После того как в минувшие выходные Иран объявил о финальном этапе сокращения обязательств в рамках многосторонней ядерной сделки от 2015 года, шаг Тегерана не вызвал резкой критики среди его партнёров — ни в Москве, ни в Пекине. Новые меры предполагают, что страна не будет соблюдать установленные Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) ограничения по количеству центрифуг для обогащения урана. Однако в экспертной среде полагают, что в ядерной сделке рано ставить точку.

Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф сделал оговорку, что его государство может отказаться от предпринятых шагов по сокращению обязательств в рамках СВПД при выполнении условий сделки всеми её участниками.

Этот шаг (сокращение обязательств. — NEWS.ru) находится в рамках СВПД, и все пять шагов являются обратимыми при эффективном выполнении взаимных обязательств, — написал Зариф в Twitter.

Вопрос о сокращении обязательств был поднят после того, как 2 января американские Военно-воздушные силы (ВВС) по распоряжению администрации президента США Дональда Трампа ликвидировали командующего спецназом «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани, а также заместителя главы шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби» Абу Махди аль-Мухандиса.

Ближайшие партнёры Ирана оправдали его «атомные» действия в рамках СВПД. МИД РФ заявил, что эти меры «являются следствием накопившихся внутри договорённостей противоречий, над преодолением которых всем нынешним странам-участницам необходимо продолжать усиленно работать».

Отказ Тегерана от предусмотренных СВПД ограничений на развитие своих мощностей и технологических возможностей в области обогащения урана сам по себе не несёт какой-либо угрозы с точки зрения распространения ядерного оружия, — уверены в российском внешнеполитическом ведомстве. — Все свои действия Иран осуществляет в тесном взаимодействии и под постоянным контролем со стороны МАГАТЭ.

Фото: Ahmad Halabisaz/Xinhua/Global Look Press

МИД РФ подчеркнул, что в том, что касается Ирана, речь идёт о временной приостановке тех пунктов СВПД, которые выходят за рамки Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Соглашения о всеобъемлющих гарантиях. На них Иран дал согласие в 2015 году.

По словам официального представителя МИД КНР Гэн Шуана, международному сообществу необходимо учитывать, что исключительно внешние силы заставили Иран сократить свои обязательства по СВПД.

Полагаем, что несмотря на то что Иран был вынужден сократить свои обязательства из-за внешних факторов, он в то же время продемонстрировал сдержанную позицию, что ясно даёт понимание о наличии у него политической воли в полной мере выполнять условия сделки, — отметил Шуан.

Текущая ситуация была продиктована тем, что американцы в одностороннем порядке вышли из СВПД и начали оказывать давление на иранскую сторону, напоминают в китайском дипломатическом ведомстве. Именно это, как считают в КНР, послужило причиной напряжённости вокруг сделки.

РФ и КНР выступили консолидированно и в Совете Безопасности ООН. США обвинили две страны в том, что они заблокировали заявление Совбеза, в котором предлагалось осудить нападение на американское посольство в Ираке 31 декабря. Именно после него был произведён удар по Сулеймани в Багдаде.

В экспертной среде полагают: несмотря на отказ Ирана от соблюдения пунктов СВПД, сделка всё ещё остаётся действующей. Она потенциально может «выжить» даже в таком виде, потому что продолжает сохраняться ряд других положений СВПД, включая меры проверки со стороны МАГАТЭ, обращает внимание военный эксперт Юрий Лямин. Кроме того, не взирая на то что Иран несколько месяцев не считает себя связанным ограничениями по уровню обогащения, он повысился пока что только до 4,5%. По словам Лямина, это тот «пряник», который Тегеран оставляет для европейцев — чтобы они не заявляли о несоблюдении Ираном положений СВПД с активацией механизма, который вынесет в Совбез ООН вопрос об автоматическом возвращении международных санкций. Помимо этого, у страны в руках есть и «кнут» в виде возможности выйти из ДНЯО, если против него восстановят ограничительные меры.