Внеочередные выборы, которые в экстренном порядке назначены на ноябрь в Дании, вызваны расколом в обществе по вопросу, который в здравом уме и твердой памяти никому не покажется поводом для политических потрясений. Пожалуй, это первый в истории случай, когда судьба животных привела к смене власти в стране. NEWS.ru разобрался с тем, почему для датчан так важна судьба грызунов, что ради этого они пошли на перевыборы.

В 2020 году власти Дании, где на одного человека на тот момент приходилось три норки, живущие на пушных фермах, устроили истребление этого зверька, уничтожив 17 миллионов особей.

Уничтожить норок правительство Дании решило из опасений, что грызуны могут быть разносчиками коронавируса, пандемия которого в 2020 году была на пике. На тот момент эти панические действия казались оправданными, так как в Дании было официально зарегистрировано 12 случаев заражения ковидом человека от животных. Случаи передачи коронавируса от норок к человеку тогда были также зафиксированы в Нидерландах и Испании.

Но когда пандемия вроде бы прошла и оказалось, что вина зверьков в ее распространении была колоссально преувеличена, у датчан заговорила совесть, и каждые новые опросы общественного мнения показывали, что популярность правительства премьера Метте Фредриксон тает на глазах.

С самого начала уничтожение норок не пользовалось поддержкой широких слоев населения, но масштабы решения проблемы потрясли миролюбивых датчан. Еще минувшим летом одна из трех проправительственных парламентских партий — Социально-либеральная требовала провести перевыборы, угрожая в противном случае перестать быть проправительственной. К октябрю 2022 года рейтинги достигли критической отметки, ниже которой правительство переставало представлять интересы граждан. Это усиливало требования парламентариев пересмотреть состав парламента, и у премьер-министра просто не оставалось иного выбора.

Активисты по защите животных проводят демонстрацию перед датским парламентомФото: Thibault Savary/Keystone Press Agency/Global Look PressАктивисты по защите животных проводят демонстрацию перед датским парламентом

В результате после долгих колебаний премьер Фредриксон (она представляет Социал-демократическую партию) в среду сообщила-таки, что внеочередные выборы в парламент состоятся 1 ноября. На места в парламенте будут претендовать 14 партий (это в стране с населением менее 6 млн человек).

Помимо чисто моральных страданий, причиной «норкового скандала» стало то, что поголовное уничтожение пушного зверька привело практически к уничтожению и национальной промышленности по выделке меховых изделий, бывшей до того самой крупной в Евросоюзе. Это оставило без средств к существованию более 1500 звероводческих хозяйств и меховых предприятий. Вдобавок выяснилось, что при захоронении в спешке трупов зверьков нарушались санитарные нормы — весной захоронения были размыты и вешние воды разнесли останки норок по всей стране.

Хотя Фредриксон и объявила о перевыборах, она сделала это не без боя. Уже во время своего анонса премьер-министр подчеркнула, что идея устраивать политическую бучу из-за уничтожения грызунов выглядит более чем странной в мире, где усугубляются экономический и энергетический кризисы, меняется климат, миллионы людей изгоняются из мест постоянного проживания, убегая от войны, а в территориальных водах Дании подрывается трубопровод Nord Stream. Но при этом соотечественникам Фредриксон, видите ли, важнее судьба каких-то норок.

Однако датчан возмутила не только сама эта история, но и то, что премьер-министр затем вела себя как нашкодившая школьница, всячески отрицая свою ответственность за истребление миллионов норок и пытаясь уничтожать документы, подтверждавшие её прямое участие в организации «побоища».

Датские политологи, впрочем, полагают: несмотря на такой беспрецедентный повод для перевыборов парламента, его новый состав не претерпит каких-либо драматических изменений. Во всяком случае социал-демократы, скорее всего, останутся крупнейшей фракцией в нём, даже если лично Метте Фредриксон и уйдет с поста премьер-министра.

Премьер-министр Дании Метте ФредриксенФото: IMAGO/Francis Dean/Dean Pictures/Global Look PressПремьер-министр Дании Метте Фредриксен

Надежды на усиление своих позиций питают на данный момент оппозиционные партии. Впрочем, все они так или иначе тяготеют к центру, и даже специалистам не всегда бывает легко разобраться, чем отличаются программы левоцентристов, правоцентристов, умеренных, либеральных социалистов, социал-демократов, просто демократов и так далее.

Глубокая провинциальность (и феминизация) датской политики делает в ней решающими такие вещи, которые в более крупных странах вряд ли кто-нибудь заметил. Например, что бывший муж лидера консерваторов приписывал себе еврейское происхождение, не имея на то никаких оснований. Или что бывший министр по делам иммиграции Ингер Стойберг распорядилась когда-то поселить семейную пару иммигрантов в разных общежитиях (когда это выяснилось, был скандал громче норкового, министр была приговорена к восьми неделям лишения свободы). Выйдя из тюрьмы, Стойберг основала собственную партию (Демократическую, а вы как думали), которая тоже будет участвовать в ноябрьских выборах в парламент.

Датчане вовсе не так трепетно относятся к животным, как может показаться, и весь сыр-бор разгорелся совсем не из-за жалости к невинно убиенным норкам, рассказал NEWS.ru эксперт по датской политике Дмитрий Ланко.

Что касается животных, то датчане их как раз не воспринимают как одушевленные объекты, можно вспомнить, что жестокость, с которой они когда-то убили жирафа Мариуса, вызвала возмущение во всей Европе. В случае с норками датчан возмутила не гибель 17 милллионов особей, а то, что правительство, отдав такое указание, превысило свои полномочия. Для россиян такая щепетильность может быть непонятной: представьте, что власти какого-либо региона РФ распорядились бы уничтожить всех бродячих собак. Привело бы это к каким-то политическим последствиям? Но для датчан безразлично, кто конкретно является объектом превышения полномочий — животные, владельцы пушных ферм или иммигрантские семейные пары. Важен сам факт, что правительство что-то сделало не по закону, и это не какая-то мелочь, а уничтожение до основания целого сектора национальной экономики, причем одного из самых процветающих в Европе. Избиратели не принимают объяснений, что правительство послушалось ошибочных рекомендаций ученых: отвечают за последствия ошибочных решений не эксперты, а те, кто уполномочен принимать решения, то есть политики у власти.

Дмитрий Ланко доцент факультета международных отношений СПбГУ

Уничтожение норок оставило без средств к существованию более 1500 звероводческих хозяйств и меховых предприятий в Дании.Фото: ShutterstockУничтожение норок оставило без средств к существованию более 1500 звероводческих хозяйств и меховых предприятий в Дании.

До этого скандала самой «животнолюбивой» нацией слыли англичане, где в роли главного политического тотема выступали дикие лисы. В Великобритании проблема разрешения или запрета охоты на лис на протяжении столетий является яблоком раздора между консерваторами и либералами с лейбористами. Однако датчане, кажется, сумели затмить британцев, политизировав до крайней степени историю с массовым уничтожением норок.

Примечательно, что несправедливое обращение с иммигрантами не привело к взрыву возмущения среди датчан, а вот судьба зверьков потрясла основы общества до основания. Однако заведомо известно, что датская «норковая революция» вряд ли как-то серьезно изменит как внешнюю, так и внутреннюю политику Копенгагена, разве что в отношении четвероногих.