Решение правительства Швеции обложить банки новым налогом для увеличения обороноспособности страны вряд ли принесёт желаемый результат. Даже при существенном увеличении военных расходов страна, не входящая в НАТО, не сможет в одиночку противостоять «российской угрозе», которой уже не первый год оправдывает предпринимаемые меры. Эксперты считают, что очередной шаг в сторону милитаризации страны окажет большее влияние на общественное мнение, чем на реальную ситуацию в области обороны.


О возможности введения нового налога сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на министра финансов Швеции Магдалену Андерссон. По её словам, нововведение позволит привлечь в бюджет страны 5 млрд шведских крон ($508 млн) к 2022 году. Предложение министра уже подверглось резкой критике со стороны Ассоциации шведских банков, которая заявила о том, что текущий уровень налогов и так очень высокий. При этом само решение идёт в русле недавних решений об увеличении расходов на оборону с 1% до 1,5% ВВП страны. Подобную инициативу в Стокгольме связывают с возрастающей угрозой со стороны России и наращиванием Москвой военной инфраструктуры в регионе Балтийского моря.

Магдалена АндерссонМагдалена АндерссонXinhua/Global Look Press

Тенденция на усиление обороноспособности Швеции наметилась ещё в 2017 году, когда власти страны ввели всеобщую воинскую повинность и приняли решение о восстановлении военной инфраструктуры на Готланде. Последние объекты на острове были закрыты в 2005 году, но в 2018 году началось их восстановление, в итоге на Готланде уже размещён первый гарнизон. Оборонный бюджет страны также постепенно увеличивался с 2017 года. Тогда было объявлено решение дополнительно выделить $1 млрд в течение трёх лет.

О российской угрозе в Швеции заговорили после 2014 года, когда в территориальных водах страны в течение нескольких месяцев искали российскую подводную лодку. Впоследствии главнокомандующий Вооружёнными силами Швеции Сверкер Йорансон, уходя в отставку в 2015 году, заявил: никаких доказательств, подтверждающих нахождение субмарины у берегов Швеции, найти не удалось. Украинский конфликт и присоединение Крыма к России также сыграли свою роль в обострении отношений Москвы и Стокгольма. Краеугольным камнем стала и ситуация с безопасностью полётов над Балтийским морем. О возможности возникновения инцидентов в воздухе «из-за опасного поведения российских пилотов» заявляла не только шведская, но и финская сторона. Президент Финляндии Саули Ниинистё выступал с инициативой полётов с включёнными транспондерами, но в Стокгольме считали эти меры недостаточными. Как пояснял в интервью News.ru посол Швеции в России Петер Эрикссон, «на ситуацию влияют не столько транспондеры, сколько поведение лётного состава». Он отмечал, что в Стокгольме не уверены в том, что Россия воспринимает существующую проблему всерьёз.

Саули НиинистёСаули НиинистёKremlin Pool/Global Look Press

Вместе с тем Эрикссон напоминал, что текущие усилия Швеции по укреплению собственной обороны не сравнимы с периодом холодной войны, когда Швеция тратила на военные нужды около 3% ВВП. Тогда численность армии страны достигала 800 тыс. человек, в то время как сейчас не превышает 50 тыс. Дальнейшие планы по увеличению военных расходов посол Швеции назвал «умеренными».

Даже с повышением расходов мы далеки от уровня холодной войны и, кстати, далеки от уровня затрат России, если считать их именно по доле от ВВП, — сказал Эрикссон. — Планируемые нами шаги по увеличению численности армии и дальнейшие инвестиции в новую военную технику — это мероприятия, я бы сказал, на умеренном уровне.

Помимо увеличения оборонного бюджета Швеция наращивает взаимодействие в военной сфере с ближайшими соседями и НАТО. За последние годы число учений с участием Швеции заметно выросло, они начали проходить в том числе и на Готланде. Несмотря на политику страны о неприсоединении к военным альянсам, взаимодействие с НАТО является важным аспектом проводимого властями страны курса.

Как пояснил News.ru заведующий сектором экономики европейских стран Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Алексей Волков, текущая инициатива по введению нового налога может быть связана с формированием нового оборонного бюджета и необходимостью привлечь в него дополнительные средства. По его словам, именно в такие периоды в Стокгольме возникают «приступы паранойи», когда шведские власти начинают, к примеру, искать в территориальных водах страны российские подводные лодки.

Эта инициатива, скорее, направлена на простого обывателя, чтобы в обществе сформировалось мнение о том, что власти заботятся об обороноспособности страны. Если Швецию кто-то действительно будет захватывать, то она не продержится и недели. Представленная инициатива никак не усилит страну.

Алексей Волков

заведующий сектором экономики европейских стран Центра европейских исследований ИМЭМО РАН