Россияне по-прежнему придерживаются сберегательной модели поведения, на которую они перешли в 2015 году. О полном возврате к потребительской модели говорить пока не приходится, считают опрошенные News.ru эксперты.


Их оценку косвенно подтверждают и цифры Росстата: за прошлый год население накопило 3 трлн рублей — на 9,4% больше, чем в 2017-м, а общий объём сбережений граждан достиг 33,6 трлн рублей. Из этой суммы 22,3 трлн составляют депозиты в банках, остальное хранится в наличных и ценных бумагах.

Население не торопится расстаться с накоплениями, модель его поведения в целом остаётся сберегательной — этот тезис, озвученный Эльвирой Набиуллиной в сентябре 2016 года, в полной мере применим к сегодняшнему дню. По словам главы ЦБ, быстрая смена модели может усилить инфляционное давление, кроме того, на ситуацию влияют динамика доходов граждан, уровень ставок по депозитам и некое общее психологическое ощущение от состояния экономики. Заметим, что и в 2019 году население старается меньше тратить на товары и услуги, чаще покупать валюту и оставлять сбережения, прежде всего, на банковских депозитах.

«Поскольку рост потребительских цен не прекращается, а позиция рубля на рынке мировой валюты остаётся неустойчивой, рассчитывать на то, что в ближайшее время накопительная модель обращения с финансами сменится на потребительскую, не приходится», — говорит заместитель председателя правления Локо Банка Андрей Люшин.

Так спокойнее

Как известно, продолжает собеседник News.ru, в 2019 году ожидается рост ключевой ставки до 7,75%, который приведёт к росту ставок по депозитам. В свою очередь граждане станут открывать больше вкладов в силу выгодных условий. Устоявшееся доминирование сберегательной модели очевидно: после того, как в 2014–2015 годах рубль прошёл через критический период, жители РФ предпочитают хранить сбережения в виде долгосрочных вкладов. Это позволяет им спокойнее переживать валютные колебания и нарастающую инфляцию.

«То, что мы не вернулись к потребительской модели, подтверждают, в частности, свежие данные по авторынку. В феврале впервые за последние 2,5 года упали продажи „Лады“, а рынок в целом показал снижение. Это симптоматичный факт. И дело отнюдь не в том, что программа господдержки автопрома ещё не заработала», — отмечает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

По его словам, накопленные в 2018 году 3 трлн рублей и общие 33,4 трлн рублей принадлежат, в основном, обеспеченным россиянам, которые также имеют возможность тратить столько, сколько хотят. А вот большинство представителей бедных слоёв по-прежнему вынуждено постоянно затыкать финансовые дыры, брать кредиты, в том числе — кредиты до заплаты. Денег на то, чтобы делать накопления, у них попросту нет: все средства уходят на повседневные нужды.

Сергей Булкин/News.ru

«Между этими двумя полюсами находится достаточно много людей, которые совершенно точно перешли на сберегательную модель, но, в отличие от состоятельных сограждан, позволить себе дорогостоящие покупки не могут», — отметил собеседник News.ru.

Два тренда

Ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский указывает на две тенденции: с одной стороны, число вкладов продолжает расти (что подтверждает сохранение сберегательной модели), с другой — увеличивается объём выданных банками займов.

«Оба тренда формируются параллельно за счёт различных слоёв населения, которые можно разделить по уровню достатка. Более обеспеченные в текущих непростых экономических условиях пытаются сберегать. Напротив, самые незащищённые слои наращивают кредитование», — поясняет Капустянский.

По его оценке, всё это связано с невозможностью поддерживать прежний уровень потребления в условиях длительного падения реальных доходов. Ситуацию усугубляют реализованные инициативы чиновников, такие как повышение НДС и акцизов на топливо.

Всё дело в методике расчётов

«Лично я безумно рад тому факту, что за прошлый год жители России накопили аж целых 3 трлн рублей, более того, это на целых 9,4% больше, чем в 2017-м. Это не может не радовать, но я как-то не очень доверяю такому ведомству, как Росстат», — говорит руководитель аналитического департамента Международного финансового центра Роман Блинов.

Всё дело в методике и подходах к расчётам, продолжает собеседник News.ru. Сам Росстат утверждает, что несмотря на продолжающийся пятый год спад реальных располагаемых доходов граждан, данные указывают на достаточно бурный рост общих трат на услуги и непродовольственные товары.

«Больше всего меня удивило то, что по утверждению ведомства, общий объём расходов (трат) на текущее потребление в январе текущего года составил аж целых 96% всех расходов населения, а это выше, чем в предкризисный период. В данном случае я имею в виду кризис 2014 года, связанный с санкциями и госпереворотом на Украине. Тогда доля общих затрат граждан от уровня сбережений составляла, по данным на январь 2014-го, 97,1%», — рассуждает Блинов.

Viktor Pogontsev/Global Look Press

Хотя приводимые ведомством цифры крайне оптимистичны, эксперт не верит в скорый возврат к потребительской модели поведения — к этому нет никаких предпосылок. Массового ажиотажа по скупке всего, что только есть на прилавках «М.Видео» и других подобных магазинов, явно не наблюдается. Напоминая о потребительском буме 2005−2014 годов, Блинов заявляет: до этих времён очень и очень далеко хотя бы потому, что перед кризисом 2008-го доллар стоил 23−25 рублей, а сегодня — 65−70. Так что у россиян всё впереди — и рост заработных плат, и рост благосостояния, и резкое укрепление национальной валюты. В ближайшей перспективе всё это недостижимо.

Понятие «вынужденности»

«Текущую поведенческую модель населения РФ вряд ли можно характеризовать как сберегательную или потребительскую, более уместным видится понятие „вынужденности“. Переход граждан к сберегательной модели в традиционном смысле возможен лишь при наличии устойчивого тренда роста располагаемых доходов, которые как раз и служат базисом для увеличения накоплений», — говорит главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович.

По факту же, отмечает он, снижение реальных доходов продолжается, и этот тренд неминуемо ведёт к спаду благосостояния. В это связи оценки действующей на сегодня поведенческой модели населения должны быть кардинально изменены. Если обратиться к данным статистики, то наиболее ярким парадоксом (для традиционного восприятия) может являться наблюдаемый уровень высочайшей кредитной экспансии в потребительском сегменте — за 2018 год кредитный портфель физических лиц вырос почти на 22,5% г/г.

«Мы же полагаем, что столь существенную активность граждан в использовании кредитных ресурсов вряд ли следует трактовать как фактор стимуляции потребительского спроса. По нашим оценкам, заёмные средства тратятся людьми лишь на поддержание базового уровня потребления, а крупные покупки если и производятся, то лишь с целью удовлетворения самых необходимых потребностей на долгосрочную перспективу», — поясняет собеседник News.ru.

«Нездоровые» тенденции

О таких же «нездоровых» тенденциях говорят и изменения в структуре использования денежных доходов: в январе 2019 года население вложило средств в сбережения меньше на 10,4%. Это связано не с активизацией потребительского спроса, а с тем фактом, что у людей остаётся всё меньше средств, которые можно было бы отложить без ущерба базовому потреблению.

«Последние опросы хотя и фиксируют некоторый положительный сдвиг в настроениях россиян в начале года, условия для совершения крупных покупок остаются неблагоприятными — на уровне ниже отметок февраля 2018 года. Возврат к потребительской модели возможен лишь тогда, когда государство возьмёт курс на увеличение потребительского спроса и сделает этот драйвер основой экономического роста страны», — говорит Покатович.

Сейчас же, по его словам, государственная политика направлена на формирование некоего плацдарма для экономического рывка. Этот процесс характеризуется масштабной бюджетной консолидаций и соответствующим усилением давления на потребительский спрос. Если в ближайшие три года усилия правительства дадут плоды (значительные объёмы госинвестиций приведут к реализации эффективных «мегапроектов» и в дальнейшем транслируются в стимуляцию потребительских расходов), то можно ожидать, что с выходом экономики из стагнации поведенческая модель населения также испытает серьёзную трансформацию.

Инструмент перестраховки

Трейдер-аналитик компании «ФинИст» Александр Ершов считает сбережения инструментом перестраховки. По его словам, население хоть и продолжает доверять банкам, делает это всё более неохотно. Да и вопрос о возможном повышении ставок по-прежнему открыт, поскольку ставка рефинансирования остаётся на довольно высоких значениях. Кроме того, наблюдается положительная динамика в инвестировании в ценные бумаги, соответственно, и накопления россиян всё больше зависят от кривой доходности акций.

«Есть и другие обстоятельства — это, например, просадка на рынке недвижимости, очевидная не только для экспертов, но и для простых обывателей, которые начинают на постоянной основе мониторить динамику изменения цен», — отмечает Ершов.

Что касается инфляции, то она, по оценкам эксперта, будет расти. Как показала прошлогодняя статистика, по некоторым позициям инфляция достигла невероятных значений свыше 30%, что также снижает покупательскую активность населения и заставляет сберегать средства «до лучших времён». Сейчас мало кто может себе позволить дорогостоящие покупки, и, судя по всему, объём накоплений продолжит увеличиваться.

«По данным Банка России, суммарно вклады физлиц на 1 января 2019 года составляют 49,5% по отношению к текущим денежным доходам населения. Год назад этот показатель составлял 46,9%, а в 20142015 годах был на уровне всего 38−38,7%. Так что эти цифры, похоже, иллюстрируют даже ещё более усилившуюся склонность россиян к сберегательной модели: хранить, накапливать, но по возможности беречь, не тратить деньги», — рассказывает шеф-аналитик ГК «ТелеТрейд» Пётр Пушкарёв.

Нужен рост реальных доходов

По его мнению, к потребительской модели большинство населения придёт лишь в случае роста реальных доходов, когда рост зарплат будет обгонять инфляцию. Причём не официальную росстатовскую в 4% или даже в 5,5–6%, а реальную личную инфляцию по набору тех фактических товаров и услуг, за которыми человек каждый день ходит в магазин. Также надо понимать, что когда растёт выручка от продаж в торговых сетях, это происходит вовсе на за счёт увеличения объёма потребления, а снова за счёт инфляции. Инфляция добавляет магазинам маржи (выгоды), поскольку одновременно растут и их затраты, и их доход, но это не обязательно свидетельствует об изменениях в настроении жителей страны, хотя картина может разниться по регионам. Но чем дальше от Москвы и Петербурга, тем сложнее ситуация с отставанием доходов от цен.

«В процентах к ВВП объём вкладов чуть снизился за год: с 28,2% до 27,5%. Однако это свидетельствует о более медленном, по сравнению с приростом ВВП, ростом реальных доходов населения», — отмечает собеседник News.ru.

Очевидно, продолжает Пушкарёв, что россиян привлекают, помимо экономии, ещё и подросшие выплаты по вкладам: средневзвешенные процентные ставки по депозитам для граждан в 30 крупнейших банках России выросли с 6,65% в январе 2018-го до 6,89% к декабрю 2018-го. Соответственно, вкладчики получают больше выгоды от вложений. Но это же и дополнительный «магнит», препятствующий совершению лишних покупок. Поскольку людям не хватает уверенности, что завтрашние их доходы обгонят цены, они делают сознательный выбор в пользу сберегательной модели.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен