Турция готова поднять тему суверенитета эгейских островов, если Греция не прекратит провокационные действия, заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. По его словам, Афины должны отказаться от размещения вооружения на островах, которые согласно международным договоренностям считаются демилитаризованными зонами. «Турция не будет игнорировать угрозы в свой адрес. Кто сеет ветер, пожнет бурю! Если Греция выступает против мира в регионе и не делает шаг назад, то Турция предпримет все необходимые шаги на местах», — предупредил министр.

Греция не согласна с демилитаризацией, а Турция — с расширением воздушных границ

В сентябре Греция отклонила дипломатический протест Турции против милитаризации ряда эгейских островов, в числе которых крупные — Хиос и Лесбос. Тогда Анкара вызвала посла Греции в Анкаре Христодулоса Лазариса, протестуя против присутствия на островах бронетанковых частей греческих вооруженных сил. Турецкий МИД потребовал, чтобы Греция прекратила предполагаемые «нарушения на островах и восстановила их демилитаризованный статус». Тогда же соответствующая нота была отправлена Турцией в адрес США, так как именно Вашингтон направил на эти острова бронетранспортеры, переданные Греции.

В ответ на турецкие претензии Афины обращают внимание на «историческую травму» 1974 года. Для Греции воспоминания о турецком вторжении на Кипр остаются свежими даже 48 лет спустя. Незадолго до турецкой операции на Кипре дислоцировалась греческая дивизия. Но в 1967-м — начале 1968 года черные полковники вывели греческие войска, оставив остров без защиты. Это значительно облегчило для Турции вторжение на Кипр в 1974 году под предлогом защиты турок-киприотов. Поэтому и требования Анкары по поводу демилитаризации островов Эгейского моря рассматриваются Грецией как первый шаг к их захвату.

Тогда же в 1974 году произошло событие, которое способно превратить любой спор из-за статуса островов в военное противостояние двух членов НАТО — Турции и Греции.

Вторжение турецкой армии на Кипр, 1974 годФото: Max Nash/AP/TASSВторжение турецкой армии на Кипр, 1974 год

С 1974 года Турция отказалась признавать четырехмильный пояс воздушного пространства Греции, выходящий за пределы греческих территориальных вод. Анкара ссылается на устав Международной организации гражданской авиации (ИКАО) 1948 года, содержащий обязательное определение того, что зоны морских и воздушных границ должны совпадать.

Греция претендует на 10 морских миль (19 км) воздушного пространства, в отличие от нынешних шести миль территориальных вод, ссылаясь на то, что подобный статус был закреплен еще до принятия устава ИКАО.

Ситуацию усугубляет стремление Афин расширить и территориальные воды с 6 до 12 морских миль, как Греция уже сделала в Ионическом море. Между тем Анкара не подписала Конвенцию ООН по морскому праву, согласно которой страны могут расширить свои территориальные воды до 12 морских миль. В 1995 году во время ратификации этой конвенции греческим парламентом Анкара заявила, что если Греция расширит свои территориальные воды с 6 до 12 морских миль в Эгейском море, то это будет рассматриваться как нарушение национального суверенитета Турции и, следовательно, станет casus belli (формальным поводом для объявления войны), а вице-президент Турции Фуат Октай еше раз пригрозил 29 августа 2020 года Греции войной в случае, если она расширит свои территориальные воды до 12 морских миль в Эгейском море. Также Турция не признает 200-километровую исключительную экономическую зону вокруг островов в Эгейском море, также исходя из отказа поставить свою подпись под Конвенцией ООН по морскому праву.

Такое разночтение не раз приводило Турцию и Грецию к опасной черте. В частности, были случаи воздушных боев между греческими и турецкими истребителями, связанные с различным пониманием того, что считать нарушением воздушного пространства.

Истребитель F-16 ВВС ТурцииФото: DPA/TASSИстребитель F-16 ВВС Турции

  • В 1992 году греческий «Мираж F.1» был сбит турецким F-16, греческий пилот погиб.
  • В 1995 году уже греческий «Мираж F.1» сбил турецкий F-16. И в том же году над Эгейским морем случился воздушный бой с участием нескольких самолетов. Пара греческих F-16 перехватила два турецких F-4. В ходе воздушного боя один из турецких самолетов вошел в крутое пике и рухнул в море, пилот погиб.
  • В 2006 году греческий и турецкий F-16 столкнулись примерно в 35 морских милях к югу от острова Родос, когда два турецких F-16 прикрывали полет самолета-разведчика RF-4. Греческий пилот погиб, а турецкий пилот успел выпрыгнуть с парашютом и был спасен грузовым судном.

Это лишь некоторые эпизоды подобного противостояния, которых значительно больше.

Поэтому, если жесткая риторика по поводу статуса островов перейдет в демонстрацию силы, не исключены инциденты, которые могут поставить Турцию и Грецию на грань прямого военного столкновения.

Острова — отдельно, проливы — отдельно

Демилитаризация островов была прописана в Лозанском договоре 1923 года, остановившем греко-турецкую войну. Греция отобрала острова Лемнос, Самофракия, Лесбос, Самос, Хиос, Икария и ряд других у Османской империи в ходе балканских войн 1912–1913 годов, но эта оккупация не сразу была признана юридически.

Афины указывают, что вышеперечисленные острова были демилитаризованы в связке с демилитаризацией турецких островов Тенедос и Имброс, на которые распространялся подобный статус в 1923 году. Однако после того как демилитаризация турецких островов была отменена Конвенцией Монтрё в 1936 году вместе с проливами, Греция сочла, что и демилитаризованный статус ее островов также снят.

Однако Турция оспаривает подобный подход в настоящее время (хотя до 1974 года никаких проблем по этому поводу не возникало). Анкара утверждает, что в Конвенции Монтрё ничего не говорится об изменении статуса греческих островов, и потому они по прежнему должны оставаться демилитаризованными, а их положение никак не связано с изменением статуса Тенедоса и Имброса, которые находятся в так называемой зоне проливов Босфор и Дарданеллы, в отличие от греческих островов.

Афины должны отказаться от размещения вооружения на островах, которые согласно международным договоренностям считаются демилитаризованными зонами, заявила АнкараФото: Tunahan Turhan/Keystone Press Agency/Global Look PressАфины должны отказаться от размещения вооружения на островах, которые согласно международным договоренностям считаются демилитаризованными зонами, заявила Анкара

Турецкая сторона также обращает внимание, что Лозаннские соглашения закрепили лишь положения предыдущих договоренностей об этих греческих островах и/или окончательно урегулировали их статус, который не может быть увязан с Конвенцией о проливах, снявших демилитаризацию с Тенедоса и Имброса. Так, в Анкаре указывают, что Лондонский договор 1913 года, который подвел итоги балканской войны, оставил вопрос будущего захваченных Грецией островов Эгейского моря на усмотрения шести великих держав (Великобритании, Франции, России, Германии, Италии, Австро-Венгрии) согласно п. 5 Лондонского договора.

Такое решение шести держав было принято в следующем, 1914 году. Согласно ему, острова Лемнос, Самофракия, Лесбос, Хиос, Самос, а также Икария и другие, находившиеся под греческой оккупацией в 1914 году, были переданы Греции, но при условии сохранения их демилитаризованными. Собственно и нынешние угрозы Турции по поводу изменения их суверенитета с греческого на турецкий обосновываются именно этим решением.

Что касается Лозаннского мирного договора, то, с точки зрения Турции, в статье 12 было лишь подтверждено решение Лондонского договора 1913 года и решения шести держав 1914 года. Поэтому никаких увязок с демилитаризованным статусом турецких островов Тенедос и Имброс, который был прописан только в 1923 году, быть не может.

Демилитаризация, но не полная

Надо отметить, что в Лозаннском договоре 1923 года речь идет все же не о демилитаризации греческих островов Эгейского моря.

Согласно 13-й статье договора Греция обязуется не создавать на островах Митилини, Хиос, Самос и Никария военно-морские базы или укрепления. Кроме того, греческие вооруженные силы на указанных островах будут ограничены обычным контингентом, призванным на военную службу, который может быть обучен на месте, а также силами жандармерии и полиции пропорционально силам жандармерии и полиции, существующим на всей греческой территории.

Однако и в этом случае некоторые формулировки не до конца проработаны, например, когда речь идет о том, что понимать под «призванными на военную службу и обученными на месте». Значит ли это, что это могут быть лишь призванные на службу жители островов, которые и должны пройти на этих островах военную подготовку, и никто более? Подобное как раз более четко указанно в пункте 14, касающемся турецких островов.

Вместе с тем конвенция о Черноморских проливах, приложенная к Лозаннскому договору, дополнительно определила демилитаризованный статус островов Лемноса и Самофракии. Он предусматривал более строгий режим для этих островов ввиду их жизненной важности для безопасности Турции в силу их непосредственной близости к проливам.