16+

«Ни один врач не скажет, что готов к пандемии»: как работают медики ЦКБ РАН

Корреспондент NEWS.ru отправился волонтёром в больницу
19:24, 22 апреля 2020 2 103
Фото: NEWS.ru

Центральная клиническая больница Российской академии наук (ЦКБ РАН) расположена на юго-западе Москвы. Всего несколько дней назад она начала принимать больных коронавирусом. Для новых пациентов выделили шесть инфекционных отделений, а территорию ЦКБ разделили по уровням опасности на две зоны: зелёную и красную. Перед началом приёма пациентов с персоналом провели учебные курсы и прочитали лекции. Также клинику посетили инспекторы, которые проверили учреждение на готовность. Помимо этого, больница объявила о наборе волонтёров на различные позиции.


Корреспондент NEWS.ru отправился работать волонтёром в один из отделов больницы, провёл несколько часов с врачами и младшим медицинским персоналом в санитарном пропускнике перед красной зоной и узнал подробности о поступлениях пациентов из первых уст.

NEWS.ru

Сотрудники зелёной зоны ведут учёт вновь прибывших пациентов, ежедневно вносят данные в федеральный регистр лиц, у которых выявлен COVID-19, и анализируют состояние тех, кто прибыл ранее. Для внесения человека в базу данных необходимо знать его паспортные данные, номера СНИЛС и медицинской страховки. Эту информацию предоставляет в электронном виде экипаж скорой помощи, когда забирает человека в больницу. Большинство больных поступает в клинику с первичным диагнозом «пневмония».

В первый день волонтёрам поручили проставлять уровень сатурации (насыщение крови кислородом, которое выражается в процентном соотношении. Измеряется сатурация с помощью пульсоксиметра. В норме насыщение кислородом гемоглобина составляет 96–98%) у пациентов, которые уже некоторое время находятся на лечении. Этот показатель ежедневно обновляется в таблице Excel.

Тебе необходимо вносить в таблицу значения, которые я буду брать из медицинских карт пациентов, — говорит врач.

Она открывает на компьютере карточки больных и проговаривает их показатели.

— Протасов (фамилия изм.) — 93%, 97%, 96%. Перевели в стационар. Таранов (фамилия изм.) — 94%, 95%, 94%, 98%. Дмитриенко (фамилия изм.) — 94%, 92%, 89%. Отправили на ИВЛ. Этот не вытянет.

— К нам ещё троих везут. Срочно занесите их в реестр, — кричат из другого конца кабинета.

После нескольких часов работы отдел отправили на обед. В холодильнике столовой можно было найти салат оливье, салат из кус-куса с томатами и болгарским перцем и сельдь под шубой. Два вида супов. В качестве гарнира — рис, варёный картофель и макароны. На десерт — обилие батончиков и пасхальные куличи.

NEWS.ru

Следующей задачей стало распределение в базе больных по дате поступления. За окном регулярно проезжали машины скорой помощи, привозившие новых пациентов. В тот день их оказалось около 15. Всего в больнице с подозрением на коронавирус 149 человек.

На въезде в клинику установлен пункт обработки транспорта — небольшое сооружение, куда приезжает машина скорой помощи после высадки пациента в приёмном отделении. В ангаре её обеззараживают специальными химическими растворами в несколько этапов. Автомобиль покрывают химикатами, а затем смывают их водой. Это необходимо для предотвращения распространения инфекции. Процедуру повторяют после каждого выезда.

NEWS.ru

К главному входу в больницу подходит девушка. В руках — несколько пакетов.

— А передачу как отдать? — обращается к охраннику.

— Подпишите пакет и поставьте в тележку с необходимым отделением. Санитары заберут.

NEWS.ru

На следующий день получено разрешение на проход в санитарный пропускник. Это место, где врачи надевают средства индивидуальной защиты и готовятся ко входу в красную зону. На стенках помещения повсюду висят колбы с антисептиком. Воздух пропитан спиртом, от которого печёт во рту. Здесь все передвигаются в масках и шапочках. У самого входа две лавочки, на которых лежит гора резиновых тапок. Рядом с ней расположили тележки с чистыми медицинскими халатами.

NEWS.ru

— Душа моя, куда побежала, а отметиться? — кричит девушка из-за монитора одной из санитарок.

— Ты чистый? — спрашивает один врач у другого и хлопает его по плечу.

NEWS.ru

Врачам с экипировкой помогают сотрудники младшего медицинского персонала — довольно проблематично самостоятельно надеть два костюма, несколько пар перчаток и бахил, шапочку, респиратор и очки. Помощники также следят за тем, чтобы у врача не было открытых участков тела. Часы и украшения запрещены. Стандартная рабочая смена длится порядка 12 часов. Есть небольшой перерыв на обед в середине дня. После выхода медика из красной зоны его встречают санитары в защитных костюмах, которые обрабатывают и снимают с него одежду. Последний этап — наиболее опасный, так как экипировка врача контактирует с воздухом в реанимации, где высокая концентрация вирусных тел.

NEWS.ru

Около 15:00 медики начинают выходить из отделения. У всех под глазами и на переносице красные следы от масок.

В повседневной жизни моё отделение отвечает за операционный график, организацию операционных столов и составление операционных планов. Сейчас мне из врача-травматолога пришлось переквалифицироваться в инфекциониста. Я теперь полевой боец инфекционного фронта. Прошёл несколько новых курсов и прослушал профильные лекции. Также был большой пул самообразования. Для работы в реанимации необходимо обладать хладнокровием и внутренней уверенностью. Наибольшие трудности нам доставляют костюмы химической защиты, так как активность приводит к усилению теплообмена и нехватке воздуха. Но меры предосторожности необходимо соблюдать — от этого напрямую зависит наша жизнь.

Андрей Скоробогатов

52 года, длительность рабочей смены — 12 часов, заведующий оперблоком ЦКБ РАН

Ежедневно я занимаюсь лечением пациентов. Навыки хирурга позволяют мне делать им трахеостомию и дренирование плевральных полостей. Абсолютно ни один врач, какой бы категории он ни был, не скажет, что готов к пандемии. Но мы свою профессию выбрали самостоятельно, а значит, выполнение обязанностей не обсуждается. Перед началом приёма пациентов нас направили на курсы. Теоретической частью владеют все вплоть до санитаров. Технически у нас есть всё, но морально приходится привыкать. В такой ситуации страх — это то, что не позволяет быть бесшабашным и даёт больше шансов выйти здоровым. Он здесь жизненно необходим. По моему мнению, даже полная самоизоляция не гарантирует безопасности. У нас есть пациенты, которые соблюдали все меры предосторожности, но всё равно попали в клинику. Считаю, что режим самоизоляции необходимо продлить, так как это позволит снизить поток пациентов и значительно облегчит работу врачам.

Рустам Азимов

47 лет, длительность рабочей смены — 12 часов, начальник центра хирургии ЦКБ РАН, врач 3-го инфекционного отделения

Сейчас сложно что-либо спрогнозировать. Инфекция довольно непредсказуема, а все её особенности до конца не изучены. Протекает она очень тяжело и с осложнениями, которые требуют реанимационных мероприятий. С начала приёма пациентов я занимаюсь организационной работой, обучением персонала и санпропусками. Рассказываю санитарам о мерах предосторожности во время работы со средствами индивидуальной защиты. В 12-часовую рабочую смену в больнице трудятся порядка 70 специалистов. Одни отвечают за лечение, вторые за организацию и обеспечение, а третьи — за выписку. Мы все здесь люди и можем заразиться, но сейчас такое время, которое нужно пережить достойно. Всем остальным я настоятельно рекомендую оставаться дома до последующих распоряжений от правительства. Это действительно важно.

Ирина Кузьмина

длительность рабочей смены — 12 часов, врач-хирург высшей категории ЦКБ РАН

Это мой первый опыт работы в реанимации. Я многодетная мать и чемпионка России и СССР по современному пятиборью. Так что с достоинством приняла этот вызов, хотя изначально долго сопротивлялась. Я работаю в интенсивной реанимации. В мои обязанности входит сопровождение на ПЭТ КТ людей, которые борются за жизнь. Также я слежу за их личной гигиеной. Пациенты начали к нам поступать пять дней назад, но мы были морально подготовлены и настроены на тяжёлую работу. Здесь жизнь и смерть всегда ходят рядом. Я бы порекомендовала людям прислушиваться к советам Министерства здравоохранения и правительства. Посвятите себя в это время дому, родным и близким.

Сибирцева Екатерина

50 года, длительность рабочей смены — 12 часов​, санитарка ЦКБ РАН

Я добровольно перешла сюда из административного отдела. В мои обязанности входит помощь врачам в экипировке. Здесь приходится всё время находиться в СИЗ. Дома я размышляю о своей работе и переживаю, но когда возвращаюсь и вижу рядом коллег, все страхи пропадают.

Татьяна Коломина

24 года, длительность рабочей смены — 12 часов, санитарка ЦКБ РАН

Я работаю в зелёной зоне. В мои задачи входит экипировка врачей перед входом в реанимацию. Мне необходимо проследить, чтобы все участки тела медика были закрыты. Положение дел могла бы сравнить с военным. Сама заразиться не боюсь, стараюсь лишний раз об этом не думать. Жителям города я бы порекомендовала пожалеть медиков и соблюдать самоизоляцию. Нам очень тяжело работать.

Елена Михайлова

64 года, длительность рабочей смены — 24 часа, медсестра ЦКБ РАН

Во время пандемии стало гораздо сложнее работать, у нас появились новые задачи. Все находимся в режиме повышенной готовности. На территории увеличилось число обходов. Посторонние транспортные средства мы не пропускаем. Значительно увеличился поток машин скорой помощи. Врачи работают на износ.

Роман

34 года, длительность рабочей смены — 18 часов, старший смены по охране территории ЦКБ РАН
Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2