16+

Деды били: почему в РФ преследуют борцов с домашним насилием

Признанное иноагентом НКО наказали за лоббирование закона, предложенного депутатом от ЕР, что показывает раскол в элитах по вопросу патриархата
18:18, 03 марта 2021
Фото: pexels.com

На объявленный властями иноагентом центр «Насилию.нет» и его руководителя Анну Ривину Минюст составил административный протокол, им грозят крупные штрафы. Чиновники полагают, что организация занималась политической деятельностью, призывая руководство страны принять меры для защиты жертв домашней агрессии во время пандемии и выступая за принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия, автором которого выступает депутат Госдумы от «Единой России» Оксана Пушкина. Она уверена, что организация не занимается политикой и осуществляет те функции, которые не выполняет государство. При этом парламентарий обратила внимание, что за последние годы иноагентами признают в основном правозащитные и «либеральные» НКО, а консервативные организации, финансируемые из-за рубежа, остаются «безнаказанными». В центре «Насилию.нет» намерены оспорить решение Минюста в судебном порядке. NEWS.ru выяснил подробности этой истории и обратил внимание на то, что происходящее может свидетельствовать о нарастающих противоречиях между условными консерваторами и прогрессистами, в том числе между теми, кто находится в высших эшелонах российской власти.


Чтобы не влияли на продвижение закона

Минюст вручил центру «Насилию.нет» и его директору Анне Ривиной административный протокол по ч. 1 ст. 19.34 КоАП (нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента), по которому организации грозит штраф до 500 тысяч рублей, а её руководительнице — до 300 тысяч, сообщает глава правозащитного центра «Агора» Павел Чиков.

Анна РивинаАнна РивинаAnnaRivina/facebook.com

Министерство сочло политической деятельностью задачу организации «сделать проблему домашнего насилия видимой и создать такие условия, чтобы пострадавшие знали, куда обращаться за помощью, а общество перестало бы обвинять их в произошедшем», и то, что она «активно участвует в продвижении и проведении кампании, направленной на принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия в РФ». Кроме того, ведомство полагает, что учредители организации выступили соавторами законопроекта, и, как отметил Чиков, «сетует, что текст размещён на официальном портале Госдумы, а петиция с требованием о его принятии на Change.org насчитывает более 900 тысяч подписей (центр не имеет отношения к этой петиции)».

Минюст вменил организации призыв к гражданам «влиять на продвижение указанного законопроекта», — комментирует Чиков.

Кроме того, чиновники министерства поставили в вину НКО-иноагенту, занимающемуся защитой пострадавших от домашнего насилия, то, что на их сайте есть контакты кризисного центра «Анна», также включённого властями в реестр иностранных агентов. Политической деятельностью Минюст посчитал даже «все посещённые мероприятия и выступления» Анны Ривиной с лекциями о домашнем насилии.

Также, по словам правозащитника, Минюст счёл «политической деятельностью» журналистские публикации, в которых озвучиваются просьбы к властям «принять меры для защиты жертв домашнего насилия» во время пандемии COVID-19. Помимо этого, министерство посчитало нарушением закона со стороны НКО разрешённую властями акцию 8 марта 2019 года против дискриминации женщин и за принятие закона о криминализации домашнего насилия.

В конце декабря 2020 года Минюст включил центр «Насилию.нет» в реестр НКО-иноагентов. После этого директор организации Анна Ривина написала на своей странице в Facebook, что «95% нам прилетело за законопроект против насилия, а 5% — за пропаганду ЛГБТ». В организации решили оспорить это решение и 11 февраля направили в Замоскворецкий суд Москвы иск к Минюсту. Как следует из картотеки дел на сайте инстанции, 15 февраля судья Нелли Рубцова приняла постановление о принятии заявления к производству, на 4 марта назначена беседа.

Специалист по коммуникациям центра «Насилию.нет» Диана Барсегян в беседе с NEWS.ru подчеркнула, что сейчас позиция организации остаётся такой же, как и в случае включения в реестр иноагентов.

Минюст решил, что мы, видимо, занимаемся политической деятельностью, направленной на интересы других государств. Поэтому нас и окрестили иноагентами. Если это связано с законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия, то мы не являлись его соавторами. Но мы как специалисты по работе с проблемой насилия не раз говорили, что такой закон нужен. Видимо, даже высказывание нашего экспертного мнения считается уже политическим высказыванием, которое, к сожалению, наказуемо. Мы с этим решением [Минюста] не согласны и обжалуем его в суде. Нам действительно грозит штраф — и организации, и нашему директору. Мы будем судиться, чтобы этот штраф отменить.

Диана Барсегян

специалист по коммуникациям центра «Насилию.нет»
pexels.com

Возвращаясь к законопроекту о бытовом насилии, она обратила внимание на то, что он «никак не может сдвинуться с места и есть основания считать, что власти находят проблему семейного насилия не заслуживающей внимания». И, как отмечает Барсегян, «пока это не изменится на глобальном уровне, такие организации, как мы и наши коллеги, будут подвергаться таким нападкам».

По её словам, противниками законопроекта являются «патриархально настроенные люди, которые не считают, что насилие в семье ненормально».

Они, наверное, думают, что если защитить права жертв насилия, то это нанесёт ущерб институту семьи. Модель семьи в их понимании — это доминирование и насилие с одной стороны и подчинение со смирением — с другой. И вообще в их понимании, видимо, не нужно принимать закон, так как у нас 100 лет назад женщин били и пусть продолжают, — резюмирует Диана Барсегян.

Популизм и истерия

Общественный деятель и создатель Сети взаимопомощи женщин Алёна Попова обратила внимание на нестыковки в документах Минюста. По её словам, текста законопроекта нет на сайте Госдумы, но «в архиве сайта ГД есть старая версия ещё прошлого созыва, которая даже не обсуждалась». Также она, как один из соавторов проекта закона, крайне критически отнеслась к происходящему, поскольку государственное ведомство преследует Анну Ривину и её организацию фактически за чтение лекций и поддержку законодательной инициативы.

Как рассказала NEWS.ru автор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, депутат Госдумы Оксана Пушкина, некоммерческий сектор нуждается не в противодействии, а в поддержке, поскольку «государство неспособно решить весь объём существующих социальных проблем». Однако за последнее время определённые НКО избирательно подпадают под действие закона об иностранных агентах, констатирует парламентарий.

pexels.com

«Насилию.нет» не занимается политикой, а существует только потому, что государство не ведёт системной борьбы с домашним насилием в стране. Признать фонд иноагентом можно лишь по формальным причинам. Напомню, что поправки об иностранных агентах в закон об НКО — это юридический инструмент, был призван обеспечить прозрачность работы общественных организаций с зарубежным финансированием. Но для чистоты вопроса должна сказать, что в последние пять — семь лет по России активно работают организации и сети «консервативной» идеологии. А закон применяется только к НКО «либеральной» идеологии. Консервативные фонды точно так же связаны с зарубежными центрами, как и «либеральные». В политическом пространстве есть место для здоровых консервативных идей. Президент Путин подчёркивает: «Здоровый консерватизм предполагает использование всего лучшего, нового, перспективного для обеспечения поступательного развития». Однако тот «консерватизм», который западные сети через своих российских партнёров продвигают в Россию, несёт глубоко архаичную, реакционную, антинаучную повестку дня, в сочетании с конспирологией, теориями ненависти и насилия.

Оксана Пушкина

депутат Госдумы

Парламентарий упомянула несколько иностранных консервативных организаций, работающих в России: Фонд «Наследие» (The Heritage Foundation), Всемирный конгресс семей (World Congress of Families) и Национальная стрелковая ассоциация (The National Rifle Association). По словам Пушкиной, законодательство об НКО-иноагентах должно применяться и к ним, но «на них не пишут доносы». Она подчёркивает, что законодательство об иноагентах как юридический инструмент «всё больше и больше эксплуатируют пропагандисты».

Ярый популизм, окрашенный тоном истерии. Если эта тенденция продолжится в нашей стране, то закон очень скоро превратится в механизм охоты на ведьм, — комментирует Пушкина.

С ней отчасти согласен политолог Александр Кынев, по мнению которого, в России существует «тренд на отмороженность», в рамках которого действуют все структуры. Минюст же руководствуется законами, принятыми Госдумой, которая за это «несёт политическую ответственность».

Каждое ведомство пытается доказать вертикали, что оно самое ценное, а у нас за отмороженность не наказывали. За либерализм наказывали, за отмороженность — нет. Сейчас отмороженным быть модно. Таких наездов на НКО сейчас очень много — это не видеть просто нельзя. Видимо, кто-то написал на кого-то жалобу, на неё и отреагировали.

Александр Кынев

политолог

Публицист Павел Пряников обратил внимание на «общую рассогласованность звеньев власти», которая внешне может казаться противоречиями между «консервативной» частью истеблишмента в виде Минюста с его санкциями против иноагентов и «прогрессивной» в лице единоросса Оксаны Пушкиной.

Плюс — сложность самого проекта, так как у слишком многих структур свой взгляд на проблему семейного насилия. У РПЦ и Совбеза — скрепы («деды били»), у части «Единой России», администрации президента и системных либералов — свой взгляд («женщина тоже человек»). А Минюст лавирует между ними и, скорее, механически вылавливает «иноагентов» — неважно, чем они занимаются: семейным насилием, ВИЧ-больными, генетическими заболеваниями у детей или правозащитной деятельностью и медиа. Всех чешут под одну гребёнку.

Павел Пряников

публицист

Ранее NEWS.ru подробно рассказывал о проблеме фемицида (убийства женщин на почве мизогинии, ненависти к ним) в России. По данным консорциума женских НКО, жертв домашнего насилия в России может быть примерно в 20 раз больше, чем указано в официальных данных МВД. До этого полицейское ведомство опровергало другие тревожные цифры, публикуемые независимыми организациями. По данным министерства, статистика женских смертей, наступивших в ходе конфликтов с родными и близкими, напротив, снижается. Как считают консервативные и религиозные деятели, «завышение» показателей феминистками — это чуть ли не попытка «разрушить» семейный уклад. Однако их оппоненты видят корень проблемы в сохранении патриархальных пережитков во многих сферах общественной жизни, защищаемых сторонниками «традиционных ценностей». На ситуацию мог бы повлиять закон о профилактике семейно-бытового насилия, но пока парламентарии не спешат приступать к его рассмотрению.

В подготовке материала также участвовали Артём Афонский и Марина Ягодкина.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2