История семьи Сони и Маркуса Бергфельд, сбежавших из Германии в Россию, которая стала публичной год назад и вызвала широкий общественный резонанс, получила своё продолжение. Вслед за родителями временное убежище в нашей стране просит и их пятнадцатилетний сын Леон. Видео с обращением мальчика к президенту РФ Владимиру Путину в распоряжение News.ru передал директор Европейского информационно-правозащитного центра Гарри Муррей, который помогает семье уже несколько лет.


По его словам, в середине января текущего года подросток сбежал из немецкого приюта в Тюрингии и сейчас скрывается в одной из Прибалтийских стран. News.ru попытался разобраться в этом очень запутанном деле. Читайте первую часть нашего расследования.

Леон

«Привет, Владимир Путин! Я хочу, чтобы ты мне помог приехать в Россию. Я сейчас нахожусь на границе. Мой брат умер год назад из-за того, что его поместили в детский дом. Умер год назад и только из-за того, что был в этом учреждении. Я очень хочу, чтобы ты помог мне, чтобы я приехал к своим родителям. Это было бы очень хорошо. Мой младший брат сейчас находится там же, где умер старший брат. Если я вернусь назад, они меня точно убьют. Или дадут мне таблетки, и я проведу два года в тюрьме. У меня нет такого желания», — так выглядит почти минутное обращение юного гражданина ФРГ Леона Бергфельда к президенту Путину.

Мальчику почти 16 лет, он родился 22 марта 2003 года. С 2011 года после того, как немецкая ювенальная служба изъяла его из семьи, он находился в евангелическом приюте в Тюрингии. 18 января 2019 года подросток сбежал из соцучреждения и приехал в Прибалтику в надежде попасть в Россию и наконец-то воссоединиться с родителями.

Как стало известно News.ru, у ребёнка есть сопровождающий, который оказывает ему всю возможную поддержку. При этом, по утверждению родителей Леона, мальчик находится в очень тяжёлом психологическом и физическом состоянии, ему требуется незамедлительная медицинская помощь.

Соня и Маркус отправили несколько обращений с просьбой помочь Леону пересечь границу и содействовать получению временного убежища. Они обратились в Общественную палату России, в аппарат Уполномоченного по правам ребёнка и Госдуму.

«Леон после очередных пыток бежал из евангелического детского приюта в Германии, который сами малыши именуют детским концентрационным лагерем. Он находится на российской границе без удостоверения личности. Ему нужна срочная помощь. Мы живём в России с прошлого года, и наш ребёнок хочет жить с мамой и папой, так как он подвергается пыткам и издевательствам в детском доме», — говорится в их обращении к детскому омбудсмену Анне Кузнецовой.

Депутат Госдумы Сергей Шаргунов, к которому также обратились Соня и Маркус, рассказал News.ru, что активно занимается этой темой. При этом он подчёркивает, что не спешит занимать в этой истории чью-то сторону и его основная цель—установить истину.

«Я обратился во все соответствующие инстанции: в МИД, а конкретно к Сергею Лаврову и уполномоченному при президенте РФ по правам ребёнка Анне Кузнецовой. Я жду более активной реакции со стороны МИД РФ, в течение месяца она должна последовать, согласно всем процедурам. Прежде всего, необходимо разобраться в этой ситуации, потому что звучит всё просто душераздирающе. Главная история состоит в том, чтобы выяснить, насколько всё это правда. Речь идёт о том, что под надуманным предлогом у супругов отобрали пятерых детей. Это напоминает крутой детектив, и задача моя состоит не в том, чтобы разобраться и сказать, как всё обстоит на самом деле», — сказал собеседник News.ru.

По его словам, если всё в этой истории соответствует действительности, то требуется незамедлительное вмешательство со стороны российских властей.

Семья

Супруги Соня и Маркус получили временное убежище в России в марте прошлого года, этому предшествовала череда трагических событий. Бергфельды были обычной немецкой семьёй, в которой воспитывались три мальчика и две девочки. Всё изменилось, когда старшему сыну Нико поставили диагноз гиперактивность и прописали сильные психотропные вещества метилфенидад и риспоридон. После того, как родители наотрез отказались давать лекарства сыну, на семью обратило внимание ведомство по делам молодёжи (Югендамт). Этот орган в Германии занимается защитой детей, в частности, в случае необходимости, обладает правом изъять ребёнка из семьи. В результате длительного противостояния Бергфельдов с ювенальной службой, детей у них забрали.

После изъятия детей поместили в приют, где им, всем пятерым, назначили многочисленные психотропные препараты. Это подтверждают медицинские документы, которые есть у родителей. Младшему сыну Тайрону лекарственную терапию не отменили, даже несмотря на врождённый порок сердца, что является противопоказанием для приёма таких веществ.

Спустя некоторое время Маркусу, Соне и трём сыновьям удалось сбежать на Мальту, а позже — в Испанию, где семью ждало ещё одно потрясение: от заболевания крови скончался старший сын Нико. По словам Гарри Муррея, болезнь могла быть спровоцирована длительным приёмом сильнодействующих препаратов. О смерти гражданина другой страны, согласно правилам, испанские власти сообщили на его родину. Вследствие чего за детьми приехали представители немецкой службы опеки и полиции, а Соня и Маркус снова были вынуждены бежать. На этот раз в Россию. 

Старший сын НикоСтарший сын НикоИз личного архива семьи Бергфельд

Запятнанная репутация

Россияне живо отозвались на несчастье семьи, перебравшейся в Калугу. К делу подключились обычные сочувствующие и общественные организации. Но, спустя какое-то время, в прессу стали просачиваться неприятные сведения о Маркусе и Соне. В частности, одна из волонтёров, помогавшая на первых порах Бергфельдам оформлять документы и собирать деньги на обустройство, рассказала журналистам, что Маркус отбывал наказание в немецкой тюрьме, к тому же, пара якобы имеет проблемы с алкоголем.

Информация о заключении подтвердилась. В 2006 году он был осуждён на два года за мошенничество в связи с банкротством компании.

Сам Маркус указывал на этот факт своей биографии в обращении (есть в распоряжении News.ru), которое в 2011 году направил в Комитет по петициям Бундестага. Там же он в качестве причины, по которой у семьи изъяли детей, указывает на конфликт с родственниками жены.

«После бытового конфликта 13.07.2011 между нами и тестем с тёщей у нас изъяли детей с помощью полиции без нашего разрешения и поместили в детский дом в Тюрингии в городе Бад-Франкенхаузен», — говорится в обращении.

Бергфельд писал, что пока он был в заключении, государство предоставило его семье социальных работников, которые помогали по хозяйству. После освобождения мужчины из тюрьмы в 2008 году помощники продолжили их посещать. По его словам, именно соцработники первыми обратили внимание ведомства по делам молодёжи на семью.

«Сначала они обратились в местное ведомство по делам молодёжи с информацией о том, что беременная женщина с четырьмя детьми переехала в Альсфельд на ПМЖ. В связи с этим через несколько недель представитель ведомства г-н Шайтцер попытался изъять детей и отправить их в детдом в связи с её перегруженностью, но без решения суда ему этого сделать не удалось», — описывал ситуацию Маркус.

Молчание немецких властей

Правозащитник Гарри Муррей в разговоре с News.ru высказал мнение, что репутация родителей не должна сказаться на судьбе ребёнка, который находится сейчас в очень трудной ситуации и ждёт помощи. Он также заметил, что если это семья обычных маргиналов, то поведение властей Германии сложнообъяснимо. Старшей дочери Бегфельдов, которой уже исполнилось 19 лет, не выдают загранпаспорт, чтобы она не покинула страну, утверждает правозащитник. Кроме того, несмотря на то, что история получила широкую огласку, власти хранят молчание, в том числе ситуация никак не фигурирует в немецких СМИ.

«В прошлом году, когда они оказались в России, СМИ разных стран мира эту историю подхватили, все, за исключением Германии. Понимаете, если офицер бундесвера сбежал, ясно, что это довольно серьёзно. История громкая. Бергфельдов оскорбляли и алкоголиками, и тунеядцами, и врунами, и асоциальными элементами, что только про них ни говорили, в том числе, и в российском интернет-сегменте, и в немецком, но неофициальные немецкие СМИ», — рассказал спикер.

Справедливости ради нужно отметить, что информацию о побеге мальчика всё же опубликовал целый ряд немецких изданий. Но о том, чей это ребёнок, в заметках не упоминается.

Скриншот antennethueringen.de
 
Скриншот thueringen24.de

 Муррей напомнил ещё об одной версии, согласно которой гонения на семью начались после того, как Маркус, работавший на тот момент программистом в бундесвере, узнал некую секретную информацию. Правозащитник утверждает, что после приезда в Россию Бергфельд обещал передать инсайд отечественным спецслужбам.

«Не проще было бы, чтобы людям закрыть рот, семье дать возможность уйти, просто выехать. Они уже сбежали, потеряли всё — здоровье, ребёнка, вот вроде бы дети сейчас должны переехать, но их умышленно не выпускают. И я знаю, почему. Бергфельд обещал рассказать военную тайну. Я знаю, что у него была флешка или хард-диск, но я не могу вам сказать в данном случае, сделал он это или нет, есть у него контакт или нет, но мне кажется, это моя личная точка зрения, что когда дети будут тут, тогда, наверное, Бергфельд нас обрадует и обрадует очень хорошо. То есть, вот это вот молчание годовое — он знал, что дети там, и мне кажется, что тут Бергфельды ведут тонкую игру, и потому немцы ни звука не выдают. Не считая, что ситуацию не комментирует никто с немецкой стороны», — высказал своё мнение правозащитник.

При этом источник News.ru в правоохранительных органах, знакомый с делом этой семьи, рассказал, что Бергфельды не обладают особой информацией, способной заинтересовать российские спецслужбы.

Над материалом также работали руководитель экономического отдела News.ru Михаил Измайлов и редактор новостной ленты Алексей Барсанов.