Пока американские сенаторы требуют признать Россию страной — спонсором терроризма, плодя пока необязательные резолюции, латвийский сейм уже такой шаг сделал. Сделал, понятно, не на свой страх и риск, а в циничном расчете на поощрение старших товарищей по НАТО. В надежде, что позиция в авангарде русофобии будет хоть как-то монетизирована. Поскольку другого экспортного товара у Риги просто нет.

Между тем складывается твердое убеждение, что заокеанские господа решили поэкспериментировать над подопытной страной. Для американских теоретиков интересно, видимо, проследить за реакцией России на такой выпад, выяснить, как далеко она готова пойти в объявлении своих контрмер.

Впрочем, это дилемма и для российского МИД и для наших властных кругов, реально принимающих внешнеполитические решения. Тем более что российское общественное мнение и так, мягко говоря, озадачено многочисленными неисполнимыми обещаниями нанести удары по «центрам принятия решений» и затянувшейся фиксацией таинственных красных линий. А тут еще в очередной раз прибалтийская моська попытается доказать по известной басне, что она сильна, коль лает на слона. И снова ставит Москву перед выбором.

Опыты над лабораторной ЛатвиейФото: Артём Соболев/NEWS.ru

Проблема осложняется не слишком выигрышным бэкграундом отношений Москвы с Ригой. Все, как мы помним, началось с фразы, которой Борис Ельцин намеревался укорить Михаила Горбачева, пассивно пытавшегося противодействовать латвийскому сепаратизму: «Связался с маленькими!» Вскоре «маленькие» показали свой малоцивилизованный характер, и уже сам Ельцин прятал руки за спину, когда несколько народных депутатов еще РСФСР пытались передать ему материалы о быстро набиравшей темпы дискриминации русского населения. Ну, а потом началась эпоха «решительных протестов» по поводу нацистских маршей, статуса неграждан для сотен тысяч жителей республики, закрытия русских школ и вытеснения русского языка.

При этом та же Латвия торговала у нас своими шпротами и сыром и зарабатывала миллиарды на нашем транзите чрез порты и железную дорогу, построенные во времена Советского Союза. Более того, наши собственные продвинутые демократы убеждали россиян, что это, мол, болезнь роста, опьянение собственной государственностью. Но, мол, постепенно экономические связи, невидимая рука рынка, взаимная заинтересованность в сотрудничестве все выправят. Не сложилось! Российские вливания в экономику, как ныне выражаются, прибалтийских вымиратов только распаляли местный расизм, укрепляли самоуверенность местечковых шовинистов. В прибалтийских столицах еще и подсчитывали некие убытки от «советской оккупации», надеясь получить сотни миллиардов долларов компенсации.

Опыты над лабораторной ЛатвиейФото: Виктор Лисицын/Global Look Press

Сейчас во многом прежняя наша экономическая активность в Латвии свернута. Но рычаги прямого санкционного воздействия у нас остались. Прежде всего, отключение Латвии от энергоснабжения через сети России и Белоруссии. А это приведет к фатальному удорожанию мегаватт в республике. Прекращение любого транзита, включая и белорусский экспорт калийных удобрений. Для этого есть порты в Усть-Луге. И, конечно, полное эмбарго на поставки углеводородов. Хоть и за рубли.

А возможный финал-апофеоз — разрыв дипломатических отношений и объявление Латвии страной возрождающегося нацизма.

Пойдет ли Россия на такие ответные меры — большой вопрос. Наверняка найдутся сторонники необходимости быть выше подобных уколов, сохранения выдержки по той причине, что у нас крепкие нервы. Все это мы уже неоднократно проходили. Но в данном случае нельзя не понимать, что наша позиция страуса может вызвать цепочку объявлений России страной — спонсором терроризма. Думаю, дядя Сэм свои методички уже раздал.