16+
Александр Толмачёв

Странная смерть в колонии, или Кто убил российского журналиста

COVID-19 — малоубедительная версия гибели Александра Толмачёва
16:07, 17 ноября 2020 1 109
Фото: Свободу Александру Толмачёву! / Vk.com

Ростовский журналист Александр Толмачёв умер 9 ноября в оренбургской колонии незадолго до своего освобождения. Сообщается, что он заразился коронавирусом. Однако его соратники не готовы поверить в случайность гибели Толмачёва с учётом того, насколько влиятельными были его враги. NEWS.ru рассказывает подробности смерти журналиста, а также выясняет, так ли тяжела ситуация с COVID-19 в местах лишения свободы, чтобы трагедию можно было безоглядно списать на неё.


«Помогли уйти»?

Александр Толмачёв был главным редактором и издателем газеты «Уполномочен заявить» и журнала «Про Ростов». Мужчина отбывал своё наказание в ИК-9 посёлка Акбулак Оренбургской области. Журналист был приговорён в 2014 году Кущёвским районным судом Краснодарского края к штрафу в 150 тысяч рублей и к девяти годам колонии общего режима. Толмачёва обвинили в вымогательстве: якобы он требовал от местных бизнесменов деньги за то, что не станет публиковать компрометирующие сведения об их предполагаемых связях с одним из участников «банды Цапка» Сергеем Цеповязом. Эта ОПГ, напомним, стала известна на всю страну после массового убийства 12 человек, в том числе детей, на Кубани в 2010 году.

Толмачёв был обвинён по четырём эпизодам вымогательства, однако он свою вину не признал и настаивал, что дело сфальсифицировано. По словам покойного, процесс над ним — это расправа за материалы о коррупции в полиции, судах и других эшелонах власти. С ним соглашались некоторые ростовские журналисты, в поддержку осуждённого проходили пикеты. Важно отметить, что летом Европейский суд по правам человека назначил Толмачёву €27 450 компенсации морального и материального вреда. Правда, это не касалось эпизодов о вымогательстве: в конце десятых годов судьи в Ростовской области подали против журналиста иски о клевете, которая, по их мнению, содержалась в публикациях Толмачёва о взяточничестве и захвате территорий. Толмачёв был признан виновным, его обязали выплатить больше €17 тысяч «потерпевшим». ЕСПЧ постановил, что в отношении журналиста была нарушена статья 10 Конвенции о защите прав человека — «Свобода выражения мнения».

Так или иначе, но выйти из тюрьмы журналист должен был уже через 1,5 месяца. Однако 9 ноября коллега умершего Сергей Азаров сообщил в соцсетях, что Александр Толмачёв умер. Ранее его не выпустили по УДО из-за того, что журналист заразился коронавирусом.

Общественный защитник Толмачёва Александра Изучеева обратила внимание на то, что он не сообщал ей и своей супруге о наличии у него признаков COVID-19.

Сейчас на коронавирус можно всё списать. Это во-первых. Во-вторых, его не выпустили по УДО, хотя вся Европа выпускает заключённых из-за коронавируса, даже по тяжким преступлениям. А ему отказали в УДО из-за большого количества взысканий. К сожалению, на государственном уровне не было принято политическое решение о том, чтобы выпустить часть заключённых в связи с коронавирусом... Что касается того, была смерть естественная или неестественная, я считаю, что неестественная. Толмачёву просто «помогли» уйти в иной мир, — считает Изучеева.

Ростовский журналист Александр Оленев на своей странице в Facebook написал, что «Толмачёв открыто шёл на конфликты с власть имущими» и что его посадили, чтобы «заткнуть рот и преподать урок другим журналистам».

При всех плюсах и минусах, у меня осталось глубокое уважение к Александру Толмачёву. Прежде всего за его гражданскую позицию, которую он отстаивал прямо и открыто, не прячась за псевдонимами или зашифрованными аккаунтами в Сети. Он писал от своего имени на страницах своих изданий. Судился за свои слова. И не боялся могущественных оппонентов, — написал Оленев.

В аппарате уполномоченного по правам человека Оренбургской области сообщили, что им известно о единичных случаях заражения в местных колониях. Что касается Толмачёва, то жалоб от него к ним не поступало и они могут заняться проверкой только после поступления заявления.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Член местной ОНК, а также руководитель организации «АнтиДилер» Денис Терсков рассказал NEWS.ru, что комиссия будет проводить в ИК-9 проверку в связи со смертью Толмачёва.

Пока что-то более подробное про смерть Александра Толмачёва я сказать не могу. Если же говорить об общей картине, то я ещё ни разу не сталкивался с подтверждением пыток в оренбургских колониях за тот период, что я работаю в ОНК. Я бы скорее обратил внимание на то, как оказывается помощь больным коронавирусом заключённым. Оренбургская область в плане распространения инфекции, к сожалению, ничем не отличается от других регионов.

Денис Терсков

руководитель «АнтиДилера» и член ОНК

Ковид на нарах

Умер или нет на самом деле от COVID-19 Александр Толмачёв, но ситуация с инфекцией в российских местах лишения свободы далека от идеальной. 30 октября во ФСИН сообщили, что в следственных изоляторах и колониях заразились коронавирусом с начала пандемии почти 1,6 тысячи заключённых. Более 91% из них вылечились, один человек умер.

Заместитель директора ФCИН Валерий Бояринев заявил, что серьёзных вспышек заболеваемости вирусом в местах лишения свободы не было зафиксировано, а там, где случаи заражения всё-таки находились, с ними удавалось справиться благодаря масштабной и самоотверженной работе медиков и сотрудников исправительных учреждений, а также своевременной госпитализации. По словам Бояринева, для координации борьбы с COVID-19 был создан оперативный штаб, был составлен специальный план, предусматривающий поэтапное проведение профилактических и лечебных мероприятий в зависимости от уровня эпидемиологической опасности. Также была организована круглосуточная горячая линия.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Тем не менее о заражениях в местах лишения свободы неоднократно сообщали правозащитники и журналисты, при этом их данные иногда расходились с официальными от ФСИН. Так, например, правозащитный проект «Серая зона» опубликовал информацию о многочисленных респираторных заболеваниях у заключённых в Пермском крае, Кемеровской, Волгоградской и Челябинской областях. В свою очередь ГУФСИН РФ по Пермскому краю ответило, что были обнаружены лишь двое осуждённых с признаками острой вирусной инфекции в ИК-1, которых своевременно изолировали в отдельные специально оборудованные помещения. А всего в учреждениях ГУФСИН Прикамья, по данным ведомства, было 11 заключённых с признаками острой вирусной инфекции.

По словам юриста «Зоны права» Данила Нургалеева, во время эпидемии ФСИН информационно закрылась и не комментирует сообщения о заражениях, даже когда эти случаи подтверждают адвокаты.

С сентября нам стало известно о восьми потенциальных случаях заражения сотрудников. ФСИН официально подтвердила только два. По остальным случаям пресс-релизов нет, — рассказал Нургалеев.

Он добавил, что с начала осени и второй волны COVID-19 ФСИН снова начала закрывать свои учреждения на карантин, ограничивать свидания и приём посылок. Однако во многих учреждениях вспышки начались повторно — например, в Свердловской области.

Что касается Оренбуржья, то, например, 17 марта — ещё в первую волну — правозащитник Владимир Осечкин сообщал о заболеваниях в ИК-8. По его словам, родственники заключённых сообщали о более сотни осуждённых с температурой 39–40 градусов. По словам Осечкина, руководство УФСИН «пытается это скрыть и вынуждает даже больных осуждённых выходить в промзону и „вырабатывать норму“ швеи». Однако во ФСИН назвали информацию ложной и заявили, что учреждение работает в штатном режиме, а санитарно-эпидемиологическая обстановка стабильная и находится под постоянным контролем. В ведомстве подчеркнули, что осуждённые, находящиеся на больничном, «в соответствии с трудовым законодательством» не выходят на работу и проходят необходимое лечение в медицинской части.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2