Судья Союза ММА России Мария Махмутова стала первым российским боковым рефери в UFC. В её активе уже три турнира. Впервые Мария стала широко известна после знаменитого боя Фёдора Емельяненко и Фабио Мальдонадо в Санкт-Петербурге, где она стала единственным рефери, не отдавшим победу тогдашнему руководителю Союза ММА, что было воспринято бойцовской общественностью как смелый поступок. Сейчас о ней заговорили в свете боя Эдсон Барбоза — Пол Фелдер. Команда бразильца подала протест на судейское решение и категорически не согласилась с оценкой Махмутовой 30:27 в пользу американского бойца. В эксклюзивном интервью News.ru она рассказала о своей судейской карьере и объяснила, чем восприятие поединка судьи отличается от обычных зрителей.


— Расскажите, как вы стали судьёй UFC. Это было приглашение вас лично или вас выдвинул Союз ММА России?
— Когда UFC собиралась проводить свой первый турнир в России в прошлом году, её представители обратились в национальную федерацию. Союз ММА России выдвинул несколько кандидатур, среди которых была и я, и меня утвердили. Турнир в Абу-Даби стал уже третьим для меня в UFC после двух российских.

— Приходилось ли для этого проходить какой-то тест на знание правил и компетенцию?
— Я проходила множество судейских курсов, включая курс Марка Годдарда и Джона Маккарти. И, конечно, я подавала информацию о своём бэкграунде.

— Отличаются ли стандарты судейства UFC от тех, которыми пользуется Союз ММА России?
— Есть небольшие различия в правилах союза и UFC, но стандарты судейства высоки как на любительских турнирах, так и на профессиональных.

— Какой первый бой судили, были ли волнения?
— В начале 2013 года судила любительский бой на региональном уровне. Очень волновалась.

— На недавнем турнире в Абу-Даби команда бразильца Эдсона Барбозы категорически не согласилась с вашим решением 30:27 в пользу его соперника. Можете объяснить, почему поставили такой счёт, хотя Барбоза в первых двух раундах нанёс больше ударов?

ufc /Instagram.com


— Картинка на экране или со стороны зрителей в зале, смотрящих несколько иным взглядом на бои, достаточно часто отличается от судейского взгляда. Никто не находится так близко к спортсменам, как рефери и судьи у клетки. Никто не руководствуется так строго правилами, как мы. Также на решение влияет позиция судьи по отношению к бойцам в определённый промежуток боя. Поэтому и судит три человека с разных сторон. Далеко не всегда количество бывает в приоритете. Можно нанести ударов больше, а качество или ущерб будет за тем, кто нанёс меньше.

— Вы пересматривали этот бой в записи? Не изменили своё решение?
— Бой пересмотрела. Вообще все спорные бои всегда пересматриваю. Делаю выводы. Если ошибка действительно имеет место, я её признаю. Это неприятно, но честно по отношению к спортсмену и по отношению к себе самой. Но покажите мне хоть одного судью, а лучше человека, который ошибок не совершал.

— Рассмотрение подобных дел может повлиять на карьеру рефери и дальнейшие назначения?
— Конечно, может повлиять. Но самое главное — при разборе боя объяснить, почему ты принял то или иное решение. Умение обосновать доказывает компетенцию.

— На турнирах, проходящих в России, бойцы часто выражают несогласие с вашими решениями и решениями ваших коллег?
— Конечно, часто и имеют на это право. Они делают свою работу, мы — свою. При близких боях всегда будут недовольные.

— У вас нет желания попробовать себя в роли рефери в клетке или ринге?
— А зачем?