Уголовное дело о масштабных хищениях в отношении владельцев ПАО «Тольяттиазот», которое слушается в Комсомольском районном суде города Тольятти, подходит к развязке. В ближайшее время обвиняемым, которым вменялся ущерб в размере 85 млрд рублей, будет вынесен приговор. По версии следствия, Владимир Махлай и его сын Сергей организовали схему по сбыту продукта по заниженной цене своим партнёрам из Швейцарии. Предприятие, которое им принадлежит, — один из крупнейших в мире производителей аммиака, потому к процессу было приковано внимание прессы. О том, как проходил суд, News.ru рассказал представитель потерпевшего юрлица — АО «ОХК „Уралхим“» Александр Низов. Прокомментировал он и новое уголовное дело, заведённое на топ-менеджмент тольяттинского завода.


— Александр Владимирович, с чем связано столь долгое рассмотрение дела, растянувшееся на полтора года?

— Сейчас уже завершились прения сторон, 2 июля ожидается вынесение приговора. В деле насчитывается более 500 томов, в обвинительное заключение были включены 222 свидетеля. Гособвинение ограничилось допросом около сотни из них. При этом значительное их число продолжали работать на «Тольяттиазоте», а значит — находились под серьёзным прессом со стороны руководства своего предприятия. Последнее в ходе предварительного следствия и на стадии судебного разбирательства предпринимало значительные усилия, чтобы воспрепятствовать установлению истины. То, что защита избрала тактику максимально возможного затягивания процесса, стало понятно ещё раньше, на стадии оглашения письменных доказательств. Когда прокуроры их зачитывали, они подверглись шквалу претензий со стороны защиты обвиняемых по поводу, как те утверждали, слишком быстрого оглашения материалов. Время выступления гособвинителей замерялось чуть ли не секундомерами. Адвокаты подсудимых по нескольку раз зачитывали уже не раз оглашённые в процессе материалы дела. У меня складывалось впечатление, что они ведут в суд любых свидетелей, в том числе случайных людей, лишь бы затянуть время. Только специалистов в разных научных областях было с их стороны допрошено как минимум 10 человек.

— В то же время адвокаты обвиняемых говорят о многочисленных нарушениях прав их доверителей.

— Не забывайте, что это часто практикуемый способ защиты клиента. Таким образом они пытаются сместить внимание суда не на обстоятельства преступления и доказательства, а на свои «обиды». Могу сказать, что в ходе процесса в удовлетворении ходатайств суд периодически отказывал и нашей стороне, и прокурорам. Мы к этому относимся спокойно. В то же время по ходатайству защитников к делу было приобщено несколько десятков томов. Суд допросил всех свидетелей, чью явку в суд защитники обеспечили. Уже в самом конце адвокат подсудимых заявил вызов в суд десятка свидетелей из числа иностранных граждан, жителей разных государств. Что они могут ценного сообщить суду, было непонятно. В результате они предложили судье вызывать их на допрос, направив письма на электронную почту! Естественно, это не сочли возможным.

Тольяттинcкий азотный заводТольяттинcкий азотный заводЮрий Стрелец/РИА Новости

— Неоднократно заявлялось, что судебный процесс ударил по деятельности самого «Тольяттиазота». Что имеется в виду?

— Мне трудно представить, как это могло повлиять. Ущерб предприятию наносило само руководство — заключив двадцатилетний контракт на эксклюзивные поставки одному контрагенту по заниженной цене. А также вывод средств из оборота вместо финансирования материальной базы производства. «Тольяттиазот» теперь вынужден арендовать производственные мощности на стороне. До этого состояния завод довёл не суд, а действия его собственников и управленцев. Наоборот, в суде «Тольяттиазот» выступает в роли потерпевшего, и это говорит о многом.

— Защита говорила также, что обвинительное заключение было подготовлено якобы юристами АО «ОХК „Уралхим“», и об этом якобы свидетельствует некий электронный файл.

— В начале процесса некоторые защитники требовали вернуть уголовное дело прокурору, говоря, что текст обвинительного заключения был изготовлен в «Уралхиме». Они ссылались на «свойства» некоего файла, имеющегося в их распоряжении. Защитники говорили об этом журналистам как об установленном факте. Но дело в том, что никто, кроме самих защитников, этот файл так и не увидел, а сами они ни в каком виде суду его не представили. Это голословное заявление, дальше эта история никуда не двинулась.

— Уголовное дело против владельцев «Тольяттиазота» было возбуждено по заявлению компании «Уралхим». Из-за этого обвиняемые говорят, что их уголовное преследование не что иное, как попытка рейдерского захвата активов. «Уралхиму» есть что на это ответить?

— Лишь небольшая часть материальных претензий, адресованных в ходе уголовного разбирательства подсудимым, относятся к «Уралхиму». Более чем в десять раз больше претензии самого юрлица «Тольяттиазот», а «Уралхим» имеет в нём очень маленькую долю. А мы лишь пытаемся возместить материальный ущерб, причинённый нашей компании в связи с совершением преступления. Мы просто не позволяем себя грабить.

Тольяттиазот/vk.com

— Недавно председатель правления АО «Тольяттихимбанк», который связан с «Тольяттиазотом», Александр Попов был арестован уже в рамках нового уголовного дела, возбуждённого по 210 статье УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нём»). И снова говорится о беспочвенности обвинения. Как вы можете прокомментировать это дело?

— Ну а что правоохранители подбросили Александру Попову? Деньги в долларах? Я не в курсе деталей этого дела. Будем следить, возможно, услышим о задержании новых фигурантов в рамках следствия.

Как писал News.ru, главное управление по расследованию особо важных дел Следственного комитета РФ занимается делом в отношении руководства «Тольяттиазота», возбуждённым по признакам преступлений, квалифицирующихся как организация преступного сообщества. Согласно заявлению СК, следователями были выявлены тяжкие и особо тяжкие преступления, к которым причастны фигуранты уголовного дела о хищениях на предприятии, а также сотрудники дочерних компаний и Тольяттихимбанка, связанного с владельцами «Тольяттиазота».

Дело возбуждено по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210, ч. 4 ст. 159, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. Преступления инкриминируются, в частности, руководителю предприятия Владимиру Махлаю, его сыну Сергею, помощнику Александру Макарову, а также ряду других руководителей компании и аффилированных с нею фирм: Александру Коренченко, Александру Попову, Евгению Королёву, Ольге Камашевой, Ксении Балашовой, Алексею Виноградову, Андрею Мизгиреву, Людмиле Милосердовой, Эндрю Циви и другим. В Следственном комитете считают, что эти люди в начале нулевых вошли в состав созданного в 1997 году тольяттинского преступного сообщества. Целью сообщества, по версии следствия, стало систематическое завладение путём мошенничества чужим имуществом и уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере.

Следствием уже предъявлено обвинение Александру Попову — председателю правления АКБ «Тольяттихимбанк». Ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

 

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен