В Интернете появилась петиция на имя президента Владимира Путина и секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева с требованием повлиять на столичные и подмосковные власти, чтобы остановить ковровые застройки и размещение свалок в зонах санитарной охраны Москвы-реки, водохранилищ и других стратегических водоёмов. Авторы обращения напоминают, что незадолго до того, как глава государства дал поручение премьер-министру Михаилу Мишустину усилить правовой режим охраны источников водоснабжения, губернатор Подмосковья Андрей Воробьёв и мэр Москвы Сергей Собянин приняли совместное постановление, которое сократило защитные территории, отменив советские нормативы. По мнению учёных и общественников, это было сделано в интересах девелоперов, которые возводят на освободившихся землях жилые комплексы. Они либо подключают их к старым очистным сооружениям, не справляющимся с объёмом стоков, либо вовсе сбрасывают нечистоты на рельеф. Это вызывает вопросы с точки зрения эпидемической ситуации, особенно в условиях вспышки коронавируса. NEWS.ru изучил последствия введения локальной «регуляторной гильотины».

Вопреки президентским поручениям?

Недавно на портале Chande.org появилась петиция «Москве грозит новая эпидемическая опасность». Её автор Анна Салахова — жительница граничащего со столицей Красногорска — утверждает, что «под шумок эпидемии и самоизоляции власти с новой силой начали ковровую застройку и создание новых мусорных свалок в санитарной зоне, призванной обеспечить Москву и Подмосковье чистой водой».

Вода — ресурс, который нечем заменить. Даже закрытые в процессе оптимизации медицины больницы ещё можно вновь открыть, хотя и в авральном режиме. А новую систему водоснабжения Москве взять негде — в распоряжении города только москворецкая и волжская вода, другой нет. Более того, именно загрязнённая вода всегда и везде была самым страшным разносчиком эпидемий. Это относится и к нынешней эпидемии. Глава Роспотребнадзора Анна Попова сообщила, что подтверждены случаи передачи коронавирусной инфекции не только воздушно-капельным путем, но и через загрязнённую воду, — говорится в петиции.

Там же указывается, что на фоне санкций «за нарушение режима самоизоляции» в «самых важных для чистоты воды первом и втором поясе зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения Москвы ведётся интенсивное строительство и сброс мусора».

Ранее NEWS.ru подробно рассказывал о принятом 17 декабря 2019 года постановлении «О зонах санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения», подписанным главами Москвы и Московской области — Сергеем Собяниным и Андреем Воробьёвым. Этот документ фактически шёл в русле проводимой федеральными властями «регуляторной гильотины» по отмене советских нормативно-правовых актов в интересах бизнеса. Суть нововведений заключалась в отмене пяти постановлений советской власти, принятых с 1940 по 1974 год и касающихся санитарной охраны водопровода Москвы, а также источников водоснабжения в столичном регионе. В результате, как отмечают в Институте водных проблем Российской академии наук (РАН), охранная зона сократилась в несколько раз, а на освободившихся территориях стало гораздо проще осуществлять строительство и производить сбросы.

Ковровая застройка вблизи водоёмов Подмосковья грозит усугубить эпидемиюФото: iwp.ru

В распоряжении NEWS.ru имеется экспертное заключение учёных-юристов Южного федерального университета Юрия Колесникова, Валентина Любашица, Аллы Киселёвой, Марины Абрамовой и Екатерины Микулиной от 28 января 2020 года. Они, в частности, утверждают, что содержание постановления Собянина и Воробьёва, а также порядок его принятия противоречат Конституции и трём федеральным законам («Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ»). Эксперты пришли к выводу, что авторы постановления превысили свои полномочия, а сам документ может быть признан незаконным в судебном порядке.

Либо сей документ, либо волна протестов, поднявшаяся после решения столичных и подмосковных властей, возымели некоторый результат. Об этом можно судить по изданному 13 февраля 2020 года перечню поручений Владимира Путина. Он, в частности, обязал премьер-министра Михаила Мишустина до 1 февраля 2021 года внести в федеральное законодательство изменения, предусматривающие «усиление правового режима зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, в том числе в части, касающейся ограничения использования земельных участков в границах этих зон для жилищного строительства, строительства промышленных и торговых объектов, объектов сельскохозяйственного назначения».

Также Путин поручил Мишустину унифицировать нормы, регулирующие «земельные, водные и иные отношения, возникающие при санитарной охране источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения», а также определить дифференциацию правового режима таких территорий и их поясов.

Кроме Мишустина, ответственными за выполнение поручений значатся также Сергей Собянин и Андрей Воробьёв. До августа 2021 года они вместе с учёными РАН должны подготовить предложения о поправках в законодательство, касающихся «установления новых зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения Москвы и Московской области с учётом особенностей территорий, на которых расположены такие источники».

Помимо этого, Путин рекомендовал Собянину и Воробьёву «принять меры по приостановлению строительства новых объектов капитального строительства, включая линейные объекты в зонах санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения Москвы, установление которых предусмотрено нормативными правовыми актами органов государственной власти РСФСР до установления новых зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения Москвы и Московской области».

Как отмечали в Институте водных проблем РАН, фактически действия Владимира Путина дезавуировали упомянутое выше постановление правительств Москвы и Московской области от 17 декабря 2019 года, «разрешающее капитальное строительство в зонах санитарной охраны». Также глава государства обязал кабмин со столичными и подмосковными властями до 15 марта 2020 года подготовить предложения о применении нормативных правовых актов РСФСР до установления новых зон санитарной охраны. Однако, как позднее заявили в РАН, эти контрольные поручения своего руководителя чиновники не выполнили. В Министерстве экологии и природопользования Московской области утверждают обратное, хотя не раскрывают деталей, заверяя лишь, что «поручения президента обязательны к исполнению».

На деле власти фактически запретили пресс-конференцию по этому вопросу: несколько пресс-центров, которые сначала согласились провести встречу, в итоге отказали организаторам без объяснения причин, о чём говорилось на сайте Общественной палаты (ОП). В результате мероприятие пришлось проводить 26 февраля в автобусе, где свою позицию высказывали учёные, экологи, члены ОП. В числе присутствующих был научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян, а также артист Максим Галкин, который лично столкнулся с проблемой застройки охранных зон в Одинцовском районе Подмосковья.

Выступающие обратили внимание на то, что власти Подмосковья избегают взаимодействия с общественностью. Так, Галкин выразил скепсис относительно конструктивного диалога с чиновниками, а председатель комиссии ОП РФ по экологии и охране окружающей среды Альбина Дударева призвала руководство региона «прекратить прятаться в своих кабинетах», поскольку это «ни к чему не приведёт, кроме увеличения напряжения в обществе».

Ковровая застройка вблизи водоёмов Подмосковья грозит усугубить эпидемиюФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Москва и Московская область — это самое густонаселённое место в России. Здесь самая высокая плотность населения и самая высокая нагрузка на источники воды, а следовательно, на систему водоподготовки. И эта нагрузка непрерывно растёт. И когда нагрузка растёт, нужно усиливать контроль, расширять водоохранные санитарные зоны, ужесточать правила поведения в этих зонах. Но происходит всё наоборот — зоны сокращаются, правила ослабляются, а нагрузка продолжает расти. В результате у нас растут затраты на подготовку воды, а в перспективе будет падать её качество.

Я думаю, что в строительных проектах, когда их представляют, обещают установить одни системы водоочистки, а на деле делают другие — дешёвые и некачественные. И эти системы будут работать чёрт знает как. И мы это наблюдаем каждый день и в ЖКХ, и в промышленности, и в сельском хозяйстве. Несоблюдение регламентов и правил, использование ненадлежащих исходных материалов — это обычное явление в России. И у нас в стране нет настоящего мониторинга негативного воздействия на окружающую среду, никто не контролирует сток, а также выбросы в атмосферу. У нас предприятия сами заполняют формы экологической отчётности, и никто не проверяет, соответствует ли эта информация действительности.

Никто у нас не оценивает количество диффузных загрязнений в России. И этим официально не занимались никогда. И только в 2018-2019 годах была проведена большая научная работа. Она закончилась рекомендациями, что нужно делать. Но они пока не приняты как руководство к действию, не разработаны соответствующие планы реализации. Чиновникам нужно время, чтобы все эти данные переварить и осознать.

По данным ВОЗ и нашим тоже, онкологические заболевания на треть обусловлены некачественной питьевой водой. Когда именно в Москве вода станет совсем непригодной для питья, трудно сказать, но это обязательно произойдёт при продолжении нынешних тенденций.

В развитых странах нигде и никогда не было такого скотского отношения к водоохранным зонам. Там питьевую воду иногда покупают бутилированную — чистить её до питьевых норм в водопроводе слишком дорого. И у нас тоже такой исход возможен, когда питьевую воду нужно будет покупать. И он будет разорителен и для людей, и для государства. Мы получим ломаные гроши от застройки и загаживания поймы Москвы-реки и зон санитарной охраны, а потратим триллионы, чтобы не подохнуть от грязной воды.

На примере развивающихся стран можно сказать, что ждёт нас. Тот же Пакистан, там типичное явление, что возникают новые эпидемии, вспышки холеры, лихорадки, в значительной мере это распространяется через воду. И ещё потепление климата усугубляет положение.

Виктор Данилов-Данильян член-корреспондент РАН и экс-министр экологии и природных ресурсов РФ

По словам академика, застройка поймы Москвы-реки от Звенигорода до МКАД, а также других зон санитарной охраны вблизи водохранилищ и других водоёмов «приведёт к критическому загрязнению источников водоснабжения». В результате затраты на водоподготовку в водопроводе Москвы возрастут в несколько раз, огромные капитальные затраты лягут на федеральный бюджет, но и тарифы для населения увеличатся в разы. Но, как полагает учёный, «даже при этом нынешнее качество воды станет недостижимым».

Совершенно очевидно, чьим интересам соответствует постановление от 17 декабря 2019 года. Зоны санитарной охраны охватывают множество самых лакомых для коммерческой застройки пойменных земель вдоль Москвы-реки, Истры, Рузы, водохранилищ и канала имени Москвы. Режим санитарной охраны препятствует массовой застройке этих территорий. Выхолащивая и прямо отменяя санитарную охрану, чиновники предают интересы миллионов москвичей, — продолжает Данилов-Данильян.

По его убеждению, сейчас речь идёт не о том, чтобы снести все постройки, незаконно возведённые в зонах санитарной охраны.

Необходимо установить строгие правила эксплуатации таких объектов, обеспечивающие безопасность источников водоснабжения Москвы и сохранность ещё уцелевшей подмосковной природы, разработать графики поэтапной реализации мероприятий для выполнения таких правил. Однако новое строительство в зонах санитарной охраны, где оно недопустимо с позиций безопасности, необходимо полностью прекратить. Единственное исключение может допускаться только для объектов «социалки» там, где жильё было построено, а необходимые социальные объекты отсутствуют до сих пор, — полагает учёный.

Данилов-Данильян предупреждает, что наибольшую опасность с точки зрения последствий загрязнения подземных вод представляет застройка вблизи речных долин, на террасах и особенно на пойменных участках. На территории Рублёво-Успенского эксклава Москвы предусматривается 3,5 млн квадратных метров городской застройки в долине Москвы-реки, в том числе в пределах 500 метров от русла. По расчётам Данилова-Данильяна, исходя из нормы 230–260 литров в сутки на человека водопотребление в районе планируемой застройки составит около 50–55 тысяч кубометров в сутки.

По словам академика РАН, урбанизация приводит к сокращению территорий, «с которых происходит инфильтрация осадков». При этом сами стоки в таких случаях, как правило, сильно загрязнены. В долине Москвы-реки подземные воды залегают ближе всего — на глубине всего 10–20 метров, и загрязнение им грозит наиболее сильно.

От конезавода до Красногорска

Ковровая застройка вблизи водоёмов Подмосковья грозит усугубить эпидемиюФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Примером массовой застройки поймы Москвы-реки, по мнению Данилова-Данильяна, является проект «Всюду жизнь», реализуемый ГК «Акрон» на землях Московского конного завода №1. Это 1,38 млн квадратных метров жилья и иных объектов. Кроме того, генпланом столицы в Рублёво-Успенском эксклаве предусмотрено возведение 3,5 млн квадратных метров застройки. Помимо ливневых стоков, это приведёт к попаданию в Москву-реку 50–55 тысяч кубометров коммунальных сточных вод в сутки.

Аналогичные проекты реализуются или готовятся к утверждению и в прилегающих городских округах Московской области. Из апрельской петиции к Владимиру Путину и Николаю Патрушеву следует, что «3 апреля в авральном порядке Совет депутатов городского округа Красногорск единогласно принял новую редакцию «Правил землепользования и застройки», которые санкционируют ковровую застройку зон санитарной охраны».

Как рассказывает зампред центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Евгений Соседов, утверждённые депутатами правила предполагают упрощённое освоение девелоперами полей и пойм в зонах питьевого водозабора Москвы.

Дело в том, что в новой редакции правил учтены зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения лишь согласно решению исполкома Моссовета и Мособлисполкома № 500-1143 «Об утверждении проекта установления красных линий границ зон санитарной охраны источников водоснабжения города Москвы в границах лесопаркового защитного пояса» от 17 апреля 1980 года. Этот документ регламентирует охрану лишь части (по разным оценкам от одной шестой до одной десятой) той территории, которую защищали «гильотинированные» Сергеем Собяниным и Андреем Воробьёвым постановления. В частности, признанное недействительным решение советского правительства № 355 «О санитарной охране Московского водопровода и источников его водоснабжения» от 23 мая 1941 года накладывало существенные ограничения на хозяйственную деятельность на довольно внушительных территориях.

Действие документа 1980 года распространяется на окрестности села Ильинское городского округа Красногорск, но несмотря на это сегодня там ведётся активное строительство. И пока имеется неясность с определением границ в соответствии с поручениями Владимира Путина, в генплане Красногорска остаётся лакуна, которой могут пользоваться девелоперы. Они, в частности, получили возможность активно работать в так называемых зонах комплексного и устойчивого развития территорий (КУРТ).

В 2018 году правительство Московской области сообщало, что в каждом муниципальном районе и городском округе есть зоны КУРТ, что «позволяет комплексно развивать территории региона, сбалансировать их социальную, инженерную и транспортную инфраструктуру, а также создавать новые рабочие места».

В рамках КУРТ правительство Московской области сможет решить базовые градостроительные задачи: вовлечь в оборот неиспользуемые земельные участки и исключить несбалансированную и точечную застройку. Обязательства инвесторов и власти по части объёмов и сроков строительства будут закреплены законодательно. Механизм КУРТ даёт возможность регулировать реализацию земельных участков, сроки строительства и объёмы жилой застройки, — утверждали чиновники.

Согласно новой редакции правил землепользования и застройки Красногорска, как говорит Евгений Соседов, зоны КУРТ наложили на зоны санитарной охраны, определённые не отменённым Сергеем Собяниным и Андреем Воробьёвым нормативом 1980 года.

Депутаты внесли изменения в правила землепользования и застройки вопреки предостережению прокуратуры. Как нам стало известно, ещё 2 апреля красногорским городским прокурором председателю Совета депутатов Сергею Трифонову было объявлено предостережение о недопущении нарушения законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Несмотря на это предостережение, 3 апреля было всё-таки проведено очное заседание Совета депутатов, и 17 из 28 народных избранников решили, что предостережения прокурора и введённые правительством карантинные меры для них — пустой звук. Впрочем, как и мнение избирателей, которые просили удалить из «Правил землепользования и застройки» многочисленные зоны КУРТ, позволяющие легко застраивать самые ценные территории округа.

Евгений Соседов заместитель председателя центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК)

Ковровая застройка вблизи водоёмов Подмосковья грозит усугубить эпидемиюФото: Евгений Соседов

По его словам, 3 апреля местных депутатов «в приказном порядке собрали в администрации» и «под прикрытие карантина в Москве и Московской области решили всё снести, застроить, вырубить и утвердить все незаконные проекты».

Не участвовавший в голосовании депутат Сергей Пигарёв сообщает, что изначально было запланировано проведение заседания в режиме аудиоконференции без включения в повестку дня вопроса о внесении поправок в «Правила землепользования и застройки». Но, как оказалось, «в этот момент были жаркие баталии на совещании фракции «Единая Россия»». Якобы Сергей Трифонов был против вынесения этого проекта на заседание, но «другие депутаты фракции, зависимые от администрации, его не поддержали».

Пигарёв напомнил, что против утверждённых правил осенью 2019 года на публичных слушаниях высказывались «все активные жители». Они, в частности, высказывали много предложений по доработке документа, но в марте он поступил в администрацию Красногорска почти без изменений.

Ручей с «мёртвой водой»

В 2019 году Евгений Соседов рассказывал о скандальной ситуации вокруг строительства упомянутого в петиции жилого комплекса «Ильинские луга», частично заселённые дома которого «незаконно подключены к устаревшим очистным сооружениям», из которых нечистоты «в прямом смысле слова текут на Ильинское кладбище, где похоронены бабушка и дедушка Путина». Про данную ситуацию, как рассказывал NEWS.ru, снимал репортаж тележурналист Глеб Пьяных. Также об этом говорится в недавней петиции к Путину и Патрушеву:

За первым этапом строительного загрязнения последует второй — сброс эксплуатационных стоков. И это даже при нарушении существующих законов. Так, например, возводимые на территории сельского поселения Ильинское городского округа Красногорск жилые комплексы «Ильинские луга» (ГК ПИК) и «Новая Рига» (ГК «Гранель») с общим суточным объёмом сбросов в десятки тысяч кубометров не имеют согласованного подключения к существующим системам водоотведения.

Строительство ЖК Новая ригаФото: granelle.ruСтроительство ЖК Новая рига

В недавнем сообщении на странице красногорской инициативы «Мортонграду.нет» в Facebook говорится, что очистные сооружения давно работают со сливом на рельеф, а после присоединения к ним пяти домов ЖК «Ильинские луга» разливы стали «намного шире и дальше».

Всё, что происходит, напоминает нам «День сурка»: местные жители видят у своих домов разливы, далее приезжает инспекция от администрации и природоохраны, фиксирует или чаще закрывает глаза, что таковые были, уезжает. Чем больше жителей ПИКа заселяются в ЖК, тем стоки активнее. Теперь разливы вплотную приблизились к участкам и домам жителей Ильинского. В сельской роще, примыкающей к кладбищу, ручей из стоков становится всё шире, местами перейти его невозможно, — отмечается в сообщении активистов.

Подтверждением к сказанному можно считать видеозаписи и фотографии, которые в Сеть выкладывают жители Красногорска. На них видно, что по лесному массиву рядом с жильём и упомянутым кладбищем, где покоятся предки главы государства, протекает тот самый ручей с мутными фекальными водами. Его, как утверждают красногорцы, ещё несколько лет назад не было.

Пока заселены только пять домов ЖК «Ильинские луга», рядом ведётся строительство ещё нескольких девятиэтажных зданий. Плюс в ближайшее время будут сданы девять жилых домов переменной этажности (от 5 до 8 этажей) ЖК «Новая Рига» от компании «Гранель». Неудивительно, что с ростом населения увеличатся и объёмы стоков, что при отсутствии централизованной канализации в этих местах может привести к неприятным последствиям для окружающей среды, полагают местные жители. Но в Министерстве жилищной политики Московской области их попытались успокоить, заявив, что подключение к старым очистным сооружениям новых зданий соответствует нормативам.

Максимально возможная производительность очистных сооружений 2100 кубометров в сутки. Максимальные нагрузки фактические (с учётом временно подключённых объектов) составляют до 1800 кубометров в сутки, что позволяет обеспечить полноценную очистку стоков, — говорится в одном из документов министерства, имеющемся в распоряжении NEWS.ru.

Кроме того, подмосковные чиновники сообщили, что в ближайшее время старые очистные сооружения будут ликвидированы, поскольку ГК ПИК к концу 2020 года введёт в эксплуатацию новые.

Для обеспечения услуг по водоснабжению и водоотведению ЖК «Ильинские луга» предусмотрено строительство водозаборного узла, канализационной насосной станции и локальных очистных сооружений без технологических присоединений к существующим муниципальным водопроводно-канализационным системам. Канализационная насосная станция и локальные очистные сооружения спроектированы. Проекты прошли экспертизу и находятся на начальном этапе строительства. Сроки завершения работ — IV квартал 2020 года, — заявляют в подмосковном министерстве.

Но в «Мортонграду.нет» выступают также и против этого проекта. Дело в том, что, по информации Министерства жилищной политики Московской области, отвод очищенных стоков будет осуществляться в «безымянный ручей, являющийся притоком реки Липка». Последняя впадает в Москву-реку выше Рублёвского и Западного водозаборов и является одним из источников питьевого водоснабжения Москвы. А согласно ст. 44 Водного кодекса, сброс любых (даже дренажных) сточных вод в зонах санитарной охраны таких источников запрещён.

 Строительство ЖК «Ильинские луга» Фото: pik.ru Строительство ЖК «Ильинские луга»

А пока действует старая схема водоотведения, у жителей возникают опасения по поводу возможного расширения эпидемии COVID-19. Ведь если в новостройках живёт заболевший, продукты его жизнедеятельности без какой-либо очистки могут оказаться в «открытом доступе». Как заявляла глава Роспотребнадзора Анна Попова, кроме воздушно-капельного пути, коронавирус, видимо, распространяется и «фекально-оральным путём», и «через грязную воду». Изначально гипотезу о такой передаче вируса выдвигали исследователи из Института вирусологии Китайской академии наук в городе Ухань. Позднее учёные Стэнфордского университета также не исключили, что источником заражения могут стать канализационные стоки.

Может иметь место воздействие воды, которое необходимо учитывать, если SARS-CoV-2 присутствует в моче или кале. Такое заражение может иметь место в сообществах, которые <…> не имеют канализационной инфраструктуры или используют сточные воды для орошения, — говорится в публикации американских исследователей в научном издании Environmental Science & Technology.

Однако на этот счёт у учёных нет единого мнения. Так, завкафедрой инфекционных болезней Первого МГМУ имени Сеченова Елена Волчкова полагает, что «вирусы в открытых водоёмах практически не живут, тем более там высокая инсоляция, к которой они чувствительны». По её мнению, через «канализацию по берегам рек» есть опасность заразиться бактериальной инфекцией, а не вирусом. Но, возвращаясь к ситуации в Подмосковье, научные дискуссии и разногласия специалистов на предмет вариантов заражения коронавирусом не оправдывают существования проблем с водоотведением и очисткой стоков.

Нарушенные земли

Кроме Красногорска, как указывается в петиции, «идёт полным ходом подготовка к строительству платной автотрассы в 1А поясе зоны санитарной охраны Виноградово — Болтино — Тарасовка, в Звенигороде готовят новую свалку для приёма грунта и строительного мусора от реновации Москвы».

По словам Евгения Соседова, работы по строительству платной трассы ведутся в Мытищинском районе на объекте археологического наследия — селище Зимино-1 XVI-XVIII веков. Также планируется снос Афинского-Кострюкова в селе Черкизово Пушкинского района: памятник культурного наследия неправомерно снят с государственной охраны в 2019 году. Под угрозой оказывается историческая местность «Черкизовская вотчина» и расположенный там старый дачный посёлок Черкизово, а также реликтовый сосновый бор. Под вырубку идут 120 гектаров Пироговского и Хлебниковского лесопарков, которые являются защитными для источников питьевого водоснабжения.

Проект автотрассы Виноградово Болтино Тарасовка содержит грубейшие нарушения федерального законодательства, он оспаривался в суде. Так, трасса дважды пересечёт первый пояс санитарной охраны источников питьевого водоснабжения Москвы: Акуловский водоканал и водоводы Северной станции водоподготовки. На территории селища Зимино-1 вырублено огромное количество деревьев, перемещается тяжёлая техника, уничтожается культурный слой. Сохранность объекта археологического наследия под большой угрозой, — говорит Соседов.

Представитель ВООПИиК подчёркивает, что проведение строительных и других работ по объекту «Автомобильная дорога Виноградов — Болтино — Тарасовка» невозможно, о чём говорится в историко-культурной экспертизе, выполненной в январе 2020 года историком и археологом Игорем Стрикаловым. Тем не менее в середине апреля в департаменте по корпоративным коммуникациям группы ВИС, являющейся концессионером проекта, сообщили, что проектная документация для строительства платной автомагистрали, согласованная с подмосковным Министерством транспорта и дорожной инфраструктуры, направлена на государственную экспертизу. Заключение должны выдать в июне.

Что касается Звенигорода, то речь идёт о земельном участке 50:49:0010110:2702 площадью 254,6 тысячи квадратных метров, который расположен в 340 метрах от русла Москвы-реки рядом с микрорайоном «Восточный». По правилам землепользования и застройки 2018 года он частично относится к землям Гослесфонда, а по генплану города — входит в зону общественно-деловой застройки. Однако, по данным публичной кадастровой карты, его вид разрешённого использования — «для сельскохозяйственного производства».

На этот участок, как сообщает издание «Одинцово-инфо», собирались завозить отходы от строительства и сноса зданий и сооружений. Его владелец заключил договор с ООО «Полигон ПГС», чтобы восстановить нарушенные земли. На сайте компании указано, что она с 1999 года занимается сбором, транспортированием, обработкой и утилизацией отходов III-IV класса опасности в Центральном федеральном округе, а в Москве и Подмосковье «является крупнейшей организацией», утилизирующей строительный мусор.

В начале марта жители Звенигорода начали бессрочный пикет против размещения полигона, 9 марта около 150 человек устроили сход, а позднее перекрыли въезд бетонным блоком. Противники работ опасаются, что превращение участка в свалку нарушает градостроительные и экологические нормы, что приведёт к загрязнению грунтовых вод в непосредственной близости от Москвы-реки.

Представители ООО «Полигон ПГС» утверждают, что не собираются устраивать свалку, а будут рекультивировать карьер с использованием грунта, вывозимого со строек по программе реновации. Но в администрации городского округа Звенигород заверили, что согласованный проект рекультивации отсутствует. Местные чиновники признались, что сами выступают против земляных работ на данном участке и направили в подмосковное Министерство экологии и природопользования письмо с отказом в согласовании рекультивации.

После массовых протестов первый замминистра экологии и природопользования Московской области Владислав Холодков заверил, что работы приостановили, чтобы провести публичные слушания.

Восстановление нарушенных земель — это требование Земельного кодекса России и федерального закона о недрах, оно должно исполняться неукоснительно. Компания «Полигон ПГС» уже представила проект рекультивации, он соответствует всем требованиям природоохранного законодательства и «Правилам проведения рекультивации и консервации земель», утверждённым постановлением правительства России, — прокомментировал чиновник.

По словам Холодкова, во время земляных работ на участке в Звенигороде якобы будет использоваться «абсолютно инертный рекультивант», который прошёл государственную экологическую экспертизу. Но при этом он сообщил, что не на все вопросы жителей компания «Полигон ПГС» смогла ответить, из-за чего все работы было решено приостановить.

Мы обсудим с владельцем участка другие возможные варианты использования этой территории и, что самое важное, обсудим их с жителями. Только после этого можно будет принимать окончательное решение, — добавил Холодков.

Война войной, а землеотвод по расписанию

Ковровая застройка вблизи водоёмов Подмосковья грозит усугубить эпидемиюФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Изначально, активисты, выступающие против строительства в первом и втором поясах зон санитарной охраны источников питьевого водоснабжения, обращали внимание, что, работы не останавливаются, даже несмотря на режим самоизоляции. Керосина в костёр плеснули и в ГК ПИК, 30 марта объявив, что «в дни карантина все стройки и производства будут работать в две полных рабочих смены, для обеспечения сроков строительства». Но вскоре в компании приостановили работы, сначала до 20 апреля, а затем и до 1 мая, соответствующее решение их обязали принять власти Москвы и Подмосковья.

Но пауза в работе не отменяет глобальных планов девелоперов, о чём могут свидетельствовать слухи, что сотрудников подмосковного управления Росреестра якобы по устному распоряжению руководства заставляют выйти на работу из карантина, «чтобы обслужить крупные строительные компании».

Как сообщал анонимный Тelegram-канал ВЧК-ОГПУ, сотрудники должны появиться на работе в обязательном порядке, чтобы якобы оформить регистрации для компаний, признанных решением Министерства строительства и ЖКХ системообразующими в отрасли. В их числе как минимум две организации, ведущие работу в зонах санитарной охраны источников питьевой воды.

Если верить этой информации, её можно объяснить тем, что девелоперы хотят не только наверстать упущенные за дни вынужденного простоя выгоды, но и воспользоваться правовой неразберихой с зонами охраны (точнее — их отсутствием) привлекательных районов возле рек, ручьёв и водохранилищ.