Казалось бы, времена Уинстона Черчилля, который сравнивал кремлёвскую внутреннюю политику со схваткой бульдогов под ковром, давно прошли, наше общество достаточно открытое. Однако до сих пор очень многие скандалы, несмотря на порождаемую ими шумиху, остаются лишь вершиной информационного айсберга. И многие нюансы очередной привлёкшей внимание общества коллизии остаются, так сказать, за кадром. Или, если хотите, под тем самым ковром.


Ограниченный показ, да ещё в неурочное время, без права повторения в прайм-тайм серии михалковского «Бесогона», а затем фактическое вытеснение в общем-то лояльной программы с федерального канала на просторы YouTube взорвали наше медийное пространство. Уж Никита Михалков, как и весь его весьма разветвлённый клан, традиционно умел ладить с любой властью. Находить общий язык с руководством вне зависимости от его идеологической ориентации. Так было у этого дворянского рода чуть ли не со времён Ивана Грозного. И вдруг Михалков, который отказался баллотироваться в президенты в переломном 2000 году, а потому слывший вообще неприкасаемым фаворитом, попал-таки под каток цензуры.

Собственно, режиссёр не делал большой тайны из своего «изгнания» и придал гласности вердикт руководства ВГТРК: негоже, дескать, чтобы одна госкорпорация наезжала бы на другую госкорпорацию. Проще говоря, телевизионные начальники нашли некорректной критику Сбербанка и лично его шефа Германа Грефа. При том, что, по мнению самого Никиты Сергеевича, в его тексте не было ни грана клеветы: мол, разве неправда, что «Сбер» не открывает своих отделений в Крыму, или то, что сам Герман Оскарович говорил о лёгкости манипулирования именно людьми необразованными.

Так или иначе, но очередная серия «Бесогона» действительно вышла только в Интернете и стала чем-то вроде михалковской апологии. Между тем знатоки политических кулис увидели в этом скандальчике предвестник подзабытых ещё с девяностых медийных войн олигархических групп друг с другом. Мол, опытный и умудрённый в изощрённых интригах Михалков мог сколько угодно стебаться над Биллом Гейтсом, но атака против персоны Германа Грефа — это уже не просто критика отдельного, пусть и крупнейшего банкира, но и косвенный удар по весьма влиятельной группировке, частью которой является шеф Сбербанка.

 Никита Михалков Никита МихалковСергей Булкин/NEWS.ru

Между тем просвещённые аналитики сводят в одну шеренгу Дмитрия Медведева, так называемую московскую группу, самого Германа Грефа и клан Ротенбергов. Потому-де и отлуп Михалков получил из всех медийных калибров — от Познера до «Эха Москвы» и «МК». В этой связи можно вспомнить широко разыгранную в прессе историю с возгоранием нескольких аппаратов ИВЛ, изготовленных в системе Ростеха фактически отвёрточным способом из китайских деталей. Те расследования связали с атакой уже на главу Ростеха Сергея Чемезова. Одновременно и глава «Роснефти» Игорь Сечин предъявил иск на десятки миллиардов рублей медийному концерну РБК. И сама необычайная величина иска косвенно указывает на то, что команде Сечина, видимо, известен заказчик возмутившей её шефа публикации.

Так что исподволь, но медийные войны нарастают. И Никита Михалков не стал бы ввязываться в нынешнюю переделку, не будь у него за спиной своего клана, в который входят, как утверждают, братья Ковальчуки. Но, с другой стороны, есть мнение, что такие конфликты упрощают управление разными группами влияния и тем самым облегчают прохождение периода того самого транзита. А потому и у Михалкова остаются шансы вернуться на большой телеэкран.

Впрочем, в Интернете его сюжет уже посмотрело более шести миллионов. Так что он скорее выиграл на всех досках.

Добавьте наши новости в избранные источники