Воистину, информационный бумеранг возвращается. Помните, как после наших несанкционированных выступлений в прошлом августе, когда ряд активистов попали под судебный пресс за, казалось бы, незначительные проступки типа бросания в стражей порядка бумажного стаканчика? Кто-то, как мы помним, получил срок, кто-то в рамках очередной оттепели отделался начальственным порицанием, а кто-то стал как бы символом интеллигентного сопротивления и даже получил вместо года-двух условно собственную программу на либеральной радиоволне.


Но суть реакции части общества на уличные протесты президент выразил простым вопросом: «Вы что, хотите, чтобы у нас было как во Франции?» Имелись в виду затяжные протесты так называемых жёлтых жилетов, которые начали с движения против повышения акциза на топливо, а продолжили парализующими всю городскую активность выступлениями с поддержкой анархистов, всегда готовых и витрину разбить, и автомобиль поджечь. Тогда слова Владимира Путина, который полагал, что молодец, начавший с метания стаканчика, может со временем примкнуть к террористам, на либеральном фланге трактовали исключительно как проявление нервозности власти. Мол, ну кто же в реальности не хотел, чтобы у нас было бы как во Франции. Особенно при перерасчёте ВВП на душу населения. А власть просто всех запугивает да гайки закручивает.

Ну вот, расовые протесты покачнули уже устои штатовской представительной демократии. Наш телевизионный экран заполнили картинки выступлений разгорячённых толп, заявляющих, что «жизнь чёрных имеет значение». И под такую сурдинку не только разграбили сотни магазинов, снесли десятки памятников историческим деятелям, признанным рабовладельцами и расистами, но и потребовали отказа государства от аппарата поддержания правопорядка — полиции. Под горячую руку протестантов по эту сторону Атлантики, в Лондоне, попал даже монумент самому популярному англичанину ХХ века Уинстону Черчиллю.

По новой традиции именно Россию поспешно обвинили во влиянии на рост бунтарских настроений с использованием, как в ходе избрания Дональда Трампа, разного рода интернет-аккаунтов. Однако, что парадоксально, создаётся впечатление, что именно такие картинки с американских улиц активно повлияли уже на наш протекавший в течение недели плебисцит по конституционным поправкам.

Сцены из серии «анархия — мать нового порядка» явно потрясли нашего обывателя как раз в момент, когда он раздумывал над тем, идти ли ему на избирательный участок. А если идти, то сказать поправкам «да» или «нет». Удивительные картинки подчинения воли явного большинства корыстным интересам пассионарного меньшинства, сцены покаяния, массового стояния на коленях явно вызвали у наших сограждан неприятные ассоциации. Кто-то вспомнил о навязчивых попытках определённых идеологических кругов заставить нас, россиян, перманентно каяться за некие грехи предков в седьмом колене. Для кого-то сброс заокеанских монументов, установленных в честь ещё недавно национальных символов, живо напомнил «памятникопад» на соседней Украине, имевший явную антироссийскую окраску. Кто-то вспомнил о проблеме мигрантов. Словом, каждый видел и трактовал сцены на улицах американских городов по-своему. Но коллективная реакция явно была столь негативной и тревожной, что на вопрос «Хотели бы вы, чтобы у нас было как в Америке?» ответ нетрудно было бы предугадать заранее.

Но самое примечательное, что сцены американского бунта, бессмысленного и беспощадного, явно сыграли в пользу сторонников одобрения пакета конституционных поправок, которые, может быть, впервые поняли на чужом примере, что значит раскачивать лодку. Словом, иногда и нас вразумляет иностранный опыт, сын ошибок трудных.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен