Катастрофа с разливом дизельного топлива в Норильске ставит под сомнение способность российских компаний безопасно осваивать Арктику, считают эксперты. Безопасно прежде всего для коренного населения Севера, жизнь которого полностью зависит от местных рек. Если к тому же поверить в версию самого «Норникеля» про таяние вечной мерзлоты и проседание фундамента, то на фоне глобального потепления климата угроза ещё серьёзнее. О каком-то общественном экологическом контроле за деятельностью подобных производств говорить не приходится: тот же Норильск, где произошёл инцидент, по сути полностью зависит от компании. Что говорить о населённых пунктах, которые будут строиться за полярным кругом только за счёт инвестиций. А какой ценой они отбиваются, видно по последним событиям: экосистема в регионе будет восстанавливаться не менее 80 лет. По некоторым оценкам, ущерб от аварии в Красноярском крае без учёта гибели рыбы составит 107 млрд рублей. Это в 10 раз больше, чем та сумма, которую готов потратить на устранение последствий глава компании Владимир Потанин. Кстати, как раз в этом году он стал самым богатым человеком России по версии Forbes с состоянием около $20 млрд. Об аварии на ТЭЦ в Норильске — в материале NEWS.ru.


Сибирский Чернобыль

По мнению специалистов, произошедшая 29 мая катастрофа может стать самым крупным в истории экологическим бедствием на территории российской Арктики. В Greenpeace его сравнивают по масштабу с аварией танкера Exxon Valdez у берегов Аляски в 1989 году, когда в море вылилось около 35 тысяч тонн нефти. Власти начали что-то предпринимать только через два дня после утечки топлива с ТЭЦ. Губернатор Красноярского края Александр Усс 3 июня признался президенту Владимиру Путину, что о серьёзности произошедшего в правительстве региона узнали из постов в социальных сетях. Сама же компания заверяла чиновников, что экологического ущерба нет, а дело лишь в сгоревшем автомобиле и вероятной разгерметизации котла с топливом.

Александр Усс и Евгений Зиничев (в центре)Александр Усс и Евгений Зиничев (в центре)EMERCOM of Russia/Global Look Press

Глава красноярской экологической организации «Плотина» Александр Колотов считает, что компания «Норникель» не только не обеспечила надлежащие технические меры предосторожности, но и упустила время, когда катастрофу можно было локализовать. По его словам, утечка из резервуара с топливом произошла, скорее всего, из-за того, что вокруг него была нарушена обваловка — бортик из грунта или бетона. Возможно, она была разрушена или неправильно построена, но главные вопросы — к поведению компании уже после инцидента.

Топливо самотёком шло до ближайшего ручья, а потом в реку — в это время какие действия предпринимались? Не смогли локализовать. Вот эти два дня, это было драгоценное время. Может, «Норникелю» нужно было сразу обратиться за помощью в МЧС, ведь было ясно, что это колоссальный объём утечки и предприятию могло не хватить ресурсов для сдерживания и локализации топлива. То есть у них была неправильная оценка масштабов катастрофы. Я читал, что «Норникель» заявлял изначально, что справится сам, но оказалось, что это не так.

Если бы утечку локализовали в пределах промплощадки, то там больше было возможности найти какие-то ёмкости для откачки. А сейчас откачивают всё дизельное топливо разлитое с поверхности воды и помещают его во временные резервуары, которые спасатели привезли с собой, но это временно. А что дальше делать с таким объёмом, ведь он колоссальный? Если сбрасывать его просто на грунт, получится, что мы это топливо из одного места вычерпываем и тут же рядом выливаем. Смысла в этом особого нет. Если сжигать, то тоже будут большие экологические последствия, недаром министр природных ресурсов (Дмитрий Кобылкин. NEWS.ru) негативно отреагировал на такое предложение.

Александр Колотов

руководитель красноярской региональной общественной экологической организации «Плотина»

Мы сами всё решим, «идите пить чай»

Любая утечка свыше пяти тысяч тонн — это всегда чрезвычайная ситуация по умолчанию, причём не межмуниципального уровня, как было сперва объявлено, а более высокого, федерального, считает Колотов. То, что с объявлением ЧС федерального уровня тянули, по его словам, тоже странно.

Сейчас уже эту катастрофу сравнивают с Чернобылем. Параллель здесь в том, что тоже пытались замалчивать два дня. Вроде как пройдёт это пятно через все речки и озёра, и никто не узнает, и растворится в глубинах Северного ледовитого океана. Я не знаю, на что у «Норникеля» был расчёт, — говорит эксперт.

В том же духе высказывается и бывший замглавы Росприроднадзора РФ Олег Митволь. В комментарии NEWS.ru он заявил, что компания, по его мнению, попросту пыталась скрыть серьёзность ситуации.

На самом деле у этой ТЭЦ-3 должен был быть утверждённый Ростехнадзором план работы в чрезвычайных ситуациях. И не приезжие эмчеэсовцы должны были натянуть боны (средства для ограждения нефтяного пятна. — NEWS.ru), а сами сотрудники станции. Также, согласно этому плану, у них должны быть специальные «донные» боны, и они должны были их необходимым образом развернуть в течение нескольких часов. Специальный состав реагентов, связующий солярку, должен был быть у них и прочее. Это утверждено государственным надзорным органом, иначе бы им не дали разрешение на эксплуатацию. И где это всё было и почему об этом никто не говорит — непонятно.

Мало того что они сами всё это не сделали в первые часы катастрофы, но и заявили МЧС — мы сами всё решим, «идите пить чай». А дальше все знают, что было. Работа по экологии в «Норникеле» поставлена крайне плохо, и за счёт этой экономии у компании такие годовые прибыли — они не тратят необходимые деньги на экологию.

Олег Митволь

бывший замруководителя Росприроднадзора

Митволь считает, что в данной ситуации руководство «Норникеля» должно было мобилизовать всех сотрудников, чтобы локализовать утечку на суше, до попадания солярки в реку. Это был бы самый простой и эффективный способ. С несколькими тысячами квадратных метров замазученного грунта, по крайней мере, понятно, что делать.

Как утверждает Митволь, проблемы «Норникеля» он знает очень хорошо.

Там ничего не делается для экологии, хотя об этом много говорят, — поясняет он. — У них серьёзные проблемы с отвалами, там находятся до 20% мышьяка и до 20% серы. А количество этих отвалов завораживает. До миллиарда тонн, по данным сайта Минприроды Красноярского края. Вопрос выбросов — отдельная тема: Красноярск входит в десятку грязных городов России. Мы десятками лет говорим об этом — но без толку.

Проблема уходит в Карское море

Как поясняет эколог Колотов, имеющиеся в РФ технологии всё равно не могут избавить от долговременных последствий подобных происшествий — по сути получается очистить только поверхность земли и береговую зону. Заграждения и нефтесборщики, которые собирают нефтяную плёнку с поверхности воды, предназначены для сырой нефти. Дизельное топливо тяжелее и токсичнее, поэтому какая-то его часть осядет на дно в виде отложения и будет годами отравлять водоёмы.

Вадим Кофман/РИА Новости

По его словам, уже сейчас спутниковые снимки района аварии дают ужасающее зрелище — реки Далдыкан и Амбарная пострадали больше всего. Даже выжившая рыба непригодна к употреблению, так как предельная концентрация ядов в воде превышена в 10 тысяч раз. Первое, по кому это ударит, — коренные народы Севера, чей образ жизни построен вокруг вылова рыбы.

Сейчас, когда нанесён такой мощный удар по рыбным запасам и ресурсам, который имеет долговременные последствия, — это тоже скажется на существовании местных общих коренных малочисленных народов Севера. Этот момент опускается почему-то, но он, мне кажется, тоже очень важен, — говорит Колотов.

В свою очередь, Олег Митволь пояснил, что, по его подсчётам, без учёта гибели рыбы ущерб от катастрофы составляет 107 млрд рублей. Срок восстановления фауны и флоры он оценивает в 80 лет, и это ещё без поправки на арктический климат. По его словам, чем дольше «Норникель» будет «тянуть с понимаем ситуации», тем дальше загрязнение будет уходить в Карское море, усугубляя проблему. Одно дело чистить озеро и реку, другое дело чистить море, говорит эксперт. Сам глава «Норникеля» Владимир Потанин заявил, что готов потратить 10 млрд рублей на компенсацию ущерба.

Ответственность — на климат

Красноярский эколог Колотов полагает, что случившееся в Норильске ставит под сомнение возможности безопасного освоения Арктики российскими компаниями в условиях не только вечной мерзлоты, но и огромной удалённости.

Сейчас мы рвёмся осваивать арктические территории, — рассуждает Колотов. — И вот мы видим, как все федеральные силы МЧС брошены на ликвидацию одной катастрофы. А когда пойдёт освоение Арктики, там территории будут гораздо сильнее удалены, и что там будет? Насколько оперативно будут реагировать и действовать в случае подобных катастроф?

К слову, вице-президент «Норникеля» Сергей Дяченко уже предположил, что авария произошла из-за таяния вечной мерзлоты. Если верить этой версии, которую многие воспринимают как попытку перенести ответственность на климат, то проблемы арктического освоения выглядят ещё более угрожающими, ведь в случае потепления под угрозой окажутся все капитальные объекты в регионе.

Колотов говорит, что последняя катастрофа показывает, помимо прочего, что может происходить на удалённых северных территориях, где нет никакого общественного экологического контроля. В том же Норильске, который далеко не самая крайняя точка за полярным кругом, по его словам, скорее всего, вообще нет экологических организаций. Кроме того, это моногород, жители которого по сути полностью зависят от «Норникеля», и ожидать там независимого контроля очень сложно.

Что произошло?

Напомним, что 29 мая на ТЭЦ в Норильске разгерметизировался резервуар с дизельным топливом. Согласно заявлению «Норникеля», компания сообщила о ЧП в региональный главк МЧС в тот же день.

Кроме того, на территорию разлива топлива въехал автомобиль, начался пожар. Возгорание ликвидировали в этот же день, обошлось без погибших и пострадавших. Прокуратура Красноярского края начала проверку.

30 мая в СК сообщили, что начали проверку по факту разлива нефтепродуктов. Как отмечалось тогда, по предварительным данным, разлилось около 20 тысяч тонн топлива на площади около 350 кв. метров. В тот же день стало известно, что дизельное топливо с места разлива попало в водоёмы, в частности в реку Далдыкан.

3 июня глава Росприроднадзора Светлана Радионова сообщила, что предельно допустимая концентрация вредных веществ на водных объектах в Норильске превышена в десятки тысяч раз. Она также заявила, что в грунт попали около 6 тысяч тонн нефтепродуктов, в водные объекты — около 15 тысяч тонн.

Прокуратура Красноярского края сообщила 4 июня, что общая площадь загрязнения нефтепродуктами составила 180 тысяч кв. метров.

3 июня Владимир Путин ввёл режим ЧС федерального уровня. Кроме того, президент отчитал власти края, Норильска и руководство ТЭЦ за несвоевременное оповещение о ситуации.

Возбуждены уголовные дела по ч. 1 ст. 254 УК РФ «Порча земли», ст. 250 УК РФ «Загрязнение вод» и ст. 246 УК РФ «Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ». По делу был задержан начальник цеха ТЭЦ-3 Вячеслав Старостин — он отказался от дачи показаний. Позднее его арестовали.

Впоследствии СК возбудил ещё одно дело — о халатности из-за несвоевременного информирования о ЧП.

3 июня глава МЧС Евгений Зиничев заявил, что причиной разгерметизации резервуара для хранения дизельного топлива стало проседание свай фундамента. На следующий день он отметил, что его ведомство нашло решение по способам ликвидации утечки. Однако министр не уточнил, о каких конкретных мерах идёт речь.

Компания «Норникель», которой принадлежит ТЭЦ, — один их крупнейших в мире производителей драгоценных и цветных металлов. Её чистая прибыль за прошлый год составила около $6 млрд.

В подготовке текста также принимала участие Марина Ягодкина.

Добавьте наши новости в избранные источники