16+

Тотальная слежка по-московски: не хуже, чем в Китае

Как в Москве создаётся крупнейшая в мире система наблюдения и идентификации лиц и чем она грозит гражданину
09:21, 22 января 2020 3 928
Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Московская мэрия заказала сотни мощных серверов для системы распознавания лиц, которая будет анализировать данные 175 тыс. городских видеокамер. Они станут частью цифровой сети, которая позволит чуть ли не отслеживать конкретного гражданина от двери до двери. Первым шагом будут уже установленные камеры в автобусах, метро и на светофорах. Вместе с тем всё больше камер появляется во дворах и на подъездах, и общее их число должно превысить 200 тысяч. В это время московская активистка пытается через суд добиться запрета всеобщей видеофиксации и идентификации, а Еврокомиссия предлагает на пять лет запретить подобные системы, пока не будут оценены все её возможные опасности. В России с этим ещё хуже. Представьте, что выкупив пароль у дилера в Даркнете, вы сможете внести в неё своего соседа, после чего полиция станет его регулярно задерживать на каждой станции метро. О каких именно угрозах может идти речь, разбирался NEWS.ru.


Подарок от «Сколково»

В рамках строительства новой системы за 1,9 млрд рублей власти хотят купить 454 сервера и 192 устройства хранения данных ёмкостью 1,5 петабайта. Аукцион объявило АО «Электронная Москва», которое принадлежит мэрии. Помимо этого, закупаются 50 компьютеров с восемью графическими ускорителями Nvidia Tesla T4 в каждом, что обеспечивает одной такой машине производительность на уровне нескольких десятков персональных компьютеров самой дорогой категории. Приём заявок на конкурс продлён до 29 января.

В конце прошлого года для этих же целей Москва закупала оборудование на 1,2 млрд рублей — 258 серверов и 9 петабайт памяти. Контракт достался АО «МаксимаТелеком» Сергея Асланяна, компании, которая с 2013 года обеспечивает работу Wi-Fi в столичном метро. До этого, весной 2019 года власти Москвы заменили 89% старых камер городской системы видеонаблюдения на новые HD-камеры, изображение которых значительно чётче, чем у предыдущих моделей. 30 мая прошлого года мэр Сергей Собянин на совещании под руководством президента Владимира Путина сообщил, что в Москве создаётся одна из крупнейших в мире систем распознавания лиц, которая «будет соперничать разве что с китайскими».

Система видеофиксации носит название «Аппаратно-программный комплекс «Безопасный город». Согласно открытым данным, она использует программу FaceControl, разработанную российской компанией Vocord, которая базируется в технопарке «Сколково». Она принадлежала группе российских бизнесменов, в том числе через подконтрольные активы Алексею Мордашову и Юрию Ковальчуку. Летом 2019 года и команду разработчиков компании, и права на её программные продукты выкупила китайская Huawei (Китай, напомним, лидирует в мире по внедрению систем видеонаблюдения и слежки).

NtechLab

Как следует из презентации Vocord FaceControl, программа «успешно применяется для распознавания лиц в местах массового пребывания людей — на вокзалах, в метро и аэропортах, на стадионах, в концертных залах и в других публичных местах, где людей нельзя заставить взаимодействовать с системой биометрической идентификации». Первоначально программа продавалась в первую очередь торговым сетям и обкатывалась в торговых центрах и супермаркетах.

В рекламе говорилось, что FaceControl выделяет лица людей в видеопотоке, сравнивает их с базами, предупреждает о совпадении оператора, сохраняет в архиве все фотографии выделенных лиц, а также позволяет вести поиск в архиве по базе сохранённых лиц. Скорость обработки составляет 3 миллиона сравнений в секунду и якобы не зависит от качества изображения.

К системе распознавания лиц можно подключить, к примеру, базы данных местной полиции, ФСБ и судебных приставов. При этом программа сохраняет лица всех, кто зафиксирован камерой. Пока человек проходит через зону контроля, система делает серию снимков его лица, из которых потом отбираются наилучшие. Как уверяет разработчик, вероятность правильного распознавания системой VOCORD FaceControl в «полевых» условиях — в среднем выше 90%, более того, в ней заложено не только определение личности, но и эмоционального состояния.

Обмануть систему VOCORD FaceControl, пройдя незамеченным, невозможно, а такие факторы, как солнцезащитные очки, макияж, сильно наклоненная голова или взгляд в сторону (словом, традиционные методы «обмана» камеры) больше не сработают, — утверждал производитель.

Её официальное предназначение в рамках «Безопасного города» — задержание подозреваемых в преступлениях и отслеживание правонарушений. Однако есть признаки того, что уже сейчас городское видеонаблюдение используется для слежки за оппозиционерами.
Так, в августе 2018 года активист «Другой России» Михаил Аксель был остановлен на станции метро «Спортивная» якобы для сверки с ориентировкой. По его словам, полицейский при этом на свой смартфон получил фотографию, сделанную тут же рядом с камеры видеонаблюдения, и вместе с ней были выведены личные данные Акселя. В ходе разговора с сотрудниками МВД задержанный выяснил, что на него отреагировала некая электронная система как на подлежащего проверке. Через свой смартфон его собеседник установил, что анкету Михаила Акселя внёс в соответствующий реестр оперативник Центра противодействия экстремизму. Полиция в частном разговоре также подтвердила ему, что камера в метро считывает биометрические параметры и распознаёт черты лица, рассказывал Аксель «Медиазоне».

Кстати, в презентации Vocord FaceControl говорилось, что в апреле 2018 года она получила дополнительный функционал дистанционного оповещения служб безопасности через мобильные устройства.

Markus Schreiber/dpa/Global Look Press

«За вами всегда ходит человек, который следит»

Осенью 2019 года москвичка Алёна Попова, юрист и учредительница центра «Этика и технологии», подала в Савёловский суд иск с требованием признать незаконными средства видеонаблюдения и распознавания лиц, применяемые властями столицы. По её мнению, эта технология нарушает конституционное право граждан на неприкосновенность частной жизни. До этого она проводила одиночные пикеты с такими же требованиями. Её поддержал общественный проект «Роскомсвобода», борющийся против государственного контроля над информационным пространством. 6 ноября иск был отклонен, но в январе 2020 года она подала второй — в Тверской суд. Ответчиками выступают Департамент информационных технологий и Министерство внутренних дел.

Обосновывая свои претензии в первом процессе, Попова указала, что по её мнению, во время пикета у Госдумы она попала в поле зрения камер видеофиксации, и с неё без её согласия были сняты биометрические данные, что нарушает её права.

Мы просили ответчиков доказать, что моих данных нет в этой биометрической базе, а если я есть, то меня оттуда удалить. На это мне ответили примерно так — вас там нет, поверьте на слово. Савёловский суд отказал в моих требованиях на том основании, что я не доказала использование технологии распознавания лиц, — пояснила Попова в комментарии NEWS.ru.

В Тверской суд она подала иск уже совместно с оппозиционером Владимиром Миловым. Истцы указывают, что на митинге 29 сентября 2019 года на проспекте Сахарова в Москве камеры видеонаблюдения были установлены при входе на огороженную территорию проведения акции. Ссылаясь на заявления чиновников о том, что на протестных митингах в столице будет использована технология идентификации, они вновь заявили требования о признании практики применения этой системы к гражданам незаконной.

Как рассказала Алёна Попова NEWS.ru, она собрала уже 54 тысячи подписей в рамках аналогичной общественной компании. Впрочем, Попова считает, что «выиграть суд там, где у тебя оппонентом выступает государство, — почти невозможно». В дальнейшем, если добиться успеха в российских судах не удастся, она рассчитывает использовать заявления чиновников и представителей МВД, сделанные в судебных процессах, для того, чтобы обосновать иск в Европейском суде по правам человека.

Мне больше всего понравилось, как с нами говорило Министерство внутренних дел. Их позиция сводилась к тому, что технология распознавания лиц не используется, департамент информационных технологий не хранит биометрические данные, а хранит только изображения. Потом же, когда мы начали им задавать вопросы, выяснилось следующее: изображения, хранимые ими, можно сличить с некими базами, после чего МВД всё же признало, что собирает биометрические данные, — рассказала Попова.

Систему, налаживаемую в Москве, Алёна Попова назвала средством абсолютно незаметной «тотальной слежки». Она особо подчеркнула, что наблюдение ведётся за всеми без исключения, вне зависимости от их причастности к чему-либо.

Представьте, что за вами по улице всегда идёт человек, который за вами следит, где бы вы ни находились. В общественном месте, в подъезде. 24 часа в сутки, 356 дней в году. Было бы это вам комфортно? — говорит Попова. — Контроль сам по себе лишает человека частной жизни, лишает возможности жить так, как он хочет.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Мораторий на слежку

Алёна Попова также добавила, что опасается не только развития ситуации по китайскому сценарию, где контролю подвергаются множество проявлений бытовой жизни гражданина, но и утечек данных из таких баз на чёрный рынок.

В декабре 2019 года журналист Андрей Каганских написал материал, в котором утверждал, что доступ к столичным камерам видеонаблюдения нелегально продают в чатах и на форумах. Занимаются этим якобы должностные лица, имеющие доступ к Единому центру обработки и хранения данных. За 30 тыс. рублей можно купить возможность в любое время смотреть «глазами» любой камеры в Москве. Также Каганских утверждает, что произвёл контрольную закупку, отправив дилеру своё фото. В ответ ему загрузили данные обо всех людях, похожих на него, зафиксированных камерами за месяц. Правда, себя он на них не нашёл, система выдала в том числе фотографии женщин, но утверждает, что схожесть между ним и некоторыми зафиксированными лицами есть.

Специалист по «цифровому праву» Екатерина Абашина рассказала NEWS.ru, что для того чтобы регламентировать использование глобальных систем видеонаблюдения и не допустить злоупотреблений, необходима новая и сбалансированная законодательная база — в России нет нормы, которая разрешала бы применять эту технологию без письменного согласия гражданина. До её разработки и вступления в силу она считает необходимым запретить использование распознавания лиц на уличных камерах. Точно с таким предложением к странам ЕС выступила 17 января Еврокомиссия. Она предлагает на пять лет запретить использование средств распознавания лиц, чтобы за это время выработать меры, призванные исключить возможные юридические коллизии и потенциальные злоупотребления такими технологиями.

В настоящее время команда «Роскомсвободы» разрабатывает текст закона о введении моратория на использование технологии распознавания лиц для подачи в Государственную или Московскую городскую думу. «Роскомсвобода» ищет политическую поддержку для этого законопроекта: партия «Яблоко» уже поддержала инициативу и выпустила резолюцию об этом, также обратились к КПРФ, от них публичной позиции пока нет. Также мы уже готовы защищать права граждан через суд, кто уже пострадал от этой системы. Вообще на примере других стран можно сказать, что процент ошибок, которые выдаёт система распознавания лиц, очень большой. И поэтому во многих странах отказались от этой системы. То есть вреда от неё было больше, чем пользы. Как я понимаю, эта система с искусственным интеллектом и она «самообучаемая». И она больше ошибок делает на примере национальностей, которые не преобладают в зоне использования. Грубо говоря, если в Африке её запустить, то на белокожих система будет больше ошибок выдавать, чем на африканцах.

Екатерина Абашина

адвокат «Роскомсвободы»

Говоря о борьбе с возможными утечками баз данных системы идентификации, Абашина предлагает бороться с ними правовыми методами — прописать правила использования этой системы и установить наказание за продажу информации. Она добавила, что по регламенту доступа к Единому центру хранения данных, который установило московское правительство, к базе подключаются не только государственные, но и некие другие поставщики информации.

Теоретически это могут быть и банковские камеры, домофонные камеры уже подключают. И в итоге непонятно, какие камеры подключены помимо государственных и сколько сотрудников и сколько госорганов имеют доступ к ЕЦДХ и к системе распознавания лиц. Ещё этим летом правительство Москвы заявляло, что систему распознавания лиц будут использовать на митингах. И предполагаю, что это будет использовано против политических активистов, которые уже известны. Они не скрываются, их фото есть в Интернете. И если будет цель такого активиста задержать ещё на подходе к митингу, например, в метро, то полиции уже будет видно, что он приехал на эту станцию. Ведь в метро теперь уже у каждого турникета есть камера с системой распознавания лиц, — рассказала адвокат «Роскомсвободы».

Депутат нижней палаты парламента фракции ЛДПР, бывший сотрудник КГБ Андрей Луговой в разговоре с NEWS.ru высказал мнение, что система видеонаблюдения ещё покажет свою эффективность, а её законодательное регулирование можно провести постфактум.

Система распознавания лиц проходит испытания и у нас в стране, и в мире. Она предназначена для охраны общественного порядка и борьбы с терроризмом. И тут требуется законодательное регулирование. Кто является заказчиком системы — то ли это субъект Федерации, то ли муниципалитет, то ли государство, на таком уровне и должно решаться. Нужно определить, кто несёт ответственность за её эффективную работу: правоохранители, работающие в субъекте, или исполнительная власть субъекта. И конечно, важно обеспечить защиту от несанкционированного доступа, поэтому я считаю, что это уровень регулирования субъектов РФ. А потом уже федеральный уровень. Когда система докажет свою эффективность и станет востребованной, тогда встанет вопрос о её регулировании на уровне федеральном или уровне субъекта, тогда мы к этому вернёмся.

Андрей Луговой

член комитета Госдумы по безопасности и информационной политике

NEWS.ru направил вопросы по этой теме в Департамент информационных технологий мэрии Москвы. Там заверили, что в Едином центре хранения данных, куда поступают изображения с камер, применяются «достаточные и необходимые меры обеспечения информационной безопасности, соответствующие требованиям законодательства».

Доступ к данным ЕЦХД имеют только уполномоченные сотрудники исполнительной власти и правоохранительных органов. Подчеркнём, что работа в системе ведётся на основании нормативно-правовых актов правительства Москвы и Департамента информационных технологий города Москвы. Модуль видеоаналитики защищён специальными средствами информационной безопасности, — отметили в ведомстве.

Чиновники заявили в комментарии NEWS.ru, что регулярно проверяют интернет-ресурсы, предлагающие получить данные с городских камер, а информация о фактах несанкционированного доступа к информации передаётся в компетентные органы.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2