Запад недооценивает эффект от санкций, затрагивающих российский военно-промышленный комплекс. С таким утверждением выступил старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Густав Грассель. В своей статье он говорит, что рестрикции оказали значительный эффект на ВПК РФ и являются эффективным инструментом сдерживания.


Как отмечает Грассель, среди основных проблем российской «оборонки», помимо демографического спада и обвалившегося курса рубля, необходимо выделять снижение уровня образования технических специалистов и плохой менеджмент. Коммерциализация российской системы образования с 2000-х негативно сказалась на уровне подготовки кадров, и даже если российские инженеры способны создать успешные образцы современных систем, оборонные предприятия не могут производить их в большом количестве. По этим причинам Россия в досанкционный период часто закупала продукцию двойного назначения у стран Восточной Европы, пишет Грассель. В 2013 году суммарная стоимость таких контрактов составила €20 млрд.

После введения ограничений эта практика прекратилась, хотя Италия и Германия осуществили несколько поставок оборудования. России пришлось перейти на контракты с Китаем, что, по мнению сотрудника ECFR, было большой ошибкой. Низкое качество оборудования привело к ряду крупных аварий, в том числе к летнему ЧП с атомной глубоководной станцией АС-31 «Лошарик». Как полагает Грассель, ряд систем вооружений не могут быть запущены в серийное производство из-за нехватки ключевых подкомпонентов и высокоточного оборудования: Китай не может обеспечить России необходимый уровень качества, а имеющийся может не только отсрочить, но и поставить под угрозу перспективу внедрения новых вооружений.

Wang Yishu/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

По утверждению эксперта ECFR, представленное в 2018 году президентом Владимиром Путиным гиперзвуковое оружие в лучшем случае представляет собой опытные образцы, для которых, к тому же, сложно обеспечить соответствующую точность наведения. Поэтому единственная причина объявления о существовании подобных систем — политическая: якобы таким образом Москва пытается заставить Вашингтон продлить Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), который истекает в феврале 2021 года.

Также в статье отмечается неспособность России модернизировать свой флот из-за нехватки финансирования, что в перспективе будет снижать способность Москвы вести боевые действия. Пока Россия делает акцент на сухопутные операции с опорой во многом на советское наследие, поэтому командование пытается компенсировать недостатки повышением манёвренности и оперативности частей и соединений.

Эксперт предупреждает Запад о том, что Россия будет пытаться обходить санкции и искать в Европе компании, готовые нарушить запрет и поставить ей продукцию двойного назначения. Грассель рекомендует усилить контроль за соблюдением санкций, чтобы не допустить реализации подобного сценария.

Минобороны России/facebook.com

Некоторые тезисы аналитика ECFR не лишены смысла, но многие вызывают вопросы. Член экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский в беседе с NEWS.ru назвал «высосанным из пальца» предположение о том, что Россия будет пытаться обойти санкции, чтобы купить европейскую продукцию двойного назначения.

В развитии российского ВПК преобладают другие проблемы, это не покупка технологий на Западе. Главной трудностью было заместить те комплектующие, которые производились на украинских предприятиях ещё со времён СССР. Фактически в России приняли две программы — по замещению западных комплектующих и производимых на Украине. Обе программы выполнены.

Виктор Мураховский

член экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ и военный эксперт

На замену европейских комплектующих ушло два года, а украинская программа импортозамещения была закрыта в 2018 году, добавил эксперт. По мнению Мураховского, утверждения о том, что Россия перешла на электронные системы из Китая и что использование собственных таких разработок приводит к авариям и затрудняет серийное производство вооружений, весьма спорны.

Такая точка зрения бездоказательна. Во-первых, что касается атомной глубоководной станции «Лошарик»: в составе её радиолокационного оборудования нет импортных комплектующих. Во-вторых, если говорить о принятии новых систем вооружения, то я хотел бы напомнить, что Россия — единственная в мире страна, которая имеет на вооружении гиперзвуковые изделия межконтинентальной и оперативно-тактической дальности, а также лазерные комплексы противодействия оптико-электронным средствам разведки в космосе, а именно «Пересвет», — сказал он.

По словам эксперта, проблема с радиоэлектронными компонентами не связана с китайскими изделиями: Россия может создать любые электронные комплектующие на современном уровне, но из-за отсутствия широкомасштабного производства компонентов для коммерческого рынка штучные изделия для военных получаются очень дорогими. Мураховский отметил, что РФ за последние годы вложила самые большие объёмы средств в сферу радиоэлектроники в сравнении с другими областями ВПК. По его мнению, нельзя говорить о том, что у России критическое отставание от других стран.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен