Протесты в Исламской Республике Иран (ИРИ) охватили 16 из 31 провинций страны и как минимум 46 населенных пунктов, в которых продолжаются столкновения между демонстрантами и силами безопасности. Иранское издание Didar News со ссылкой на государственное телевидение страны сообщило 26 сентября, что в результате беспорядков число погибших в ИРИ превысило 40 человек, среди которых и представители сил правопорядка из организации «Басидж». Детонатором для протестов стала смерть 22-летней Махсы Амини, задержанной за неправильное ношение хиджаба, — ей стало плохо в полицейском участке и вскоре она умерла в больнице.

В то же время массовые антиправительственные выступления, достигшие небывалого ранее размаха, могут спровоцировать и переход на новый уровень эскалации других тлеющих в ИРИ внутренних конфликтов. Это касается прежде всего регионов Курдистан, Ахваз (Хузестан) и Белуджистан, где на протяжении десятилетий действуют различные антиправительственные группировки.

В частности, в минувшую субботу иранский Корпус стражей Исламской революции (КСИР) сообщил о начале новой операции против курдских вооруженных формирований, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в приграничных районах Ирана и проводят атаки на пограничные заставы. Подразделения КСИР наносят артиллерийские удары по базам курдских группировок, а также используют беспилотники. Атаки направлены прежде всего против курдской группировки «Комала», которая в последние годы проявляет наибольшую военную активность.

Группировки Иранского Курдистана — от борьбы с шахом к борьбе с аятоллами

В Иранском Курдистане, расположенном на северо-западе страны (кстати, скончавшаяся Махса Амини как раз приехала из Секкеза в Иранском Курдистане) действует целая мозаика курдских антиправительственных группировок различной идеологической направленности — от лево-радикальных до консервативных, националистических и исламистских, многие из которых уходят корнями еще в период до исламской революции в Иране, тогда они противостояли режиму шаха.

Одним из главных противников иранского правительства в этом регионе является курдская лево-радикальная организация «Комала» или Организация революционных трудящихся Иранского Курдистана. Эта группировка официально возникла после революции, в 1979 году. Однако ее подпольная деятельность началась на десять лет раньше, в 1969 году.

Протесты в Иране: Курдистан, Хузестан и Белуджистан ждут своего часаФото: Vianney Le Caer/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

В последние годы шахского режима «Комала» сыграла важную роль в организации крестьянского сопротивления властям в Мариванском районе. Сразу после революции группировка нашла большую поддержку среди молодых, образованных горожан, привлеченных ее радикализмом: «Комала» называла себя марксистско-ленинской и была более бескомпромиссной чем иные курдские партии в своем отношении к центральной власти, помещикам и племенным вождям. Эту группировку вряд ли можно считать сепаратистской. Она выступает за предоставление более широкой автономии Иранскому Курдистану и иным национальным регионам страны и за установление во всем Иране социалистической системы.

Вместе с тем «Комала» была настроена против иранской коммунистической партии «Туде» и Советского Союза, установив теплые отношения с так называемыми организациями «третьей линии», а именно — конгломератом общеиранских маоистских формирований. После победы антишахской революции «Комала» приступила к созданию сельских и городских советов, неподконтрольных Тегерану, и продолжила борьбу с правительством после прихода к власти шиитских клерикалов.

В сентябре 1983 года «Комала» объединилась с тремя идеологически родственными иранскими лево-радикальными организациями в Коммунистическую партию Ирана, а Абдулла Мохтади, лидер «Комалы», стал ее генеральным секретарем.

В 2000 году курдская фракция во главе с Абдуллой Мохтади отделилась от Компартии Ирана и назвала себя «настоящей Комалой».

Во время правления Джорджа Буша — младшего лидер группы встречался с американскими официальными лицами в 2005 и 2006 годах. Организация претендовала на финансирование из американского бюджета на основании «Закона о свободе и поддержке Ирана». Таким образом эта организация скорее всего стала получателем американской помощи (группы, которым она была предоставлена, не афишируются).

После длительного прекращения огня в 2017 году организация объявила о возобновлении вооруженного конфликта с ИРИ.

Еще одной курдской лево-радикальной организацией в Иране следует считать «Партию свободной жизни Курдистана» (PJAK). Она возникла в 2004 году и с этого момента ведет вооруженную борьбу против иранского режима.

Протесты в Иране: Курдистан, Хузестан и Белуджистан ждут своего часаФото: shutterstock

PJAK входит в возглавляемый Рабочей партией Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана «Союз курдских общин», то есть, по сути является иранским филиалом РПК. В связи с этим группировка признается террористической не только Турцией, но и США.

У PJAK есть и собственное военное крыло — Отряды Восточного Курдистана (YRK), которые как и в случае со всеми филиалами РПК состоят из «мужских» и «женских» формирований. Общая численность боевиков этой группировки около 3000 человек, половина из которых женщины.

Эта группировка отошла от марксистко-ленинских принципов и выступает с позиций демократического конфедерализма — либертарианской и социалистической политической системы, разработанной в период заключения в турецкой тюрьме лидером РПК Оджаланом на основе идей американского леворадикального социолога Мюррея Букчина. Эта идеология включает в себя отказ от всех форм государственности и замена ее автономными коммунами, а также радикальный секуляризм и феминизм.

Старейшей курдской организацией в Иране является Демократическая партия Курдистана в Иране (ДПКИ). Она основана в 1945 году в качестве общекурдской партии, которая действовала как в Иране, так и в Ираке. Именно эта партия в 1946 году провозгласила де-факто независимую курдской республику в иранском Мехабаде.

После падения Мехабадской республики и казни ее президента и основателя ДПК Кази Мухаммада партия ушла в подполье и сместилась влево, став близким союзником коммунистической партии «Туде». Неоднократные волны арестов и репрессий в 1950-х годах значительно уменьшили количество членов партии; в 1959 году большинство лидеров, все еще находившихся на свободе, бежали в Ирак.

В 1960-х годах уцелевшая подпольная сеть партии в Иране предоставила лидеру ДПК Мустафе Барзани, в то время начавшему войну с иракским правительством, материально-техническое обеспечение и поддержку. Однако, когда Барзани на фоне противостояния с Багдадом пошел на сближением с шахом Пехлеви, более молодые члены иранской части ДПК выступили против центрального руководства. Вопреки явному приказу Барзани, они начали партизанские операции против шахского правительства в Иранском Курдистане в 1968 году, занимая также враждебную позицию к иракской части ДПК. Однако это восстание вскоре было подавлено.

Протесты в Иране: Курдистан, Хузестан и Белуджистан ждут своего часаФото: Keystone Pictures USA/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Во время иранской революции были наконец освобождены заключенные в тюрьму лидеры ДПКИ, а другие вернулись из ссылки. Они создали сильную партийную организацию, а с помощью примкнувших к ним офицеров бывшей шахской армии курдского происхождения, и мощную военную организацию. Вскоре ДПКИ стала наиболее влиятельной партией в Иранском Курдистане.

В первые годы противостояния с Исламской Республикой ДПКИ контролировала незначительную часть сельской местности. С 1983 года она отказалась от идеи сохранения освобожденных территорий и перешла к партизанской и подпольной борьбе. В 2016 году, после длительного перемирия с иранскими властями, организация объявила, что возобновляет вооруженную борьбу, это случилось после смерти Фариназы Хосравани 7 мая 2015 года и последующих беспорядков в Мехабаде (курдянка Фариназ Хосравани выбросилась с балкона отеля города Мехабад, когда иранский чиновник попытался ее изнасиловать).

ДПКИ определяет цели в своей программе: право на самоопределение курдского народа в рамках Ирана: борьба против политического, экономического, военного и культурного влияния империализма; создание социалистического общества, «отвечающего конкретным условиям нашей страны». Ее «стратегический лозунг» призывает к менее отдаленной цели «автономии Иранского Курдистана в рамках демократического Ирана». В отличие от иракской ДПК, ДПКИ во многом сохранили левые партийные установки, в то время как «барзанисты» в Ираке вернулись к изначальной консервативной и даже исламско-консервативной идеологии партии периода до Мехабадской республики.

Кроме того, в Иранском Курдистане присутствуют и суннитские движения, стоящие на позициях политического ислама. Наиболее крупная фракция — «Группа пропаганды и реформ», основанная в 1979 году Насером Собхани. Эта группировка считается аффилированной с международной ассоциацией «Мусульманское братство»*. Ей по идеологии близки «Хабатская исламская революционная организация», основанная в 1980 году Хадером Аббаси, а также — «Свободная группа единоверцев», основанная в 1992 году Мусой Имраном, которые в большей степени, чем группа пропаганды и реформ, были нацелены на борьбу с иранским режимом вооруженным путем. В настоящий момент сложно говорить о степени их активности в иранском Курдистане. Их влияние в регионе ограничено, и они не в состоянии конкурировать со светскими националистическими и левыми курдскими партиями.

Протесты в Иране: Курдистан, Хузестан и Белуджистан ждут своего часаФото: Omar Ibrahim/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Ахваз: Арабы против персов

Иранский регион Хузестан или Ахваз на севере Персидского залива рядом с Ираком, населенный арабами, не раз становился эпицентром волнений. Наиболее масштабные протесты там прошли в 2021 году. Однако тогда получилось избежать их перехода в горячую стадию, так как иранским силам безопасности удалось купировать деятельность местных вооруженных группировок. В настоящее время, на фоне общего ухудшения ситуации с обеспечением безопасности в ИРИ, у вооруженных антиправительственных фракций Ахваза появляется больше возможностей, чтобы активизировать свою подрывную деятельность.

К таким группировкам относится «Движение арабской борьбы за освобождение Ахваза» (ASMLA), которая была тайно создана Ахмадом Мола Нисси и Хабибом Джабором, членами Исламской партии примирения, которые использовали ее в качестве законного прикрытия для деятельности группы и ее вооруженного крыла.

Эта организация стала преемником «Демократического революционного фронта освобождения Арабистана» (DRFLA), который принимал участие в Иранской революции 1979 года, помогая восстанию аятоллы Рухоллы Хомейни. Однако вскоре после революции DRFLA начало повстанческое движение в Хузестане против новых клерикальных властей Ирана. Организация прекратила существование в 1980 году после неудавшейся акции в Лондоне, когда активистами группировки было захвачено иранское посольство.

Весной 2006 года основатели ASMLA бежали из Ирана, чтобы избежать судебного преследования со стороны иранских сил безопасности и переехали в Объединенные Арабские Эмираты. После чего актив организации получил убежище в Дании и Нидерландах, откуда курирует деятельность, оставшихся в Иране спящих ячеек организации. В финансировании группировки подозревается Саудовская Аравия.

Военное крыло ASMLA носит название «Бригада мучеников Мохиуддина Насера» ​​(MMDNB), которая включает «Батальон мучеников Маджид аль-Багбех», «Батальон мучеников Рази аз-Заркани» и «Батальон аль-Фарук».

С ASMLA тесно связана «Партия арабского возрождения Ахваза» (AARP), которая базируется в Канаде. Обе группировки подозревались в проведении терактов в 2005 году в Ахвазе, жертвами которых стали мирные жители.

«Организация освобождения Ахваза» (ALO), базируется в Маастрихте в Нидерландах, была сформирована из остатков трех поддерживаемых Ираком групп — части «Демократического революционного фронта освобождения Арабистана» (DRFLA), «Народного фронта освобождения Арабистана» и «Арабского фронта освобождения Аль-Ахваза» (AFLA).

Как и все вышеперечисленные, ALO — светская панарабистская группа, близкая к идеологии БААС, стремящаяся к независимости от Ирана. Участниками этих организация являются прежде всего арабы-шииты Ирана, которые выступают исключительно с националистических позиций.

В то же время в Хузестане действуют и суннитские арабские группировки. В частности, исламистская арабская группировка, известная как «Сукур аль-Ахваз» («Ястребы Ахваза»), которая взорвала нефтехимический комплекс Буали-Сина в Бандар-э-Махшаре в 2016 году.

Кроме того, с 2018 года в Хузестане отмечается активность ИГ*, которое взяло на себя ответственность за теракт на военном параде в Ахвазе вместе с ранее неизвестной группировкой «Аль-Ахвазия».

Протесты в Иране: Курдистан, Хузестан и Белуджистан ждут своего часаФото: Ali Sultan/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Джихадисты Иранского Белуджистана

В иранском Белуджистане, расположенном на юго-востоке ИРИ, рядом с пакистанским Белуджистаном, в настоящий момент действует целая мозаика различных суннитских повстанческих группировок. Большинство из них возникло на фундаменте ведущей повстанческой фракции иранского Белуджистана — «Джундалла», которая так и не смогла оправиться после разгрома в 2010–2011 годах.

Следует отметить, что сам лидер «Джундалла» Абдульмалик Риги отвергал обвинения в том, что «Джундалла» — радикальная салафитская организация. Ближайшим аналогом «Джундалла» до ее раскола был афганский «Талибан» (запрещенная в РФ террористическая организация).

К числу наиболее активных суннитских джихадистских группировок иранского Белуджистана следует отнести «Джейш аль-Адль»*, близкую к «Джундалла» и основанную ее бывшими членами. К числу ее последних акций можно отнести нападение на иранский военный патруль в апреле 2017 года, когда были убиты девять пограничников.

В октябре 2018 года боевики «Джейш аль-Адль» совершили новое нападение на базу иранских пограничников КСИР, взяв в плен 14 иранских военнослужащих и захватив много военного имущества.

2 февраля 2019 года «Джейш аль-Адль» взяла на себя ответственность за атаку на базу иранской военизированной организации «Басидж» на юго-востоке Ирана. В результате нападения один иранский военный погиб и пятеро получили ранения. А уже 13 февраля 2019 года в результате нападения террориста-смертника из группировки «Джейш аль-Адль» на автобус с военными на юго-востоке Ирана погибли 27 человек, еще 13 ранены.

Также в Белуджистане действуют и иные антиправительственные группировки: «Харакат Ансар аль Иран», переименованный в «Харакат аль Ансар» — также «осколок» Джундаллы, часть которой объединилась с еще одной независимой исламистской фракцией белуджей «Хизб аль Фуркан» в новую структуру — «Ансар аль Фуркан». Однако активность этой группировки пошла на спад после гибели ее лидера Хишама Азизи в 2015 году.

*Организация признана террористической и запрещена в РФ