Большевистский Госплан не был идеологической конструкцией. Впервые о планировании экономики страны заговорили уже в 1915–1916 годах. Временное правительство пыталось заниматься планированием продовольственного снабжения городов. Но только после Октябрьской революции, столкнувшись с необходимостью восстанавливать уничтоженное хозяйство страны, коммунистическое руководство создало отдельный орган для координации и выстраивания стратегии экономического развития нового государства.

Порождение войны

Появление при советском правительстве в 1921 году Государственной общеплановой комиссии (Госплана), которая занималась бы регулированием экономики и имела бы распределительные функции, было предопределено. Говоря проще, всё к этому вело, да и время было выбрано подходящее.

Первая мировая война заставила полностью перестроить абсолютно всю экономику вовлечённых государств. В конфликт были полностью вовлечены и сами общества воюющих стран — с помощью пропаганды, массовой мобилизации и, что очень важно, огосударствления национальных экономик.

На большевиков огромное впечатление произвела система военного планирования в Германской и Австро-Венгерской империях. Многие из них уже в 1918 году кивали на немецкий «военный коммунизм», считая, что нечто подобное необходимо внедрить и в России. Причём, действуя из соображений военной необходимости в первую очередь — 1918–1919 годы были временем страшного напряжения для советской власти. Ей буквально грозило уничтожение, что потребовало мобилизации и перевода на военные рельсы экономики и общества.

Артиллерийская мастерская, завод Круппа, 1918 годФото: Global Look PressАртиллерийская мастерская, завод Круппа, 1918 год

Ещё одним фактором, который способствовал внедрению идеи госуправления экономикой и планирования, были теории «общественного блага», широко распространённые среди интеллигенции. Уже в XIX веке российское общество требовало национализации лесов и рек, а также отмены привилегий частных земельных собственников. Их предлагалось ограничить рамками тех задач, которые выгодны для развития государства.

Национализации также подлежали недра, а государственному регулированию и передаче в общественную собственность — железные дороги и объекты энергетики. Определяющим тут было требование отмены прав частной собственности на патенты и культурные объекты. Например, частные собрания живописи должны были передаваться в государственные музеи и быть доступны всем. Из-за такого отношения даже возник скандал вокруг издания посмертного собрания сочинений Льва Толстого, так как его вдова, как наследница его прав, требовала авторских отчислений.

Агитационный плакат 1922 годаФото: Сергей Фадеичев/ТАССАгитационный плакат 1922 года

Продовольственный вопрос

В годы Первой мировой войны первыми плановыми организациями в России стали Военно-промышленные комитеты и многочисленные земские общества помощи фронту. Однако их особенностью были тотальные коррупция и воровство. На кровопролитии наживались поставщики снарядов и оружия, завышая отпускные цена в три–пять и даже 10 раз.

Ну и пусть наживают, лишь бы не воровали, — заявил император Николай II на жалобы главы Главного артиллерийского управления генерала Маниковского.

Февральская революция, спусковым крючком к которой послужило плохое продовольственное снабжение Петрограда, на полную запустила процесс планирования в российской экономике. В апреле 1917 года меньшевик Владимир Громан возглавит Петроградский Центральный продовольственный комитет (ПЦПК). Ещё в 1916 году, участвуя в кадетском Союзе Союзов, который занимался организацией российской промышленности военного времени, он рассчитывал меры для введения твёрдых цен на хлеб.

Владимир ГроманФото: Public domain/Wikimedia CommonsВладимир Громан

На новом посту Громан быстро стал «продовольственным диктатором» города. Он вводил хлебную монополию, боролся со спекуляцией, требовал твёрдых цен и продвигал идею взаимосвязи всех сторон народного хозяйства. Временное правительство к этому времени уже пыталось тесно увязать вопрос снабжения городов, функционирования экономики, планирования транспортных перевозок и разработки общегосударственного планирования. В Министерстве продовольствия изучался опыт государственного планирования и продовольственного снабжения в Германии и Австро-Венгрии во время Первой мировой.

После Октябрьской революции практически все плановики-социалисты и даже кадеты постепенно перейдут на работу в советские органы. Тот же Громан будет одним из виднейших советских деятелей в этой сфере, занимаясь вопросами индикативного планирования в Госплане, экономическим районированием и реформой Центрального статистического управления (ЦСУ). К сожалению, в 1931 году его репрессируют по делу меньшевистского подполья, и один из лучших советских экономистов умрёт в заключении в 1940 году.

План и электрификация

Окончание в 1920 году основных боёв Гражданской войны заставило большевистское руководство «с колёс» решать множество вопросов — демобилизация армии и бешеный рост безработицы, ослабление налогового пресса и реквизицией по отношению к крестьянству, восстановление экономики страны, ликвидация угрозы голода в городах. Требовался прорывной план, который смог бы закрыть все стоящие перед новой властью проблемы.

Таким планом стал ГОЭЛРО — проект электрификации Советской России, который приняли 22 декабря 1920 года. В ближайшие 10 лет советские власти намечали полностью восстановить тяжёлую промышленность и энергетику, опираясь на разработку местных ресурсов — нефти, угля, воды и ветра. Так как энергетика относится к объектам капитального строительства, полное восстановление её довоенных показателей требовало быстрого увеличения производства металлов и строительных материалов, что тащило за собой металлургию и тяжелую промышленность.

В. И. Ленин у карты Госплана электрификации России, 1921 годФото: Russian Look/Global Look PressВ. И. Ленин у карты Госплана электрификации России, 1921 год

Необходимость переоборудования, модернизации и сооружения новых заводов и электростанций требовало увеличение выпуска кабельной продукции, машин и оборудования. Для всего этого понадобилось бы выпускать много новых инженеров и рабочих, что повлекло бы за собой подъём высшего и среднего специального образования. Без работы не остались бы и научные институты, без которых ни новых месторождений не найти, ни новые образцы техники не спроектировать. А это в свою очередь стимулировало развитие городов и, с учётом НЭПа, должно было не просто реанимировать убитое войной сельское хозяйство, но и привнести туда такие образцы прогресса как радио, электроосвещение и телефонную связь.

Словом, намечались масштабные изменения всей капитальной инфраструктуры страны. И тут советские власти быстро столкнулись с недостаточностью возможностей Госкомиссии по электрификации для целенаправленного планирования изменений. Нужен был особый орган, который бы занимался постоянным планированием конкретных мер в рамках принятой программы ГОЭЛРО.

Московская область. Кашира. 1920 г. Земляные работы на строительстве Каширской государственной районной электростанцииФото: Репродукция ТАССМосковская область. Кашира. 1920 г. Земляные работы на строительстве Каширской государственной районной электростанции

Спустя два месяца, 22 февраля 1921 года, была образована Государственная общеплановая комиссия при Совете труда и обороны РСФСР, в 1923 году преобразованная в Госплан СССР. Задачей этой структуры изначально стала разработка общегосударственного хозяйственного плана на основе ГОЭЛРО.

Но этим Госплан не ограничился. С самого начала он привлекался к административным задачам. С учётом его консультаций в 1920-х началась областная реформа РСФСР. Именно Госплан намечал контуры будущих «субъектов федерации», основываясь на их экономическом развитии и «экономическом тяготении» тех или иных административных образований. Дело доходило до того, что именно с учётом пожеланий Госплана Административная комиссия ВЦИК решала какой город станет будущим областным центром. Требований было не очень много — это должен быть растущий в будущем промышленный населённый пункт с высокой долей рабочих — социальной базой большевиков.

В будущем практически не было той советской программы, от индустриализации, создания атомной промышленности до покорения космоса, автоматизации и роботизации, которую бы не поручали реализовать Госплану. Свою жизнь, полную по большей части достижений, эта организация закончила в 1992 году. В новой капиталистической России за экономическое развитие будут отвечать «шоковые терапевты» и свидетели «невидимой руки рынка».