По планам немецкого командования в 1942 году вермахту и союзникам рейха следовало взять Кавказ. Удар по Сталинграду — важному промышленному и транспортному центру СССР — считался вспомогательным. Однако всё изменится летом 1942 года. Ожесточенное сопротивление советских войск на Кавказском и Сталинградском направлениях сначала приостановит наступление фашистов. А позже им придется перебрасывать всё больше и больше соединений для стабилизации фронта под Волгой. О Кавказе можно было забыть — Сталинград начал поглощать всё больше ресурсов. Окружение осаждающих город немецких войск стало началом коренного перелома в войне.

Поражения без перерыва

Приволжские степи летом 1942 года не могли задержать наступление вермахта на южном фланге Восточного фронта. Со стороны казалось, что результаты весеннего совещания нацистской ставки, по которому к концу года должны быть захвачены нефтяные районы СССР, будут непременно реализованы. Но если на Кавказе наступающий каток вермахта потенциально ещё как-то могли сдержать горы, то на более широком южном направлении он пер к Сталинграду практически без помех.

Между маем и июлем 1942 года вермахт и его союзники прошли более 700 километров. Один за другим пали такие города, как Ростов-на-Дону, Краснодар, Элиста, Ставрополь. Население районов, которые оказывались на пути наступления нацистов, срочно эвакуировалось за Волгу.

Сталинградский котёл: первый настоящий блицкриг Красной армииФото: Scherl/Global Look Press

Результаты боёв за излучину Дона для Красной армии сложились в целом неудачно. И не мудрено: против 400 тысяч 6-й армии, во главе которой стоял Паулюс, и частей 4-й танковой армии Германа Гота Москва смогла выставить примерно 300 тысяч человек. Это были остатки разгромленного Юго-Западного фронта, полевое управление которого скоро будет переименовано в Сталинградское.

По артиллерии ситуация была ещё хуже, так как советская сторона уступала в 1,5 раза — 2200 орудий против более 3 тысяч. К тому же наступающие фашисты имели преимущество не только в количестве, но и в качестве орудий. У них просто было больше стволов большого калибра, что облегчало обработку советских позиций. С танками тоже не задалось — 250 единиц у вермахта и союзников и 230 у советских войск.

Плюсом занимаемых Красной армии позиций было то, что она всегда могла опереться на ту или иную реку, которых рядом с городом было довольно много. С другой стороны, с 1941 года по распоряжению военных властей жители Сталинграда копали полосы обороны вокруг города. Их, конечно же, нельзя было назвать панацеей от наступающих танковых подразделений вермахта. Тем более что с фортификационной точки зрения они были весьма несовершенны. Однако в условиях непрекращающихся оборонительных сражений это было хоть какое-то подспорье.

Основным минусом стала сама ситуация, в которой приходилось давать бои. Численное преимущество нацистов, разгром и отступление по степи, господство авиации противника в воздухе и постоянные удары по расположению советских войск — в штабе Паулюса считали, что гнать Советы будут до Волги и дальше.

По замыслу будущего «осадного» фельдмаршала на зиму его 6-я армия должны была расположиться в Сталинграде. А весной 1943 года с новыми силами опять начать громить Красную армию.

Пройти по лезвию

Осенью 1942 года вермахт сумел сломить сопротивление РККА к северу от Сталинграда и пробить коридор до Волги. Его прозвали «Сталинградским пальцем». Конечно же, по нему немедленно стали бить советские войска, чтобы ликвидировать столь вытянутый плацдарм противника.

Да и в целом бои к северу от города стали всё чаще носить ожесточенный характер. На ряде направлений РККА удалось даже одержать убедительные локальные успехи, которые потом окажут большое влияние на контрнаступление под Сталинградом. Так, осенью 1942 года на севере был захвачен и удержан плацдарм у Серафимовичей и Клетской. Ситуация здесь облегчалась тем, что против Красной армии в массе своей действовали румынские войска. Вот с ними у советских подразделений было мало проблем.

Румыния была отсталой аграрной страной. Её армия в плане технического оснащения не просто сильно уступала вермахту — она уступала итальянскому экспедиционному корпусу. Последний также участвовал в наступлении на Сталинград. Немецкое командование периодически передавало румынам какие-то остатки с барского плеча — то танков подкинут, то противотанковой артиллерии. Но всё это не делало из их подразделений полноценную замену немецких дивизий.

Немецкие солдаты в битве за Сталинград, 1941 годФото: dpa/Global Look PressНемецкие солдаты в битве за Сталинград, 1941 год

Основным танком в румынской армии оставался R2. Это был аналог чешского танка LT-35. Таковых в румынских подразделениях было 109 штук. Они были слабее советских танков Т-70, не говоря уже о Т-34. Последние немцы в количестве нескольких штук передали своим союзникам. Частично для освоения, частично для опытов. После стрельбы по Т-34 румыны как-то сильно пали духом. Было понятно, что выжить в прямом боестолкновении с танковыми частями РККА будет ну очень сложно.

Паулюс ситуацию с парочкой советских плацдармов, которые могли стать одной из основ танкового контрудара, просто проморгал. Было не до того — решался вопрос, как покончить с сопротивлением Сталинграда. К сожалению для него, сопротивление советских войск только нарастало. Между 15 июля и началом сентября вермахт и союзники прошли хорошо если 120 километров, да ещё потерпели несколько небольших поражений. Совсем не те темпы, которые Паулюс показывал в начале лета.

В головах подчинённых Паулюса начали роиться нехорошие мысли. Например, а может — ну его, этот Сталинград. Давайте, херр генерал, отойдем на заранее подготовленные позиции, протянем резервы, и вот тогда — да, раскатаем эти Советы. Командующий 14-м корпусом Густав фон Виттерсгейм, который к северу от Сталинграда прорвался к Волге, предлагал немедленно отойти. Слишком уж активные контрудары ведет советская сторона. Танков, орудий и людей уже просто не хватает.

Но Паулюс считал, что ситуацию надо дожимать. Дожимать даже в том случае, если придется полностью стереть Сталинград с земли. Что, учитывая массовую деревянную застройку в черте города, было не так уж и сложно.

Виттерсгейм не соглашался стоять насмерть под советскими ударами, так что был скоро заменён на командующего дивизией Хубе. Строптивого главу 14-го корпуса отправили в фатерлянд. Тем самым он своим примером доказал, что иметь своё мнение может и неудобно, зато частенько душеполезно. Например, можно избегнуть всех прелестей голодного окружения и туляремии, которые выкашивали нацистов под Сталинградом.

Советские солдаты в Сталинграде, 1942 годФото: Scherl/Global Look PressСоветские солдаты в Сталинграде, 1942 год

Ликвидировав среди своих подчинённых оппозицию, Паулюс начал претворять свой «хитрый план» — встать в городе на зимние квартиры. План, как и любой хитрый план, скоро развалился на части. Из-за упорного сопротивления 62-й армии, во главе которой встал будущий маршал, а тогда генерал Василий Чуйков, и перебрасывания через Волгу советских подразделений Паулюс вынужден был задействовать в городских боях танковые подразделения. И они таяли, их постепенно выводили на пополнение в Германию, а бои все продолжались.

От Сталинграда к тому времени уже ничего не осталось, кроме немногих капитальных строений. Было не понятно, где там собирается встать Паулюс даже в случае успеха.

Операция Уран

Вопреки мифам, что «Уран» разрабатывался чуть ли не с лета или даже весны 1942 года, по-настоящему командование о нанесении контрудара под Сталинградом стало задумываться осенью того года. Окончательно планировать стали с 13 сентября 1942 года. Все к этому вело. Противник растрачивал танковые подразделения в городских боях. Советские войска захватили несколько плацдармов к северу от города. На флангах наступающих подразделений вермахта стояли румынские войска. Можно было попробовать окружить прорвавшуюся к Волге группировку.

Опять же, помогла разведка. Не понятно почему, но в советской ставке считали, что в случае контрнаступления получится окружить 80–90 тысяч человек. О том, что под Сталинградом действует гораздо большая группировка, руководство РККА и Генштаб не очень-то догадывались. Пожалуй, и к лучшему, неизвестно, решилось бы оно на такую операцию, если бы знало, что в окружение попадут 300 тысяч человек.

С другой стороны, такая недооценка противника не могла не привести к весьма интересным проектам планов. Командующий Сталинградским фронтом генерал Андрей Ерёменко предлагал дерзкую десантную операцию. Устроить рейд спецподразделений на Калач, один из основных транспортных центров снабжения вермахта, навести там тотального шороха и всё там взорвать. А потом ещё пару рейдов, расстроить тылы, и вот уже потом пойдут в дело войска. В целом план был примерно на том же уровне выполнения, как и предлагавшийся Сталиным летом 1942 года пуск под Сталинградом бронепоездов, скрытых дымами, чтобы отбиваться от наседающих немцев.

Сталинградский котёл: первый настоящий блицкриг Красной армииФото: Советские войска в битве за Сталинград

Вместо этого было решено ударами с севера и с юга окружить немецкую группировку под Сталинградом. На самом деле, план шел ещё дальше. Во-первых, планировалось полностью разгромить румынские войска и тем самым заставить выйти эту страну из войны.

Во-вторых, не просто окружить немецкие войска под Сталинградом, но устроить такой их разгром, что привело бы к кардинальным переменам на фронте и перехвату СССР стратегической инициативы в войне.

План был составлен Александром Василевским и Георгием Жуковым. С севера армиями Юго-Западного фронта наносятся удары с плацдармов из районов Серафимовича и Клетской. Сталинградский фронт наносил удар с юга из района Серпинских озёр на глубину 100 км. Наступающие советские армии должны были встретиться как раз у города Калача.

На более слабых участках, занимаемых противником, советским войскам удалось создать двух — пятикратное превосходство в силах. Всего в наступлении участвовали более 1,1 млн человек со стороны РККА против более 800 тысяч у противника. Для участия в операции советская ставка подключили 5-ю танковую армию, 17 танковых бригад, 3 отдельных танковых корпусов и 2 кавалерийских корпуса — всего около 900 танков. У противника их было в 1,5-2 раза меньше.

Даже погода сумела сыграть в пользу Москвы. Туман и метель скрыли подготовку к массированному контрнаступлению, хотя немцы чувствовали какое-то затишье перед бурей. В полосе обороны 4-го румынского корпуса под Клетским немецкая разведка вскрыла приготовления РККА, но не сумела вовремя предупредить своё начальство.

Советский солдат снимает флаг со свастикойФото: Scherl/Global Look PressСоветский солдат снимает флаг со свастикой

В 7 часов 20 минут 19 ноября 1942 года артиллерия Донского фронта и Юго-Западного фронта обрушилась на занимаемые румынами позиции. 80 минут огненного вала, а после войска 21-й и 5-й танковой армии прорывают позиции противника и начинается погром. Фронт разваливается, контрнаступление немцев отбивается 1-м и 26-м танковыми корпусами РККА. Советские войска уже к 23–24 ноября практически выходят к Калачу.

С юга 20 ноября наступают войска Сталинградского фронта. Удар опять же наносился по румынским соединениям — 4-й армии. И она также его не выдержала. К концу 20 ноября фронт на этой стороне прекратил существование. Румынские войска побежали. Причем советское командование в силу разных причин не смогло сразу же ввести в прорыв значимые силы танковых и моторизованных подразделений. Но даже в этом случае уже 22 ноября 51-я и 57-я советские армии сделали своё дело — румынская армия была разгромлена, Красная армия неслась на всех парах к Калачу.

23 ноября 1942 года войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов встретились в Калаче, сомкнув кольцо окружения вокруг Сталинграда. Все было разыграно как по нотам, получился классический блицкриг. Войска Паулюса попали в окружение, из которого им уже не удастся выйти. Из трёх заявленных целей советского командования не удалось решить только одну — Румыния не вышла из войны. А вот перелом и перехват стратегической инициативы получились полностью. С этого момента Третий рейх и его союзники будут только отступать.