Онлайн-митинги — тренд весны 2020 года. В условиях, когда выйти на улицу и высказать свою позицию не позволяют не только административные препоны, но и эпидемия, протест в Сети кажется лучшим решением и приобретает разные формы. Так, площадкой для высказывания недовольства стали онлайн-карты и навигаторы — люди виртуально собирались в разных точках городов и писали о наболевшем. Чуть позже прошёл онлайн-митинг на площадке YouTube — там уже были и свои ведущие, и выступающие, а люди могли оставлять комментарии в режиме реального времени. NEWS.ru попытался выяснить, какое будущее ждёт такой формат протеста и есть ли оно вообще.

В один день со стихийным митингом во Владикавказе, который прошёл в традиционном формате, по ряду российских городов прошла волна онлайн-протеста. Люди в Ростове-на-Дону, Новосибирске, Чите, Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и многих других городах массово оставляли сообщения в навигаторах и онлайн-картах. Требования «митингующих» касались экономического положения из-за введённого режима самоизоляции. Они требовали ввести режим ЧС, просили дать возможность выйти на работу, а также спрашивали, чем платить ипотеку и на какие деньги покупать еду. Комментарии в картах и навигаторах оставлялись вблизи зданий местных органов власти. Позже «Яндекс» удалил сообщения «протестантов», объяснив, что всегда удаляет комментарии, которые не относятся к дорожной ситуации.

В конце апреля прошёл ещё один онлайн-митинг — теперь уже на Ютубе и заранее анонсированный. Его организовали активисты кампании «Нет!» журналист Илья Азар и актриса Юлия Ауг, выступающие против поправок в Конституцию. Онлайн-митинг по большому счёту представлял собой трансляцию, на которой выступали политологи, экономисты и гражданские активисты и который одновременно смотрели несколько тысяч человек. В итоге участники предложили резолюцию с требованиями к власти: разработать план борьбы с коронавирусом, давать достоверную информацию, обеспечить медиков средствами защиты и всем необходимым, поддержать финансово бизнес и обычных граждан, провести амнистию и отказаться от поправок в Конституцию.

NEWS.ru пообщался с участником онлайн-митинга политиком Дмитрием Гудковым. По его мнению, никакие интернет-протесты не заменят реальных, но на данное время это приемлемый способ общения и выражения собственного мнения.

Единственное, чего власть боится — это митингующих именно на улице. Но тем не менее онлайн-митинги — это такая форма общения и коммуникации, мобилизации сторонников разных политиков и разных гражданских активистов друг с другом. То есть это попытка формировать повестку. С точки зрения фундаментальных изменений онлайн-митинги не дадут эффекта. А как текущая повестка — нормально. Нельзя выходить на улицу — мы вот общаемся онлайн.

Дмитрий Гудков политик

Также политик уверен, что существует разница между обычными обсуждениями в Интернете и организованным онлайн-митингом. В первую очередь это одновременная мобилизация разных политиков.

То есть энергия всё равно возникает. Там и Прохорова была, и много разных людей, которых можно было увидеть в одно и то же время. Считайте, что это комментарии политиков и активистов, собранные в одном видеоблоге. И эта тематическая штука — то есть идут темы, далее идут заявления от самых разных политиков, создаётся информационный повод, об этом пишут СМИ, далее в соцсетях распространяется. И обычные комментарии льются маленькими ручейками, а здесь — попытка создать большой поток, — утверждает он.

Кроме того, Гудков рассказал, как отреагировали на виртуальный митинг представители власти.

Представители думских фракций вдруг неожиданно подсуетились и стали поддерживать амнистию. Возможно, сыграла роль помимо онлайн-митинга и наша петиция. Поэтому на что конкретно власть среагировала, сложно сказать, но какие-то меры они начинают предпринимать по поддержке бизнеса и граждан. Которых совершенно недостаточно, но, по крайней мере, хоть что-то, — пояснил он.

Политик добавил, что на данный момент у записи трансляции митинга уже более ста тысяч просмотров, однако в режиме онлайн нет единения и нет таких эмоций, как на реальных митингах. Но на это и не было расчёта, отметил он.

По словам Гудкова, организаторы в ближайшее время планируют проведение новых онлайн-митингов.

Руководитель проекта «Апология протеста» Алексей Глухов солидарен с политиком: митинги в онлайне могут быть отличным дополнением офлайн-активности, но никак не заменят её.

Ничто никогда не заменит улицу. Онлайн-митинг не является раздражительным элементом для власти. Одно дело, когда несколько десятков или сотен людей собрались у местной администрации и что-то требуют, совсем другое — когда кто-то что-то говорит в Интернете. Думаю, что виртуальные митинги не исчезнут полностью после карантина, но перестанут быть востребованными.

Алексей Глухов руководитель проекта «Апология протеста»

Он также отметил различие между протестной активностью в навигаторах и на YouTube. На последний люди обычно приходят с конкретной целью, а в карты заходят по другим причинам и параллельно читают возмущённые комментарии.

Есть серьёзное отличие между этими площадками. «Яндекс» — конкретная бизнес-платформа, которая вправе цензурировать сообщения, потому что изначально имеет другой набор функций. В картах и навигаторах такие акции более результативные, чем там, куда люди пришли по ссылке. В картах ты не можешь отказаться — видишь сообщение, кликаешь и читаешь его. Этим сервисом пользуются не только те люди, которые перешли по конкретной ссылке, но и те, которые не знали и не догадывались. Поэтому там аудитория больше, — полагает Глухов.

Он добавил, что не стоит думать, что правоохранители следят за каждым шагом, однако нужно иметь в виду, что любое непровластное мнение, высказанное публичными людьми, — раздражитель для власти. Вполне вероятно, что полицейские были в числе зрителей митинга на YouTube, заключает правозащитник.

В подготовке текста участвовала Марина Ягодкина.