Согласно новому исследованию американского Института энергетической экономики и финансового анализа (Institute for Energy Economics and Financial Analysis, IEEFA), рекордные темпы добычи сланцевой нефти в США идут параллельно с ощутимым ростом убытков для местных предпринимателей. Выборка из 38 публичных нефтегазовых компаний показала, что отрицательный денежный поток (общая убыточность) составил $1,26 млрд. По мнению западных аналитиков, ряд сланцевых компаний ждёт полное банкротство уже в 2020 году. Российские эксперты, между тем, считают, что сланцевая революция XXI века продолжается, а убытки и разорение — это абсолютно нормальный процесс для слишком молодой и высокотехнологичной отрасли ТЭК.


Такие грустные результаты — некий итог десятилетия разочарований для сланцевых инвесторов, которые годами надеялись на рост прибылей от вроде бы растущей добычи нефти и газа, — сказали News.ru в институте IEEFA.

Несмотря на то что сланцевые компании могут поставлять на рынок огромные объёмы нефти и газа, их долг за 10 лет лишь увеличился, а это значит, что в ближайшие несколько лет многие компании может постигнуть печальная участь. В 2020–2022 годах, сообщает Wall Street Journal, сумма долговых обязательств «сланцевиков» возрастёт с $9 млрд (в текущем году) до $137 млрд.

Поскольку Уолл-стрит всё меньше верит в перспективы сланцевой прибыли, удивляет то, как без притока свежего капитала сланцевые бурильщики справляются со своими долгами, а также умудряются поддерживать рекордные темпы бурения, пишет профильное издание Oilprice.com. Всё это значит, что не имея возможности привлечения кредитных средств, американские производители сланцевой нефти также не способны наращивать объёмы бурения новых скважин с целью компенсации падения добычи на сланцевых структурах, замечают аналитики.

Boris Roessler/dpa/Global Look Press

До тех пор, пока компании, порождённые фрекинговым бумом (фрекинг — способ добычи сланцевых нефти и газа. — News.ru), не смогут продемонстрировать, что они могут производить как деньги, так и углеводороды, осторожным инвесторам стоит рассматривать данный сектор как спекулятивное предприятие с сомнительным прогнозом и ненадёжной бизнес-моделью, — говорится в отчёте IEEFA.

Как иллюстрация, крупнейший независимый разработчик сланцевых пород EQT сократил персонал и решил частично свернуть бурение, Chesapeake Energy подала в Комиссию по ценным бумагам и биржам (The United States Securities and Exchange Commission, SEC) уведомление о вероятном банкротстве, а Diamondback Energy снизила добычу нефти, поскольку новые скважины не дали ожидаемых результатов. Все эти примеры — существенный признак того, что с бизнес-моделью фрекинга возникли серьёзные проблемы.

Под сланцевой нефтью принято понимать нетрадиционную нефть, содержащуюся в пластах породы с низкой плотностью и проницаемостью. После того как американцы совершили так называемую газовую сланцевую революцию, экономисты заговорили о перспективах разработки нефти.

Считается, что если разработка чёрного золота таким способом станет прибыльной, необходимость в поиске альтернативных видов топлива или новых источников нефти и газа пропадёт, поскольку, по различным оценкам, запасы сланцевого ресурса могут составлять 3 трлн баррелей (для сравнения — объём разведанных месторождений традиционной нефти составляет порядка 1,3 трлн баррелей).

Чисто инновационные риски

Надо понимать, что сланцевая нефть и сланцевые источники — объекты абсолютно другой, особой природы. Нет одинаковых объектов добычи. Хотя в традиционной нефти тоже нет одних и тех же месторождений, но черт различия в сланцевых источниках гораздо больше, и они значительнее. Поэтому при переходе к чуть изменённым видам объектов меняется и вся конфигурация добычи, подход к работе с ними. Отсюда — причина финансовых рисков американских компаний.

Валерий Крюков

директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН и руководитель Центра ресурсной экономики

По его словам, в случае со сланцем работает закон больших чисел. В настоящее время компаний, жаждущих прибыли от сланцевой нефти, — 14 тысяч, именно поэтому в этой бизнес-отрасли идёт жёсткий отбор, пояснил Крюков. Многие из участников этого рынка не имеют достаточных средств и необходимого опыта. Проекты же, как правило, эффективны, прежде всего, по известным залежам сланцев, объясняет он. Но на таких месторождениях работают средние и крупные компании. Кроме того, на новых скважинах отработанная на других месторождениях методика добычи может давать сбой — именно в такой «непредсказуемости» заключается трудность извлечения из недр сланцевой нефти. Хотя, с другой стороны, для венчурного инновационного рынка такая ситуация является ожидаемой, отметил руководитель Центра ресурсной экономики.

Всё-таки сланец — это инновация в чистом виде. Сложность в том, что это инновация локально-ориентированного характера. Никакой паники в этом десятилетии быть не может. Наоборот, за последние пять лет видна положительная динамика в виде снижения издержек, наработки опыта бурения и добычи, снижение требований по части экологии (по перетокам пропантов в водоносные слои), — сказал Валерий Крюков.

Профессор кафедры моделирования месторождений углеводородов РГУ нефти и газа имени Губкина Владимир Шустер объясняет, что процесс добычи сланцевой нефти очень опасен и часто сопровождается различными авариями. Но надо отдать должное, что у американской буровой техники запас прочности очень высок. Поэтому, уверен специалист, убытки в сланцевой добыче являются временной издержкой. По мнению Шустера, представленные IEEFA выводы вряд ли определяют какие-то суммарные показатели.

Сергей Лантюхов/News.ru

Россия без сланца

Ну а пока мы довольствуемся традиционной нефтедобычей, американцы всё активнее вытесняют Россию с выгодного европейского топливного рынка, говорит Шустер.

Участие в сланцевой революции требует огромных средств. Мы долгие годы это, к сожалению, откладывали, так как довольствовались тем, что уже найдено. Мы искали лёгких экономических условий, — сказал профессор Шустер.

Наша инерция объяснима — у России пока есть большой запас традиционных залежей и весомый потенциал краевых и неструктурных ловушек (подземные резервуары с нефтью, которые труднее отловить с поверхности) в тех месторождениях, которые были ранее введены в разработку, говорит руководитель Центра ресурсной экономики Валерий Крюков. Всё-таки в РФ слишком большой традиционный ресурсный материал, выявленный в предыдущие годы, уточнил эксперт.

При этом сами американцы, объяснил Владимир Шустер, к сланцевой революции пришли, скорее, вынужденно, поскольку их законы запрещали им эксплуатацию собственных открытых месторождений. Они это оставляли для потомков, отметил профессор кафедры моделирования месторождений углеводородов Губкинского университета.

В какой-то момент, напомнил Шустер, американцы вдруг пришли к экономическому осознанию, что в обход национальных запретов можно заняться именно сланцевой добычей газа и нефти. А уже добиться сравнительно быстрого успеха в этом вопросе им позволило мощное развитие промышленности и новейших технологий в данной и смежных областях.

Аналитик подчёркивает, что России рано или поздно всё равно придётся пойти по этому же пути и начать добывать нефть из сланцевых пород. А сейчас российские нефтяники всё активнее осваивают возможности технологий сланцевой добычи на залежах баженовской, тюменской, абалакской, доманиковой и ходунской групп нефтематеринских пород.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен