Есть распространённая точка зрения, что российская политика — вещь категорически неинтересная, вторичная и бесконечно далёкая от народа. Можно с каким угодно скепсисом относиться к Государственной думе и её депутатам, но это действительно представительный орган власти, в котором наше общество находит своё отражение.


Есть там и «мажоры», и люди, проделавшие большой трудовой путь в регионах, военные, спортсмены, артисты. Есть люди весьма либеральных взглядов, а есть махровые консерваторы, которые могли бы вполне органично вписаться в какое-нибудь поселение амишей в Огайо. Есть православные коммунисты, а ещё есть Владимир Жириновский, руководящий партией, которая почему-то всё ещё называется либерально-демократической, хотя ни либерального, ни демократического в её инициативах давно уже ничего нет.

Вот и сейчас Владимир Вольфович выступил с идеей весьма специфической: ради сохранения покоя москвичей и размеренного течения их быта упразднить пост мэра города и ликвидировать Мосгордуму. Тогда будет меньше выборов, а следовательно — меньше всякой нездоровой суеты и поводов для акций протеста. Так и объясняет: «Волнения в столице недопустимы, Москва должна стоять над всей страной, быть самым спокойным городом».

Сергей Булкин/News.ru

Видит лидер либерал-демократов это следующим образом: Москву предлагает объединить с областью, а вместо выборных органов власти «создать Федеральный центр, которым будет руководить министр по делам Федерального центра». Хорошо хоть не генерал-губернатор.

Никто, на самом деле, не сомневается в политических навыках и интеллекте Жириновского, но он выполняет весьма специфическую роль в публичном поле: он является воплощённым мортидо русского общества. Тем самым человеком, который периодически обещает, что «обязательно бахнем! И не раз! Весь мир в труху!.. Но потом». Никакое общество не является идеальным, ни одно политическое устройство не устраивает абсолютно всех, и для тех, кто остался «за бортом», кому текущая система как кость в горле, они регулярно то намёками, а то и без лишнего стеснения обещают возможность полной деконструкции этой системы. Уставшим от демократических институтов он предлагает их отменить. Соскучившимся по величию Родины он рисует картины русских солдат, омывающих сапоги в Индийском океане. Для страдающих под «пятой диктатуры» он предлагает весьма оппозиционные лозунги. При этом идеологической платформы у партии, по сути, нет. И это похоже на современные кассовые боевики, в которых для максимального снижения возрастного допуска зрителей все углы максимально сглажены (присмотритесь: в нынешних фильмах могут стрелять два часа без перерыва, но так и не покажут ни капли крови, ни одного кадра, где умирает человек), все актуальные тенденции в борьбе за гендерное и расовое равенство учтены. Кино, удобное для всех. Вот на что-то такое похожа партия Жириновского.

Такая гибкая позиция также позволяет без всякого смущения включать в партийные списки любое заинтересованное в этом лицо, для этого, как пишут, достаточно лишь хорошо заплатить. И если рассматривать ЛДПР как бизнес-проект, то её руководитель всё ещё прекрасно справляется с задачей поддержания узнаваемости бренда. Даже если для этого нужно предложить отменить выборы, сбивать иностранные самолёты или объяснять лесные пожары лазерным оружием Запада.