. Я бы на их месте переосмыслила то, что они делают. Люди, которые так относятся к настолько серьёзным вещам, могут захотеть сыграть в ещё какую-то игру со смертью. А этого делать нельзя.

Евгения Белова

славянская ведьма

Впрочем, не все экстрасенсы видят в использовании катафалка нечто недоброе. Колдун Дмитрий Волхов «против» соратников по цеху.

Нормальная история. Использовали катафалк как символ разрушения старого. Похоронили прежние ошибки. В их ситуации — это символ перерождения, начала новой жизни.

Дмитрий Волхов

колдун, медиум, экстрасенс, славянский маг-язычник, последователь культа Велеса, победитель «13-й Битвы экстрасенсов»

Сергей Лантюхов/News.ru

Научный подход

Всё смешалось в современном обществе: свадьбы стали походить на похороны, похороны — на свадьбы, при этом и те, и другие изрядно трансформировались. Впрочем, и раньше между ними было немало общего, считает специалист по фольклору, профессор, доктор филологических наук Сергей Неклюдов.

Между свадьбой и похоронами вообще много соответствий. Оба эти обряда относятся к обрядам перехода — когда человек полностью меняет свой жизненный цикл, свой статус. Поэтому довольно много перекличек между свадебной обрядностью и похоронной. В традиционных обрядах невеста на свадьбе плачет, потому что её уход из дома в семью мужа — своего рода смерть. Метафорически, конечно. Не припомню, чтобы в каком-то свадебном обряде в фольклористике использовался гроб или катафалк. Думаю, что такого в фольклоре нет. Но в современной городской культуре вся фольклорная символика свадеб уже не присутствует. Совсем иначе выглядят свадьбы и совсем иначе выглядят похороны. Здесь, в случае со свадьбой Ксении Собчак, произошла подмена одной символики на противоположную. В этом я вижу игровое начало, некую карнавальность. Более всего похоже именно на карнавальность.

Сергей Неклюдов

доктор филологических наук, профессор, научный руководитель Центра типологии и семиотики фольклора Российского государственного гуманитарного университета

Психологи, однако, хорошо знают, что пережить при жизни собственные похороны, отрепетировать их — серьёзный терапевтический приём, распространённый в западной культуре и чрезвычайно эффективный при разного рода невротических отклонениях.

На мой взгляд как психолога, в появлении катафалка на свадьбе, помимо эпатажа, есть глубокий экзистенциальный момент. В северной Европе, США, Японии очень популярна такая вещь, как морто-тренинги. Они очень подходят для людей с глубоким экзистенциальным кризисом, но при этом хорошей, крепкой нервной системой. Это полная инсценировка собственных похорон. Человек лежит в гробу, все вокруг зачитывают тексты, которые написаны им самим в полном соответствии с его представлением о том, что каждый из близких мог бы сказать на настоящих похоронах. Я относилась к этому довольно скептически, пока не прочла несколько статей, где описаны итоги таких морто-тренингов: это очень хорошо работает и помогает людям найти смысл в жизни. После такого эмоционального опыта практически нет попыток суицида, даже если они были ранее, нет никакого кризиса, дела идут на лад.

Кристина Иваненко

кандидат психологических наук, бизнес-тренер

Кристина Иваненко склонна расценивать всё устроенное молодожёнами действо как нереально тонкий троллинг. Тема использования катафалка на свадьбе могла бы выглядеть немного суицидально, если бы над всем этим не распростёрся режиссёрский гений Константина Богомолова.

Понятно, что когда свои судьбы решили объединить два самых главных, самых тонких, самых изощрённых тролля страны, то по-другому вообще и быть не могло. Молодожёны — высокоорганизованные тролли, тонкие, умные, глубокие. И обойтись без катафалка и возложения цветов бронзовому Владимиру было никак нельзя. Константин Богомолов — абсолютный гений в режиссуре. Один из главных его приёмов — гротеск. Он практикует эпатаж, сочетая свою тонкость и глубину с провокацией. Он троллит и Москву, и режим, и какие-то устоявшиеся штампы, и состоявшийся перформанс очень вписывается в его видение искусства, в его восприятие мира, — считает Иваненко.

Психолог добавляет, что такой гротеск не мог не шокировать обычного человека, но при этом считает, что таких людей на свадьбе Ксении и Константина наверняка не было, и выражает надежду на то, что все гости смогли пережить «этот экзистенциальный опыт без ущерба психике».

Самое интересное - в нашем канале Яндекс.Дзен