28 января Пресненский суд приступил к рассмотрению иска к родителям живущей в медцентре девочки. В заседании участвовали истцы — органы опеки, ответчики — представители родителей, а также третья сторона в лице сотрудников перинатального центра, в котором живёт девочка, и прокурор. Сами родители ребёнка так и не явились в суд. Как прошло первое заседание по нашумевшему делу — в материале NEWS.ru.


Судьба ребёнка

Процесс, на удивление, судья согласилась вести в открытом режиме несмотря на то, что речь в иске идёт о несовершеннолетней. О закрытии заседаний ходатайствовали органы опеки, им возражали представители ответчиков. На их взгляд, права ребёнка в этом случае не нарушаются, так как в данном судебном разбирательстве болезнь девочки не является предметом исследования.

Слушание дела планировали провести в маленьком зале, но в суд явилось так много журналистов, что половине из них пришлось стоять. Судья множество раз удалялась в совещательную комнату для принятия решений по ходатайствам, и одновременно с этим приставы выдворяли и прессу. Таким образом, толпа журналистов каждые десять минут циркулировала между залом и коридором.

В ходе заседания выяснилось, что девочке почти шесть лет. Представитель отдела соцзащиты назвала её проживание в клинике жизнью в золотой клетке. У родителей — Татьяны Максимовой и Юрия Зинкина — ещё есть трое сыновей, все они живут вместе с семьёй дома.

Ответчики, в свою очередь, просили передать дело в Савёловский суд — по территориальной подсудности. Однако в этом было отказано, иск будет рассматривать Пресненский суд.

Также адвокат мамы Ольга Лукманова попросила отложить слушания, так как её доверительница хочет участвовать в них лично. На этот раз она прийти не смогла из-за плохого самочувствия: как стало понятно по ходу процесса, Максимова чем-то серьёзно больна. Судя по врачебной справке, предоставленной Лукмановой, 24 января ей поставили капельницу, после которой появились осложнения. При этом о желании отца участвовать в процессе сказано не было.

Судья Наталья Каржавина удовлетворила просьбу и назначила новое заседание на 5 февраля, рассчитывая на присутствие матери.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Чего хотят органы опеки

Представитель соцзащиты подчеркнула, что органы опеки заинтересованы в том, чтобы оставить ребёнка в родной семье, а не передавать его в приёмную. Поэтому этот иск — попытка дать родителям осознать всю серьёзность ситуации и, наконец, забрать дочь из клиники.

Позже стали известны подробности исковых требований отдела соцзащиты. Истцы просят исследовать условия жизни девочки в клинике, провести ей судебно-медицинскую экспертизу, а также психолого-психиатрическую экспертизу для родителей. Медицинское обследование несовершеннолетней, по их мнению, должно ответить на вопросы: какими заболеваниями страдает ребёнок, представляют ли они угрозу её жизни, может ли малышка проходить лечение в амбулаторных условиях либо нуждается в постоянном наблюдении в стационаре.

Стороны устроили жаркую дискуссию, обсуждая заявленные ходатайства истцов. Представитель соцзащиты на эмоциях заявила, что «золотая клетка остаётся клеткой».

О каком уважении человеческой личности может идти речь, если ребёнок без показаний находится в больнице? Вы, наверное, опасность [для жизни ребёнка] понимаете только тогда, когда над ним топор висит? — восклицала она.

Также органы опеки, желая продемонстрировать неоднозначное отношение родителей к дочери, предоставили график их визитов к ней в клинику. Выяснилось, что отец посещал её не чаще двух-трёх раз в месяц и в последний раз в ноябре, мама же виделась с ребёнком чаще — около 20 раз в месяц, однако в последний раз приходила в медучреждение в начале августа.

Мама и папа в розыске

Третья сторона в данном иске — клиника «Мать и дитя», где содержится девочка, — подняла вопрос о местонахождении родителей. Юрист медцентра Екатерина Ларина заявила, что они объявлены в розыск. Разыскивает их служба судебных приставов: уже длительное время им не могут вручить исполнительный лист о решении Гагаринского суда, согласно которому они должны забрать ребёнка из клиники.

Также представитель учреждения Анатолий Клеймёнов рассказал, что клиника «Мать и дитя» не расторгала в одностороннем порядке договор с родителями, как ранее утверждали СМИ.

Так как были основания, мы прекратили обязательства по договору.

Анатолий Клеймёнов

юрист
mamadeti.ru

Адвокат добавил, что родители каждый месяц продолжают присылать определённую сумму на счёт медорганизации, но деньги возвращаются обратно.

По факту девочка сейчас находится у нас бесплатно. Мы же не можем выставить её на мороз или отвезти в аэропорт Шереметьево и оставить там, — заключил Клеймёнов.

Пока стороны продолжают обмениваться обвинениями. Ответчики утверждают, что врачи клиники на протяжении четырёх лет внушали родителям, что их дочь неизлечимо больна. С точки зрения представителей клиники «Мать и дитя», учреждение постоянно вело переговоры с родителями, однако столкнулось с препятствиями и непониманием, когда сообщило о возможности выписать девочку. По утверждению сотрудников медцентра, в феврале-марте 2019 года ребёнку провели контрольное обследование, в соответствии с которыми он может покинуть стационар.

Только когда мы поняли, что наши переговоры и убеждения зашли в тупик, тогда мы поставили этот вопрос перед органами опеки и попечительства.

Екатерина Ларина

юрист

О пятилетней девочке, всю свою жизнь находящейся в клинике «Мать и дитя», в декабре прошлого года рассказало издание «Медуза». Ребёнок родился недоношенным, и первые недели после появления на свет её наблюдали в этом центре. Но родители по сей день не забирают оттуда дочь, так как уверены, что она неизлечимо больна, а нахождение вне больничных стен представляет смертельную угрозу её здоровью. Врачи же утверждают, что в уже более взрослом возрасте девочку несколько раз обследовали: она физически здорова. Однако из-за постоянной изоляции и малоподвижности у неё уже начинают развиваться психические отклонения.

В январе 2019 года медцентр обратился в Департамент труда и соцзащиты Москвы, сообщив об этой истории. Судебная тяжба учреждения с родителями началась в марте 2019 года: истцы требовали забрать ребёнка из клиники. Родители отказывались делать это, утверждая, что дочь нуждается в квалифицированной медицинской помощи и поэтому должна оставаться в стационаре. Изначально суд не удовлетворял иски и не требовал от органов опеки забрать ребёнка. Для этого формально не было оснований: жизни и здоровью девочки ничего не угрожало, она жила в отдельной палате, получала необходимое лечение и проходила обучение. Решение суда от ноября 2019 года гласило, что необходимости передавать ребёнка органам опеки нет, но при этом родители обязаны забрать дочку домой. Однако и после этого отец с матерью не предприняли никаких действий. Тогда органы опеки решили подать свой иск — об ограничении родительских прав.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен