16+

Прибиты кольями к земле: военные раскрыли новые данные о зверствах нацистов

Минобороны публикует уникальные архивные документы времён Второй мировой войны
17:23, 09 апреля 2021
Фото: Simon Frohn/Global Look Press

Министерство обороны запустило на своём сайте субпроект «Забвению не подлежит», где выложены документальные свидетельства зверств нацистов на оккупированных территориях и в концлагерях во времена Второй мировой войны. Портал создан в преддверии 76-й годовщины восстания в Бухенвальде и отмечаемого 11 апреля Международного дня освобождения узников фашистских концлагерей. На сайте опубликованы рассекреченные материалы из фондов Центрального архива военного ведомства. NEWS.ru приводит некоторые выдержки из них.


«Черепа были разбиты тупым оружием»

В рассекреченных документах приводятся свидетельства об отношении к узникам лагеря военнопленных, созданного в сентябре 1941 года в окрестностях города Демянска под Новгородом. Со слов пленённых немецких врачей, к концу 1941 года в лагере содержалось около 13 тысяч человек.

«Все военнопленные, за исключением раненых и больных, находились первые несколько месяцев под открытым небом. <...> Первые несколько дней военнопленных вовсе не кормили. Затем им разрешили по 10 человек выходить под конвоем за пределы проволочного заграждения и копать для себя картофель на ближайших огородах. Картошку съедали с шелухой. По истечении семи-восьми дней стали завозить конину, а также картофель, однако в крайне недостаточных количествах. Спустя ещё несколько дней начали выдавать суп, сваренный на картофельной шелухе, привезённой из лазаретов. Стали также выдавать им хлеб — по одной буханке (1000–1100 грамм) на семь-восемь человек в день.

С первых же дней военнопленных стали выгонять на работу. Выполняли главным образом дорожные работы, а также валили лес и стаскивали брёвна на себе на довольно значительные расстояния. Работа эта была крайне тяжела, даже для самых здоровых и выносливых людей. Рабочий день длился по 10–12 часов <...>.

Охрана лагеря пользовалась всяким удобным случаем для физического истребления военнопленных. Одним из таких поводов убийства военнопленных являлся выход из землянок с наступлением темноты по естественным надобностям. Охрана без всякого предупреждения открывала по ним огонь. По утверждению врачей, в ведение к которым поступали пристреленные таким путём военнопленные, ранения, как правило, кончались смертью. Очевидно, охранники пристрелялись к этим местам и действовали наверняка. На почве недоедания, истощения и изнурительной работы число заболеваний и смертей в лагере катастрофически росло с каждым днём. В декабре 1941 года начал свирепствовать тиф. В январе 1942 года умерло свыше 400 человек, в феврале — около 600, а в марте — ещё больше».

Комиссия советских военных 27 февраля 1943 года составила акт об обнаружении в лагере военнопленных на хуторе Алексеевка Городищенского района Сталинградской области «зверски замученных до 1500 человек бойцов и командиров Рабоче-крестьянской Красной армии»:

«При осмотре трупов установлено большинство трупов с разбитыми черепами, распоротыми животами, с отрубленными головами, ногами, руками. Много трупов обожжённых, с подпаленными пятками. Два трупа прибиты кольями к земле. У одного в рот вбито две железные ложки. Медицинским освидетельствованием установлено, что военнопленные были доведены до полного истощения, черепа были разбиты тупым оружием».

ww2prisoners.mil.ru

Кровь детей для «истинных арийцев»

В акте от 15 августа 1944 года, составленном жителями районного центра Домачево Брестской области, местные жители рассказывают том, как оккупанты занимались истреблением детей дошкольного детского дома:

«В детском доме находилось 100 человек детей, из них 30 человек детей „восточников“, белорусов, украинцев, 30 человек детей поляков, не имеющих совсем родственников, 15 человек евреев, в дальнейшем изъятых из детского дома и помещённых немцами в гетто, в котором были уничтожены. Спаслась лишь одна девочка — Кавалерова Аля, 12 лет, которой удалось бежать из гетто <...>. Из всего состава детского дома в первый день Отечественной войны убито три человека детей — трёхлетний Максим, четырёхлетний Иван и четырёхлетний Качаловский Коля».

В донесении политуправления 1-го Белорусского фронта от 20 июля 1944 года о детском лагере в селе Скобровка Пуховического района Минской области, со слов 30 граждан и четверых бывших узников, говорится, что оккупанты начали насильственный увод детей в 20-х числах мая 1944 года. Они использовали их как доноров крови для раненых солдат и офицеров вермахта, а наиболее лояльных — в диверсионных целях:

«Отбирая детей, немцы прибегали к обману родителей и клевете на советское правительство и Красную армию. Они говорили, что советское правительство 14-летних берёт в армию, а детей от 8 до 13 лет уничтожает. Фашисты обещали сохранять детей и учить их грамоте.

С мая по 1 июля 1944 года собрали в лагерь с. Скобровка около 2 тысяч детей в возрасте от 6 до 14 лет. Дети взяты преимущественно из Полесской области. В других областях Белоруссии дети были взяты на учёт. На детей, взятых для отправки в лагеря, вешали бирки с указанием фамилии, имени, года рождения и адреса местожительства.

По показаниям железнодорожников станции Пуховичи Верещако А. А., Мозалевского Ф. А., Жолнерчик В. И. и других, на станцию прибыло три эшелона с детьми, всего 51 вагон. Двери вагонов были закрыты и закручены проволокой. Со станции Пуховичи дети направлялись в лагерь в с. Скобровка (9 км северо-восточнее ст. Пуховичи).

Лагерь в Скобровке существовал с 27 мая по 1 июля 1944 года и назывался «Детское село Скобровка», а позднее «Юношеское село Скобровка».

Перед входом в лагерь была надпись: «Детское село Скобровка. Населению вход воспрещён».

Лагерь занимал центр Скобровки, а на окраинах жила часть населения и располагалась немецкая воинская часть. Остальная часть населения была угнана из села <...>.

Дети размещались в домах жителей, выселенных из Скобровки. Всего было занято 57 домов. В каждом доме жило от 20 до 36 детей разного возраста, но разделённых по полу. Спали на нарах, пользуясь для подстилки своей одеждой и выданными одеялами.

Общее количество детей в лагере колебалось от 1300 до 1800 человек. Часть детей (около 150 человек), более взрослых, после разгрузки ст. Пуховичи была отделена и увезена в неизвестном направлении.

Начальником «юношеского поселения» был капитан (РОА) Градюшко. Штат лагеря: врач, агроном, кладовщик, «вожатые», каждый на 25–30 детей, и кухонные работники. В лагере находился один немец, осуществляющий общее руководство лагерем. Весь остальной состав был из русских и белорусов, членов «Союза борьбы против большевизма», возглавляемого Октаном. Члены союза носили нагрудные значки «крест».

ww2prisoners.mil.ru

Никто из жителей Скобровки на работу в лагерь принят не был, им не доверяли. Весь обслуживающий персонал привезли из Бобруйска. Это не были работники детских учреждений, а люди, специально подготовленные для обращения с советскими детьми фашистскими методами.

Детей кормили плохо. В течение суток давалось 200 грамм хлеба, два раза горький кофе, щавель и изредка суп с мясом. Несмотря на строгий запрет, дети убегали из лагеря и в близлежащих сёлах просили картофеля, хлеба и молока. За пищей дети ходили на кухню, приносили на квартиру и ели на нарах.

В лазарете была большая смертность детей от тифа и кори. Причём смертность детей тщательно скрывалась от населения. Дети выглядели изнурёнными.

Распорядок дня в лагере: подъём в 7:00 часов. Завтрак. Построение в колонну по три. Работа: посадка капусты, прополка огородов. Построение на обед. После обеда, без отдыха, снова построение и работа. После работы построение, ужин, опять построение, песни и сон.

Применялись наказания: избиение, сажали в «одиночку», заставляли прыгать по-лягушачьи. Кто прыгал неправильно, того поднимали за ноги и голову и бросали спиной на землю. Среди детей царил страх. Они боялись что-либо сказать о лагере.

Кроме огородных работ, детей заставляли засыпать колодцы, бросать в них бочки из-под бензина. Так было испорчено в селе 12 колодцев. Детей под угрозой наказания заставляли жечь скирды соломы, фруктовые сады, уничтожать огороды жителей, бить стёкла окон, жечь домашнюю утварь. Иных занятий с детьми не проводилось.

С наступлением Красной армии дети были распущены. До 200 детей партизаны разместили в сёлах, а большинство ребят возвратились домой.

Из материалов расследования выяснилось, что гитлеровские уголовные преступники при организации детского лагеря преследовали двоякую цель:

1. Изучать детей и более «подходящих» использовать по диверсионной и шпионской работе.

2. Детей, не подходящих для такой «работы», но здоровых, использовать для получения от них крови для военных госпиталей.

Использование детской крови доказано следующим:

1. Детей, больных малокровием и туберкулёзом, «браковали» <...>.

2. В лагере был медицинский надзор, особенно за здоровыми и полнокровными детьми. Им давалось несколько улучшенное питание.

3. Солдат немецкой земли, поляк Франц, под строжайшим секретом сообщил гражданину Машук Н. М. из пос. Брожа о том, что у детей берут кровь для раненых немецких солдат и офицеров.

4. Медицинская сестра Голубь Мария, работающая в военном госпитале в Марьиной Горке, сообщила Лобач О. Е. о том, что она видела в госпитале пять умерших детей. Они не вынесли потери большой дозы крови.

5. Железнодорожник ст. Пуховичи Косыч С. Н. в своих показаниях сообщил, что он встречался с мальчиком из лагеря, который убежал из военного госпиталя после того, как у него и других ребят была взята кровь.

6. В своих показаниях бывшая немецкая переводчица в Марьиной Горке Василевская М. А. сообщила, что она разговаривала с немцами о переливании крови. Немцы рассказали, что в Германии почти все тяжёлые болезни и особенно раненых лечат переливанием крови, что немцы не переносят сыпного тифа. Русская же кровь, по мнению немцев, имеет противотифозный иммунитет. На этом основании Василевская делает вывод, что детский лагерь был создан для получения крови детей.

7. В лагере существовала такая практика: днём врачи отбирали 5–8 здоровых детей. Вечером их увозили неизвестно куда. В лагерь дети больше не возвращались. Этот факт в связи с рядом других показаний даёт основание предполагать, что детей увозили в госпиталь, где брали у них кровь. Часть детей после выкачивания у них крови погибала сразу, а выдержавших не возвращали в лагерь, чтобы сохранить в тайне невиданные злодеяния.

Global Look Press

Вторая цель немецких извергов — использование детей на шпионской работе — также доказана:

1. На ст. Пуховичи работники политотдела 65-й армии гвардии майор Гуренко и майор Костян встретили командира партизанского отряда тов. Фролова Тимофея Андреевича. В разговоре о лагере тов. Фролов сообщил, что его отрядом поймано 16 мальчиков 13-14-летнего возраста из лагеря Скобровки, которые сознались в том, что они получили от немцев специальное задание.

2. Лагерь в Скобровке 3 июня 1944 года был передан немецким командованием в ведение «Союза борьбы против большевизма». Передача лагеря в руки антисоветской организации свидетельствует о том, что детей готовили к антисоветской деятельности.

3. Порча детьми колодцев, сжигание соломы, фруктовых садов свидетельствует о попытках немцев выявить «способных» для вредительской деятельности детей, о попытках воспитать их в антисоветском духе«.

Нехорошее отношение к полякам

Отдельный блок обнародованных документов рассказывает про положение узников нацистских концлагерей Освенцим и в окрестностях станции Треблинка на территории оккупированной Польши.

В информационной сводке № 38 от 26 января 1945 года политотдела 60-й армии приводятся слова бывших узников Освенцима, где одновременно было заключено от 15 до 20 тысяч человек:

«Это были евреи из Германии, Франции, Польши, Чехословакии, Голландии и других стран. Они свозились сюда непрерывно в течение четырёх лет. Все те, которые не могли работать, т. е. женщины, дети и старики, отделялись от здоровых мужчин. Кроме евреев, здесь были политические заключённые из всех стран Европы.

Все нетрудоспособные были помещены в отдельных бараках, которые находились в южной части Освенцима. Там они раздевались и убивались специальным газом, затем их тела сжигались. Для этого в Освенциме было оборудовано более 12 печей, которые частично при помощи электричества, а частично работали на угле. Трудно сказать, сколько людей было сожжено в этих печах, но число жертв велико, примерно до 400 тысяч человек.

В течение последних двух лет происходило непрерывное уничтожение мужчин, находившихся в лагере. Все узники работали в каменноугольных шахтах в районах Моновице, Бабице и Лебионш.

Кормили заключённых очень плохо, один раз в день водянистой похлёбкой, к которой давалось 150–200 грамм хлеба. От непосильной работы и плохого питания люди обессиливали. На каждые два барака был специальный „врач“. Он три раза в неделю осматривал всех узников и давал список охране СС. Фашисты всех больных сажали в машины, отправляли их всех в газовые камеры, отравляли, а затем сжигали в печах. Таким образом в течение 1944 года еженедельно сжигалось до 200 человек.

Лагерь тщательно охранялся. Он был обнесён тремя оградами из колючей проволоки, причём две ограды были включены в сеть высокого напряжения. Все те, кто пытался бежать через ограду, убивались током. На расстоянии 5 км от Освенцима все местные жители были выселены, те, которые пытались давать пищу заключённым, расстреливались. Так было расстреляно 25 жителей посёлка Влосяницы и 10 жителей посёлка Дворы».

В сентябре 1944 года, после освобождения войсками 1-го Белорусского фронта Варшавского воеводства, военная прокуратура 65-й армии провела расследование деятельности нацистов в созданных ими в 1941–1942 годах лагерях смерти в районе станции Треблинка. В один из лагерей ежедневно поступало три-четыре эшелона с оккупированных территорий СССР, из Болгарии, Польши, Греции, Чехословакии, Австрии и Германии. В каждом таком эшелоне было по 6–8 тысяч человек. С июля 1942 года по август 1943 года сюда этапировали около 3 млн узников.

Помимо архивных документов на сайт выложены также отдельные номера газеты политуправления 2-й гвардейской танковой армии «Ленинское Знамя», издания 1-го Украинского фронта «За честь Родины» и перевод «Памятки для немецких крестьян» об отношении к полякам, работающим в германских хозяйствах, распространявшейся гитлеровцами среди немецкого населения во время оккупации Польши.

Нацисты использовали поляков как тех, кто должен «помочь немецким крестьянам разбить попытку врага подвергнуть нас голоду». При этом они призывали «сверхлюдей» держаться «подальше от поляков», поскольку они «принадлежат к нации, которая ещё несколько месяцев тому назад истребила 58 тысяч немцев», а также «не принадлежат к немецкой семье наций».

Новые архивные документы рассекречены в рамках федерального проекта «Без срока давности», уточняют в Минобороны. В силу своей специфики эта информация может носить ограничительный характер и не рекомендуется для ознакомления людям младше 18 лет.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2