16+

Потанин vs Радионова: как «Норникель» снижает компенсацию за аварию на ТЭЦ

Инсайдеры утверждают о возможном давлении на суд по иску Роспотребнадзора о взыскании ущерба после экологической катастрофы на Таймыре
19:55, 15 января 2021 1 916
Фото: Norilsk Nickel Press Service/via Globallookpress.com

В арбитражном суде Красноярского края состоялось первое в этом году заседание по иску Росприроднадзора к дочерней компании «Норникеля» о взыскании более 147 млрд рублей в качестве компенсации ущерба за разлив дизельного топлива на ТЭЦ-3 под Норильском в мае 2020-го. В преддверии слушаний в Сети стали распространяться слухи о давлении на судью, от которой якобы требуется снизить сумму претензий. Корпорация Владимира Потанина и привлечённая ею экспертная организация «Экотерра», участвующая в процессе на правах третьей стороны, полагают, что объём ущерба в несколько раз ниже, чем с них требует природоохранное ведомство. NEWS.ru выяснял, что происходит в тени юридического противоборства структур Владимира Потанина и Светланы Радионовой.


«Развёрнута целая кампания»

Первое в 2021 году судебное разбирательство по иску Росприроднадзора к АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (НТЭК, является дочерней структурой «Норникеля») о взыскании компенсации за ущерб окружающей среде завершилось 15 января. На нём судья Наталья Варыкина отказала ответчику в проведении трёх дополнительных экспертиз. Одна из них должна была касаться степени растворимости солярки в двух резервуарах, а также в реке Амбарная и ручьях Безымянный и Далдыкан. Другая предполагала определение массы нефтепродуктов, попавших в воду. Третью предлагалось провести для определения степени вреда почве.

Как заявила глава Росприроднадзора Светлана Радионова, сегодняшнее решение суда «очень важно и правильно». Противоположная позиция суда, по её словам, могла бы «существенно затянуть процесс», что юристы прогнозировали ещё в сентябре 2020-го. Глава надзорного ведомства подчеркнула, что истец уверен в своих расчётах суммы ущерба.

В преддверии первого в 2021 году заседания по иску Росприроднадзора к структуре Владимира Потанина в Сети стали распространяться слухи о том, что эта история может закончиться в пользу ответчика. Такую информацию недавно озвучили анонимные Telegram-каналы, её отчасти подтвердили опрошенные NEWS.ru эксперты, не исключив подобного развития событий.

Наши инсайдеры утверждают, что судья Варыгина вынесет решение, которое кратно уменьшит предъявленную сумму — чего и добивается «Норникель». Ради «бедных» олигархов была развёрнута целая операция. Давление было оказано отнюдь не на саму Наталью Варыгину, а на кассационную инстанцию в Иркутске, куда судья обращалась в связи с таким громким и сложным делом. Конечно, у госпожи Варыгиной голова пошла кругом. За четыре года работы в должности судьи краевого АС жизнь её к такой феерии не готовила, — утверждает Telegram-канал «ВЧК-ОГПУ».

Norilsk Nickel Press Service/via Globallookpress.com

Ранее он же писал, что корпорация якобы начала «массированную медиаатаку на губернатора края Александра Усса», который «осмелился поддержать федеральный центр в экологическом конфликте и тем самым задел Потанина». Теперь же авторы канала утверждают, что «это дело становится настоящей проверкой судебной системы».

В декабре третьими лицами на процессе стали ООО «Безопасность в промышленности» и компания «Экотерра». Первое в 2018 году составило экспертизу об удовлетворительном состоянии резервуара с дизельным топливом, авария на котором, по версии МЧС, стала самым крупным ЧП подобного рода на планете. Вторая структура по заказу ответчика подсчитала сумму ущерба от экологической катастрофы не в 147,7 млрд рублей, как указывает Росприроднадзор, а в 17,94 млрд. Участие этих организаций в процессе, по информации инсайдеров, якобы открывает «широкие перспективы» для судебного разбирательства.

Информированный источник NEWS.ru в Красноярском крае не исключает, что арбитраж не станет в полном объёме удовлетворять иск Росприроднадзора.

Во-первых, утверждает анонимный собеседник редакции, суды выносят решения по аналогичным спорам, закладывая в основу суммы ущерба коэффициент длительности негативного воздействия на водный объект. Ведомство Светланы Радионовой использовало высокий коэффициент, который применяется, если к устранению последствий аварии приступили через длительный период, в то время как в «Норникеле» утверждают, что стали устранять загрязнение сразу же после экологической катастрофы на ТЭЦ-3.

Во-вторых, источник NEWS.ru утверждает, что в Красноярском крае и некоторых других субъектах «Норникель» является одной из ведущих компаний, которая оказывает «огромное влияние» на общественные процессы, а также имеет своих лоббистов в различных структурах, в том числе силовых и судебных. Поэтому, утверждает он, не исключено, что ответчик будет использовать различные рычаги влияния. Стоит напомнить, что о корпорации Владимира Потанина как о «царе и боге» в Красноярье эксперты NEWS.ru уже говорили.

Это же косвенно дал понять председатель палаты экологических организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края Павел Гудовский. Он подчёркивает, что Норильск — это «закрытый город» и если туда кто-либо прилетает, его «будут контролировать с того момента, как он купил билет», а также продолжат отслеживать его действия и высказывания уже после поездки в заполярный город.

Если говорить о реках, они вообще в тундре находятся, куда очень тяжело добраться. То есть общественные экологические организации и госорганы могут довольствоваться теми данными, которые сам «Норникель» предоставляет, либо в рамках выездного надзора. Выезд возможен в рамках своего бюджета, которого не хватает, чтобы полноценно проводить мероприятия по расследованию природоохранных преступлений. Официальная позиция «Норникеля» — всё выполняется. Но мы от лица какой-то независимой экспертизы не можем этого подтвердить, потому что ресурсов нет. Даже если будут ресурсы, нужно преодолеть административные рычаги противодействия, с которыми ты можешь столкнуться.

Павел Гудовский

председатель палаты экологических организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края

Говоря об экспертизе «Норникеля», согласно которой сумма ущерба оказалась ниже, чем в расчётах Росприроднадзора, Гудовский пояснил, что «подрядчик будет выполнять свои полномочия так, чтобы понравилось заказчику». Поэтому, уверяет он, «было бы странно, если бы „Экотерра“ насчитала бы больший ущерб, чем Росприроднадзор».

«Переедет в Дубай на ПМЖ»

Russian Investigative Committee/via Globallookpress.com

Член комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Александр Фокин уверен, что «Норникель» «будет защищать свои экономические интересы и нанял экспертов, которые оценивают сумму ущерба». В данной ситуации, подчёркивает парламентарий, «начинают работать законы рынка» и, по его мнению, «возникают вопросы к судебной системе: судья не может быть экспертом и обладать достаточными знаниями в вопросах экологической безопасности, охраны окружающей среды». Поэтому, продолжает депутат, судам будет «трудно принять объективные решения, разобраться в тех колоссальных цифрах, которые предъявляются Росприроднадзором».

Судебная система РФ требует совершенствования и реформирования. Судьи должны обладать необходимыми знаниями в этой области и иметь соответствующее образование, а в экспертных оценках должны быть использованы данные новых технологий и оборудования, позволяющие объективно оценить нанесённый экологический ущерб.

Александр Фокин

депутат Госдумы

Как считает бывший замруководителя Росприроднадзора Олег Митволь, происходящее вокруг иска Росприроднадзора к НТЭК «похоже на то, что юристы Потанина прикладывают больше сил и оказывают больше внимания к работе с судом, рассчитывая благодаря этому на кратное снижение суммы». Его удивляет «отсутствие серьёзных профессионалов среди юристов Потанина в плане природоохранной деятельности». Отсутствие законного подхода к мероприятиям по охране окружающей среды в конечном счёте приводит к большим штрафам, но, как полагает Митволь, «„Норникель“ на это плевал».

Он объяснил, что Росприроднадзор «сделал всё абсолютно формально юридически», основываясь в своём иске на приказ Минприроды РФ от 13 апреля 2009 года № 87 «Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам вследствие нарушения водного законодательства». В нём, как отмечает Митволь, прописан порядок расчёта ущерба по нескольким переменным — «объёму выбросов загрязняющего вещества, длине водных объектов и количеству дней воздействия на них».

Удивительно, что зарабатывающая миллиарды долларов в год корпорация не может привлечь к работе людей, которые имеют опыт работы с данной методикой <...>. Видимо, есть аргументы, которые могут убедить суд выпустить на свет противоправное решение, после чего судья переедет в Дубай на ПМЖ или в какую-нибудь другую страну.

Олег Митволь

бывший замруководителя Росприроднадзора

По словам экс-чиновника, «господин Потанин понимает больше, как работать с чиновничьими кабинетами, чем как работает формула, утверждённая в 2009 году». Он добавляет, что впоследствии из этой формулы расчёта якобы для увеличения инвестиционной привлекательности Арктики в интересах бизнеса «был убран коэффициент-2 для арктической зоны, и если бы он оставался, то „Норникелю“ выкатили бы счёт, соответственно, под 250–300 млрд». Бывший чиновник выразил несогласие с принятием такого изменения, поскольку «любые мероприятия по рекультивации загрязнения в Арктике всегда дороже, чем в средней полосе, из-за климатических условий, доступности и других факторов». Между тем стоит напомнить, что после аварии на ТЭЦ-3 в Минприроды начали прорабатывать вопрос «внесения изменений в методику исчисления размера вреда, причинённого водным объектам в части установления повышающего коэффициента при расчёте размера вреда для арктической зоны».

Директор проектного департамента российского отделения Greenpeace Владимир Чупров считает, что сумма ущерба, обозначенная в иске Росприроднадзора, может быть обоснована. Но всё зависит от того, как читать методику ущерба водным объектам, поскольку в 87-м приказе Минприроды есть несколько «серых зон». Самый большой пробел, по его мнению, связан с тем, с какого момента считать начало ликвидации разлива нефтепродуктов. Из-за разницы подходов сумма ущерба может меняться «на десятки миллиардов рублей». Поэтому, говорит он, «сейчас могут быть правы все» (и «Норникель», и Росприроднадзор), в зависимости от того, как читать эти части методики и постановление правительства от 15 апреля 2002 г. № 240 «О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации» (последний документ прописывает алгоритмы действия по локализации и ликвидации последствий аварии).

По словам Чупрова, «Норникель» 30 мая, то есть на следующий день откачал часть нефтепродуктов, 1 июня доставил из Мурманска боновые заграждения для локализации дизельного пятна и установил их (то есть примерно через трое суток, в течение которых дизель распространялся беспрепятственно). Ещё спустя несколько суток началась откачка локализованного пятна. Чупров отмечает, почему это важно: «Чем больше разница между временем начала ликвидации загрязнения и временем прекращения (фиксации) сброса вредных (загрязняющих) веществ, тем больше повышающий коэффициент для расчёта ущерба. А это один из самых „тяжёлых“ для компаний, допустивших загрязнение, коэффициентов. Если ликвидация началась через трое суток, то коэффициент — 1,9, а если через семь суток, то уже 2,7. В рассматриваемом случае разница в десятки миллиардов рублей. Что считать началом работ по ликвидации — суд должен разобраться».

Также он обращает внимание на другие сложности в данной истории. Например, суду придётся разбираться с оценкой понесённых «Норникелем» затрат на проделанные работы по локализации и ликвидации последствий аварии. Эти затраты по закону могут идти в зачёт компенсации ущерба. И они могут быть очень большими.

Есть вопрос о том, сколько дизеля «вернули» из природы. По информации «Норникеля», на 28 сентября 2020 года было собрано свыше 34 тысяч кубометров водо-дизельной смеси, из которых на 28 октября было перекачано 25 тысяч кубометров для последующей сепарации. Эти 25 тысяч кубометров — не чистый дизель, там много воды. И тут важно понять, какие документы принесёт «Норникель» по собранному дизельному топливу. И кто подтвердит эти цифры и что это именно тот самый разлившийся дизель. На этом примере суд должен разъяснить, что и как считать в таких случаях.

Владимир Чупров

проектный директор Greenpeace

Он уверен, что «если всё будет по-честному», это может стать «судебным прецедентом, который войдёт в историю юриспруденции».

«Никто не напишет»

Norilsk Nickel Press Service/via Globallookpress.com

Олег Митволь напомнил про недавнее заявление представителя Генпрокуратуры о том, что подразделения Росприроднадзора и Ростехнадзора с 2016 года не проводили проверки на ТЭЦ-3, в то время как было экспертное заключение о несоответствии элементов вышедшего из строя резервуара действующим нормам и правилам. Напомним, по данным СК, резервуар ещё в 2018 году был признан аварийным.

Митволь полагает, что Ростехнадзор должен мониторить опасные технические объекты раз в год, но «чем им там глаза заливали, что они не видели, что это не бочки, а гнильё, — это отдельный вопрос, видимо, к прокуратуре и следователю». Между тем стоит отметить, что ранее енисейское управление Ростехнадзора оштрафовало НТЭК на 1 млн рублей за нарушение технической безопасности, что привело к экологической катастрофе.

По словам Павла Гудовского, отсутствие проверок Росприроднадзора и Ростехнадзора с 2016 года на объекте НТЭК «связано с бардаком в регулировании промышленной деятельности от лица этих ведомств». В первую очередь на это влияет регламент их деятельности, а предприятие, «вероятно, скрывало, что продолжает эксплуатировать аварийный резервуар с дизельным топливом». Эколог предполагает, что техническое сооружение не проверялось, потому что по документам оно было аварийным и его нельзя было использовать. А если оно является неисправным и неработающим, Ростехнадзор «проводит только надзорную деятельность, а не контролирующую, то есть запрашивает у предприятия документы». По этим документам надзорное ведомство, например, видит, что одно сооружение на ремонте, а другое работает, и только на основе этого анализируется деятельность предприятия.

Гудовский также отмечает, что у Ростехнадзора нет полномочий на то, чтобы в одностороннем порядке заходить на объекты, в отличие от Росприроднадзора. У последнего есть возможность проводить плановые проверки «на каких-то объектах раз в три года, на каких-то — раз в пять лет». А внеплановые инспекции могут быть по заявлению, «но в Норильске никто не напишет заявление, потому что это градообразующее предприятие».

Авария на ТЭЦ-3 произошла 29 мая 2020 года, там разгерметизировался резервуар с дизтопливом. Правительственная комиссия объявила инцидент в Норильске чрезвычайной ситуацией федерального уровня. После этого были заведены уголовные производства в отношении менеджеров ТЭЦ-3, которых позднее освободили из-под ареста. Также фигурантом дела о халатности стал экс-мэр Норильска Ринат Ахметчин, который в октябре получил шесть месяцев исправительных работ.

В результате утечки более 21 тысячи тонн нефтепродуктов разлилось далеко за пределы промзоны ТЭЦ-3, из них, по предварительной оценке, 6 тысяч тонн попали в грунт и 15 тысяч тонн в ручей Далдыкан — правый приток реки Амбарной, впадающей в крупное озеро Пясино, из которого вытекает река Пясина, впадающая в Карское море. К началу июня предельно допустимая концентрация вредных веществ в воде реки Амбарной превысила норму в десятки тысяч раз.

Как писал NEWS.ru со ссылкой на экспертов, катастрофа с разливом топлива ставит под сомнение способность российских компаний безопасно осваивать Арктику, прежде всего, для коренного населения Севера, жизнь которого полностью зависит от местных рек. О каком-то общественном экологическом контроле за деятельностью подобных производств говорить не приходится: тот же Норильск, где произошёл инцидент, по сути полностью зависит от компании, не говоря о населённых пунктах, которые будут строиться за полярным кругом только за счёт инвестиций.

Росприроднадзор оценил ущерб от аварии в 147,7 млрд рублей и в сентябре подал иск к НТЭК. В «Норникеле» обращение регулятора в суд сочли преждевременным, «поскольку ликвидационные мероприятия на водных объектах завершены, но экспертиза объёмов собранных нефтепродуктов ещё не проведена». В компании посчитали, что Росприроднадзор необоснованно применил коэффициент длительности негативного воздействия в максимально возможном размере равном пяти, поскольку он применяется, когда нарушитель не предпринял никаких действий в течение более чем 20 суток с момента аварии для устранения её последствий, в то время как компания Владимира Потанина начала работы по ликвидации в день аварии, что соответствует коэффициенту 1,1. В октябре «Норникель» оценил ущерб в 21,4 млрд рублей, а в декабре привлечённая корпорацией АНО «Экотерра» пришла к выводу, что урон окружающей среде ещё ниже.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2