Совокупный глобальный долг, согласно январскому отчёту Института международных финансов (IIF), достиг $253 трлн, или 322% глобального ВВП. Уровень долговой нагрузки США составил 327%, Японии — 540%, ЕС — 388%. Долг КНР составляет 310% ВВП — один из самых высоких на развивающихся рынках. При этом Россия имеет лишь 90% ВВП, говорится в исследовании IIF. Эксперты объясняют, к чему могут привести долги крупнейших стран мира.


322% глобального ВВП включает общие долги населения, компаний, финансовых организаций и правительств всех стран. Такая цифра более чем в три раза превышает стоимость всех товаров и услуг на планете, следует из отчёта IIF.

По данным института, за пять лет данный показатель вырос практически на 30 трлн и в ближайшее время продолжит расти, даже несмотря на общее замедление мировой экономики.

Задолженность развитых стран выражена суммой в $180 трлн (383% ВВП) и более чем в два раза превосходит показатель развивающихся государств — $72 трлн (223% ВВП). Обязательства развивающихся экономик вызывают беспокойство, ведь отношение долга к ВВП за последние девять лет выросло более чем наполовину.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Согласно данным Института международных финансов, одним из самых низких уровней долга в мире сегодня обладает Российская Федерация. В 2019 году общий внешний долг России составлял порядка $500 млрд, при этом собственно обязательства государства (правительства и ЦБ) насчитывают, по данным Банка России, скромные несколько десятков миллиардов долларов.

Защищает сегодня от кризиса Россию и то, что вместе со снижением уровня долга наша страна одновременно стала наращивать объём золотовалютных резервов, сказал NEWS.ru бывший глава ЦБ Сергей Дубинин. Такая экономическая политика дала возможность создать финансовую подушку безопасности на случай внешних шоков.

Россия имеет наименьший долг из-за специфической модели развития экономики. У нас есть нефтяные доходы, которые правительство боится тратить. Но если ты не тратишь часть доходов бюджета, то наращивать суверенный долг довольно странно, да и не получится. К тому же при наличии такого профицита политика наращивания долга весьма ограничена. Второй момент — корпоративный долг в России рос бы гораздо быстрее, если бы отечественные корпорации могли выходить на международные рынки заимствований. Сейчас пока этого не получается. Возможно, это нас ждёт впереди. Третий источник долговых инструментов для российских корпораций — это рынок облигаций и кредиты. Фактически — это рынок банков.

Олег Вьюгин

председатель совета директоров МДМ-Банка и бывший первый зампредседателя Центробанка

Однако, по словам финансиста, банки в России слабые. Они очень осторожно относятся к кредитованию корпоративного сектора. Собственно, сами корпорации вели себя исторически неважно по отношению к банкам (было очень много дефолтов и нежелания платить). Поэтому этот источник слабо развивается. Если Россия опять включится в международное разделения капитала, то корпорации, видимо, будут пользоваться возможностью заимствовать, и долг поползёт вверх.

Michael Brochstein/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Что касается впечатляющей разницы между российским долгом и американским, то надо понимать, что в США долг связан с тем, что доллар — резервная валюта. То есть это эмиссия в пользу бюджета, но в интересах всей мировой экономики, которая использует долларовые расчёты, сказал Олег Вьюгин.

По его мнению, полностью гасить оставшийся российский долг (примерно $500 млрд) не имеет смысла, поскольку он никак на российскую экономику серьёзного влияния не оказывает.

Чемпионы по долгам

В Китае общий долг достиг 310% ВВП, подсчитали исследователи Института международных финансов. Специалисты объясняют сложившуюся ситуацию ростом кредитования в нефинансовом корпоративном секторе страны.

Брать кредиты предприятиям Поднебесной позволяет так называемый теневой банкинг (банки-интермедиаторы, которым передаются риски как финансовым посредникам): этот сектор приобрёл угрожающие размеры. Из-за того, что потребители финуслуг и так перегружены обязательствами и делать им новых заимствований никак нельзя, банковские учреждения КНР выдают деньги всевозможным ростовщикам и брокерам, которые выступают в качестве посредников между бизнесом и банковскими учреждениями. Объём сектора «посреднического» кредитования в Китае подступил сегодня к отметке в $7 трлн.

В Международном валютном фонде высказывают опасения, что этот пузырь потенциально может обрушить экономику «дракона» и вызвать новый азиатский кризис, напоминающий обвал 1997 года. Мрачно настроены и во Всемирном банке: аналитики ВБ боятся, что новый глобальный коллапс с высокой долей вероятности вспыхнет именно в Поднебесной.

Но некоторые эксперты всё же спешат нас успокоить. Они полагают, что китайский долг образуется прежде всего не за счёт теневого кредитования.

По данным независимых исследований, китайский долг появляется из-за того, что предприятия в госсекторе являются в основном дотируемыми со стороны государства. 65–70% — долг госпредприятий или региональных правительств КНР. В то время как долги малых или средних предприятий и частных домохозяйств (в России они называются ИП) — они очень невелики. Это говорит о том, что китайскую экономику не следует рассматривать как рыночную и прикладывать к ней привычные «западные» модели кризиса.

Алексей Маслов

профессор Школы востоковедения НИУ ВШЭ

Востоковед полагает, что большая закредитованность не обязательно должна привести к обрушению экономики и гиперинфляции. Потому что Китай сам по себе контролирует выпуск денег, объясняет Маслов. Вот почему эта страна, имея возможность сделать юань свободно конвертируемой валютой, особо не настаивает на этом и стремится ввести юань для прямых расчётов между странами-партнёрами. Иначе говоря, то, что юань — не рыночная валюта, значит, что она жёстко контролируется Банком Китая.

Китайские банкиры говорят: если надо, то мы увеличиваем выпуск денег и понижаем задолженность, хотя сами эти деньги в оборот не выпускаются, а значит, не создаётся давления большой денежной массы. Кроме того, надо понимать, что китайская экономика предусматривает понятие планово-убыточных предприятий.

Zhengyi Xie/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Между тем, в отличие от России (которая напугана дефолтом 1998 года), в Китае считают, что любая проблема должна «заливаться» деньгами, говорит эксперт. Поэтому, полагает он, в условиях нелиберальной экономики больших опасностей китайский госдолг не представляет. Поскольку эта страна может в закрытом режиме урезать образовавшиеся долги.

Поэтому, похоже, гораздо большую угрозу для мировой экономики представляет долг США, достигший уже 327% ВВП страны ($70 трлн общей задолженности правительства, граждан и бизнеса). $22 трлн из них — это госзаймы. Уже к 2028 году на одну лишь выплату процентов Соединённые Штаты вынуждены будут расходовать пятую часть своего бюджета.

Причём осложняется всё тем, что 40% госдолга Америки принадлежит иностранным инвесторам, которые всё больше теряют доверие к штатовским активам. К примеру, КНР — прежде крупнейший держатель трежерис — стала всё активнее эти бумаги распродавать.

Довольно оригинальная ситуация складывается у Японии. В Стране восходящего солнца суммарная задолженность правительства, граждан и бизнеса в настоящее время превышает 540% ВВП. Правда, государственные обязательства конвертированы в нацвалюту и практически полностью принадлежат внутренним инвесторам. Вот почему долговой рынок азиатского архипелага не слишком-то подвержен перепадам настроений иностранных инвесторов, а также всевозможных международных рейтинговых агентств, что, конечно, ощутимо снижает риск любого дефолта.

Японская иена — свободно конвертируемая валюта, государство должно не внешним кредиторам, а своим же — внутренним — предприятиям или большим банкам. По сути, все долги Японии — внутренние займы, — сказал Маслов.

При этом, по его словам, в той же экономике США сильна конфронтация противоборствующих групп, поэтому, в отличие от Китая и Японии, «раскачать» американскую финансовую систему намного проще.

Грядет ли мировой кризис?

Но можно ли рост глобального долга считать признаком надвигающегося кризиса? Или экономики сегодня не те, что были прежде, и глобальный долг не свидетельствует об опасностях в экономике?

Вопрос с кризисом вследствие роста долга неоднозначный. Современные экономики основаны на эмиссии денег центральными банками и банковскими системами. Современные деньги — это обязательства банковской системы. Поэтому рост долга, если он происходит на фоне оживления экономического роста (увеличение объёма ВВП, рост торговли), не несёт угроз для развития мировой экономики.

Александр Хандруев

вице-президент Ассоциации банков России и бывший первый заместитель председателя ЦБ

Но если мы видим, говорит Хандруев, что ВВП стран имеет тенденцию к замедлению и цены финактивов растут (надувается пузырь, который не подкрепляется реальной деловой активностью), то это говорит о том, что рынок будет себя корректировать, то есть возникнет кризис.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен