Внеочередная сессия в парламенте Сербии по Косово и Метохии 2–3 февраля, где обсуждался план нормализации отношений с Приштиной, предложенный Вашингтоном и Брюсселем, переросла в обмен упреками и оскорблениями между правительством и оппозицией, причем дело едва не дошло до драки. Одним из главных предметов обсуждения стал вопрос, должен ли Белград присоединиться к антироссийским санкциям, к которым его подталкивают Евросоюз и США. Президент Сербии Александр Вучич заявил, что цена за отказ присоединиться к санкциям слишком высока и что он не исключает вероятности того, что Белграду все же придется их ввести. А некоторые сербские политологи считают, что Запад вот-вот подчинит себе Сербию, чего не мог сделать последние десятилетия.

Национальная оппозиция (политические движения «Двери», «Заветници» и ДСС) на заседании парламента обвинила президента Сербии в предательстве Косово, ложном представлении Сербии как «экономического тигра на Балканах» и в том, что Сербия оказалась в крайне затруднительном положении. В ответ Вучич обвинил депутатов оппозиционных партий, что они, когда были у власти ранее, своими решениями фактически предали Косово. По его словам, если бы оппозиция сейчас была у власти, она бы ввела санкции против России, точно так же, как она ранее арестовала всех сербов и доставила Милошевича на суд. Таким образом президент намекнул на деятельность правительства в начале 2000-х годов, когда был принят закон о сотрудничестве с Гаагским трибуналом и десятки сербских граждан попали под следствие международного трибунала. Также Вучич показал в парламенте документ о решении освободить 1800 албанских заключенных, среди которых и нынешний премьер-министр непризнанного Косово Альбин Курти.

Хотя в ходе бурных парламентских дебатов не раз упоминались отношения с Россией и давление на Сербию, чтобы она ввела санкции против Москвы, собравшиеся оказались заинтригованы заявлением Вучича, что «мы можем ввести санкции против РФ». Причем буквально за несколько часов до этого он не раз говорил, что не станет нарушать конституцию, признавать Косово и вводить антироссийские санкции. В частности, на предложение проевропейской оппозиционной Партии свободы и справедливости (ПСС, лидер Драган Джилас) ввести санкции против России Вучич сказал, что не в восторге от этого предложения, но не знает, «как долго мы сможем выдержать без введения таких мер».

При этом Вучич отметил, что хотя Россия не всегда помогала Сербии, в частности «она не помогла нам ни в 2003, ни в 1992 годах», но «лучше помнить о хорошем, а не о плохом», то есть о том, когда Россия оказывала помощь.

В целом Вучич практически повторил заявление американского посла в Сербии Кристофера Хилла, что Сербия платит высокую цену за то, что не вводит санкции.

«Да, мы расплачиваемся за то, что не вводили санкции против Российской Федерации», — отметил сербский лидер.

По его словам, «мы платим высокую цену, но это вопрос политической решимости нашего руководства <...> и самостоятельного принятия решений. Сейчас мы можем спорить, нужно ли это в той или иной мере, но это есть».

Ранее Вучич уже заявлял, что «подвергается огромному давлению» и что он не знает, как долго сможет это давление выдерживать. Можно предположить, что президент делает подобные заявления намеренно, оставляя пространство для решений, которые будет трудно принять, но которые в какой-то момент принимать, вероятно, придется.

Фото: Shutterstock/FOTODOM

Кроме того, Вучич последовательно подчеркивает, что давление направлено не на него лично. По его словам, требования Запада — это «петля на шее Сербии».

При этом оппозиция считает, что западные спецслужбы шантажируют не сербский народ, а лично Вучича, на которого у них есть компромат. Так, в последнее время в Сербии широко обсуждаются скандалы, наносящие ущерб репутации правительства и президента. В их числе — дело о плантации марихуаны «Йованица» под контролем мафиозного клана Велько Беливука, якобы связанного с Вучичем. Впрочем, президент в очередной раз отверг эти обвинения, заявив о «кампании лжи в СМИ» и об угрозах ему и его семье в связи со скандалами.

Один из оппозиционных депутатов спросил Вучича на парламентских дебатах 3 февраля, кто посоветовал президенту отказаться от институционального сотрудничества с Россией. «Вы девять месяцев не разговаривали с Путиным, вы не даете премьер-министру Сербии Ивице Дачичу встретиться с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Почему вы отказываетесь от единственного партнера, который защищает нас в Совбезе ООН?» — так звучал вопрос.

Вучич ответил, что русские помогают Бошко Обрадовичу из оппозиционной партии «Двери» (Обрадовича называют новым лидером объединенной оппозиции Сербии), и подчеркнул, что сейчас геополитические обстоятельства для Сербии — самые тяжелые за последние 10–15 лет.

Что изменилось — ничего, кроме того, что нам труднее и хуже, — заявил Вучич. — Что касается институционального сотрудничества, то я был единственным, кто встречался с министром Лавровым в сентябре в ООН. Из-за этого меня жестко критиковали везде на Западе. В чем вы меня обвиняете? Считаете ли вы, что мы должны подвергать Сербию давлению? Что такого мы сделали против российских интересов, что сидим и страдаем? Мы не вмешиваемся в их конфликт. Каждый день смотрю сюжеты о сербских добровольцах в Telegram-каналах? Разве я когда-нибудь обижался на них? И я никогда в жизни не приглашал в Сербию Навального или кого-либо еще [из российской оппозиции]. Я уважаю Россию, но служу не России, а Сербии.

С момента начала спецоперации на Украине президент Сербии, явно хорошо информированный, как отмечают западные СМИ, несколько раз говорил, что «сложные ситуации еще впереди».

Фото: Министерство обороны РФ

Сербский политолог Синиша Лепоевич сказал NEWS.ru, что вряд ли в настоящий момент есть какой-то прогресс в вопросе введения санкций против России.

Представители властей говорят, что не будут вводить санкции, пока могут. Это означает, что введение санкций не исключено, а в действительности это политическое наступление на Сербию, прежде всего со стороны США. Оно может включать и введение санкций против России. Это американское наступление с требованием признать независимость Косово практически приводит к выполнению американской идеи оккупировать сербские земли и означает полный разрыв связей с Россией, а затем и с Китаем, — считает Лепоевич.

Что касается заявления американского посла в Белграде Кристофера Хилла, что сербы платят высокую цену за то, что не вводят антироссийские санкции, то Лепоевич утверждает, что это не соответствует действительности.

Это давление со стороны Запада — и прежде всего шантаж сербских политиков, от которых требуют признать независимость Косово, — говорит эксперт. — Сломленная Сербия согласится на все, что требует Америка, включая введение санкций. Это единственная новая деталь, хотя руководство Сербии никогда не говорило решительно, что не будет вводить санкции, но отмечало, что «в случае необходимости» согласится на них. Это простой расчет, а не политическая позиция Сербии.

Лепоевич подчеркивает, что введение санкций против России зависит от развития ситуации вокруг Косово. В случае если Сербия сломается и согласится на признание Косово, что весьма вероятно, — можно ожидать и быстрого согласия на введение санкций против Москвы.

Никто не знает, что произойдет, но похоже, что Америка сейчас очень близка к подчинению Сербии, хотя все ее предыдущие попытки не увенчались успехом, — предполагает сербский политолог.

Белград