Саудовская Аравия продолжает удивлять резкими социально-общественными реформами. После ротации политиков в правительстве королевства 4 июля стало известно, что пост заместителя генерального секретаря кабинета министров впервые займет женщина — аль-Шехана бинт Салех бин Абдаллах аль-Азаз.

Продукт «аравийской мечты»

Назначение 35-летней аль-Шеханы на пост замгенсека правительства как нельзя лучше иллюстрирует новый вектор «открытия» саудовского общества, и не только из-за того, что она женщина. Дело в том, что она происходит из достаточно либеральной по саудовским меркам семьи. Ее отец, Салех бин Абдулла — писатель, журналист, один из первых известных саудовских фотографов. Известность в 1990-м ему принесли снимки протестующих женщин, которые управляли автомобилями в столице королевства Эр-Рияде, хотя на тот момент это было преступлением. К интеллектуальной элите принадлежит и мать девушки — Бадрия аль-Каблан, доцент прикладной лингвистики в Университете принцессы Нуры в Эр-Рияде.

Окончив школу, аль-Шехана решила не отставать от своих родителей и училась юриспруденции, позже став одной из первых женщин-юристов в королевстве. Образование она получила в Даремском университете в Великобритании, Покони в Италии, а также бизнес-школах в Объединенных Арабских Эмиратах, Кувейте, Португалии и Швейцарии. С 2008 аль-Шехана работала в крупных мировых компаниях вроде Baker & McKenzie, читала лекции в Гарварде и числилась в мировых рейтингах самых успешных бизнес-леди в журналах Finance Motley, Le Review и Forbes Middle East.

В прошлом году впервые стало известно, что кроме всех прочих достижений аль-Шехана также обладает особым статусом при дворе саудовского короля. Так, она была единственной женщиной, присутствовавшей на встрече, где наследный принц Мухаммад бин Салман объявил о новой стратегии «Государственного инвестиционного фонда».

Принц Мухаммад бин СалманФото: Kremlin Pool/Global Look PressПринц Мухаммад бин Салман

Нравится, не нравится — терпи

История восхождения аль-Шеханы выглядит как идеальная пиар-кампания наследного принца о «новой» Саудовской Аравии, в которой женщины, которым еще недавно нельзя было выходить из дома, теперь могут занимать столь высокие посты.

В некоторой степени королевство и правда пытается избавиться от исламских и бедуинских обычаев, чтобы жить согласно порядкам современного светского мира. «Женщинам в Саудовской Аравии разрешили водить машину»! — трубили мировые СМИ и политики в 2018 году. Однако существует мнение, что руководство Саудовской Аравии штампует одну истории об освобождении женщин за другой, пытаясь выдать желаемое за действительное. Конечно, отрицать позитивную тенденцию сложно, и в долгосрочной перспективе она может привести к масштабным изменениям. Но пока что картина, как теперь хорошо живется женщинам в историческом лоне ислама, представляется сильно приукрашенной. Реформы, проводимые наследным принцем, поддерживаются в основном верхушкой правительства и ограниченным числом либерально-настроенной молодежи. Но даже принцессы королевской семьи не всегда одобряют то, что делает их правящий родственник.

Новое поколение любит, чтобы изменения происходили быстро, но не для меня — я живу по старым обычаям уже 50 лет, — сказала одна из саудовских принцесс агентству The World.

При этом многие жительницы королевства полагают, что реформы бин Салмана направлены «не туда», и даже если вводится какой-то новый закон, он не решает проблему полностью. Так, хотя в 2017 году женщинам и разрешили водить автомобиль, многие активистки, которые долгие годы добивались снятия запрета на получение женщинами водительских прав и даже получили за свои выступления тюремные сроки, остались сидеть в тюрьмах. По сообщениям родственников, задержанных девушек всего за месяц до подписания закона пытали, пороли и обвиняли в причастности к «заговору иностранных сил».

Более того, хотя женщины в Саудовской Аравии и получили автомобильные права, они все также должны придерживаться закона «вилайя» (опеки) и спрашивать разрешения у отца, брата или мужа, прежде чем отправиться на машине дальше, чем в торговый центр или в больницу.

Но пускай саудовские женщины не очень довольны ходом реформ, им приходится одобрять их, ведь уехать из страны они все равно не смогут (для этого необходимо разрешение родственника мужского пола), поэтому им приходится довольствоваться тем, что есть. В этом плане показателен пример Мариам аль-Отайби — саудовской девушки, которая рискнула ослушаться своего опекуна и уйти из дома. Ее отец написал жалобу о непослушании дочери, после чего ее арестовали и продержали в заключении 104 дня — такой срок был выбран опекуном.

Даже если женщине и удается покинуть королевство, это не всегда значит, что побег прошел успешно. В 2017 году мир следил за судьбой Дины Али, которая отказалась выходить замуж за навязанного семьей мужчину. Дина сумела попасть на Филиппины, но пока она ждала пересадки на другой рейс, ее успела догнать семья. Последнее, что беглянка успела выложить в Сеть — видео, как к Дине приближаются ее дяди. Больше о ней так ничего и не известно.

Порой боязнь возвращения на родину столь велика, что девушки предпочитают покончить с собой. Такой выход избрали сестры Ротана и Тала, 22 и 16 лет, которые сумели сбежать из Саудовской Аравии и попасть в приемную семью в США. После того как им пришло извещение от посольства Саудовской Аравии с требованием вернуться в королевство, девушки связали друг друга скотчем и покончили с собой.

Как твоя жизнь, дочь Востока? В Эр-Рияде женщина стала замгенсека кабинетаФото: shutterstock

Хотят безопасности, а не смотреть футбол

Если бы реформы бин Салмана полностью отвечали требованиям женщин, не было бы многочисленных ситуаций, когда во время семейных поездок за рубеж жены сбегают, а в Сети не процветали бы сервисы, с помощью которых женщина может заплатить и формально выйти замуж за мужчину, который разрешит ей уехать. В итоге реформы бин Салмана, имеющие, казалось бы, либеральную направленность, зачастую критикуют даже на Западе.

Саудовским женщинам нужно политическое решение, гарантирующее их безопасность, а не просто разрешение посещать футбольные матчи, цирки и кинотеатры. Настоящая реформа — это когда женщины <...> могут чувствовать себя в безопасности в своей собственной стране, — считает профессор Лондонской школы экономики Мадави аль-Рашид.

Впрочем, с ней не согласен автор нескольких книг о королях Персидского залива Сергей Плеханов, который видит в бин Салмане человека нового поколения, стремящегося повторить успех реформ в Катаре и Омане.

Сразу все решить нереально. Определенные действия бин Салмана действительно могут носить характер пиара, но таким образом наследный принц хочет привлечь внимание общества к существующей проблеме. Сейчас, похоже, специально выбираются яркие и привлекающие внимание реформы, но это делается потому, что невозможно сразу обрушить вековые традиции и юридические нормы, — заключил эксперт в беседе с NEWS.ru