Конечно, речь идёт о выборе пианистом программ концертов. Прежде всего — сольных. Почему условно сегодня артист решил сыграть Равеля и Дебюсси, а накануне утром и вечером того же дня — Брамса? Зритель никогда не узнает ответа на этот вопрос. А нужно ли?


Не так давно Денис Мацуев в Большом зале Московской консерватории играл Бетховена, Рахманинова, Шопена и Прокофьева. Даже не конкретизируя, какие сочинения этих композиторов исполнял пианист (об этом чуть ниже), можно сказать, что Денис Мацуев развернулся на все сто. Он играл абсолютно разную музыку в плане стиля, формы, при этом вовсе не собираясь никому доказывать свою состоятельность как большого артиста. Это давно всем понятно. Он играл то, что хотелось именно ему, именно здесь и сейчас.

При исполнении сонат Бетховена и Прокофьева не хотелось дышать, «Вариации на тему Корелли» Рахманинова, наоборот, пролетели вихрем, на одном вздохе. Можно было умереть от пианиссимо, которое окончательно разрывало связь с реальностью и отправляло в галактические дали. Денис Мацуев — гениальный музыкант. Банально. Но очень трудно понять, как музыканту при такой активной не только гастрольной, но и общественной жизни удаются такие концерты-откровения. Где искать подсказки? Может, сама сцена для маэстро святая? Ведь он выпускник Московской консерватории. Возможно, любимого Бетховена в тысячный раз он переиграл в голове во время полёта в самолёте и спустившись на землю, проверил, как рояль откликается на его мысли.

Действительно, в одном из своих интервью Мацуев на вопрос, где он репетирует выступления, ответил, что из-за частых перемещений по миру делает это в самолёте. Прозвучало гламурно. Но это абсолютная правда. Пианисты с хорошей школой и природным талантом «отпахивают» за фортепиано положенные нормо-часы ещё в детстве. Чтобы на пике карьеры можно было расслабиться и получать удовольствие от концертов. Музыкантов, и особенно пианистов, часто спрашивают, играют ли они для себя или же для зрителя. Интерес продиктован тем, что артист настолько интимно общается с инструментом, что кажется, что этим двоим больше никто и не нужен, а немая по определению публика не может вторгаться на эту территорию любви.

Точно можно сказать, что Мацуев играл седьмую сонату Прокофьева как в последний раз. Или как перед долгой разлукой с обожаемым инструментом.

Действительно, Мацуеву совсем скоро предстоит примерить на себя роль проницательного... члена жюри XVI Международного музыкального конкурса имени П.И. Чайковского. Смотр открывается 17 июня и продлится до 29 июня. Мацуев во главе жюри соревнования пианистов будет безвылазно почти две недели слушать музыку, а не играть её.

Нет сомнений в том, что артисту эта роль тоже нравится. Ведь, похоже, этот самый демократичный небожитель делает всё, что он хочет, не только на сцене, но и в жизни. Это явно чувствуется в его прочтении самой масштабной баллады Шопена (четвёртой, фа-минорной), которая тоже прозвучала на удивительном концерте в БЗК.

Добавьте наши новости в избранные источники