Удивительный парадокс: западные аналитики верят в рубль больше, чем сами россияне. Сегодня слабый рубль более выгоден государству, нежели ещё два-три года назад, признают эксперты. В условиях бюджетного дефицита низкий курс российской валюты по отношению к доллару и евро позволяет закрывать растущие дыры в госказне. А вот расплачиваться за это приходится рядовым потребителям, которые благодаря девальвации становятся беднее.

2020 год оказался для российской валюты по меньшей мер непростым. О падении курса рубля, причинах и последствиях девальвации не говорил только ленивый. В течение года рубль терял более 25% своей стоимости к доллару и порядка 30% к евро. Падение к доллару могло оказаться ещё выше, если бы не общая тенденция ослабления «американца» на мировых рынках. К концу 2020-го рублю удалось несколько укрепить свои позиции, однако вера россиян в нацвалюту к этому времени успела рухнуть до исторического минимума (данные ЦБ РФ за октябрь).

На этом фоне западные аналитики периодически говорят о неоправданной слабости рубля. В ноябре о недооценённости российской валюты по фундаментальным показателям заявляли швейцарские эксперты из Credit Suisse. Укрепления российской валюты в 2021 году ждут в Bank of America (BofA) и Deutsche Bank.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Именно российский рубль стал самой недооценённой валютой в мире согласно «индексу бигмака», который рассчитывается на основании гипотезы о том, что одинаковые товары в разных странах должны стоить одинаково. Если их стоимость разнится, это значит, что курс местной валюты сильно занижен или наоборот. Эксперты The Economist признали, что курс доллара по отношению к рублю сильно завышен: американская валюта должна стоить не 74, а максимум 24 рубля.

«Индекс бигмака», конечно, не лучший индикатор, но он отражает мнение большинства экономистов в целом: рубль должен стоить дороже. Вопрос в том, почему этого не происходит.

Президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян открыто заявил о рукотворном занижении курса рубля. «Индекс бигмака», по его мнению, более объективен, чем привязка российской валюты к нефти. Позиции валюты снижаются при падении цен на углеводороды, но не укрепляются при подорожании нефти.

Когда есть основания, мы обваливаем свою валюту и говорим, что это внешние обстоятельства. А когда рубль должен укрепляться, включаются какие-то механизмы, которые это тормозят. Надо понимать, кому это нужно. С моей точки зрения, государству это точно не нужно, — сказал банкир в эфире канала «Царьград».

Бюджет заработает

Экономисты же считают, что главную выгоду от слабого рубля получают бюджет и экспортёры. Экспортная выручка в рублях растёт, а значит, увеличиваются доходы казны. Государству действительно отчасти выгоден слабый рубль, замечает экономист Семён Новопрудский.

Все крупнейшие доноры российского бюджета — экспортёры, прежде всего, нефтегазовые компании, а их выручка в рублях, естественно, выше, если рубль к доллару слабее. Причём сейчас государству слабый рубль более выгоден, чем два-три года назад, когда был существенный профицит бюджета, а сейчас из-за коронакризиса опять дефицит.

Семён Новопрудский экономист

Согласно экономической госпрограмме на ближайшие годы, налоговые поступления будут одним из главных источников дохода бюджета. В этом смысле сильный рубль государству не нужен.

Чтобы воздействовать на обменный курс в выгодную для бюджета сторону, Банку России достаточно корректировать темпы и объёмы операций на валютном рынке. На днях Минфин (впервые с марта 2020 года) возобновил покупки иностранной валюты по бюджетному правилу. С 15 января по 4 февраля на эти цели будет направлено более 100 млрд рублей. Покупая валюту на внутреннем рынке, он с одной стороны так или иначе поддерживает рубль в слабом состоянии, с другой — пополняет резервы.

Слабый рубль выглядит привлекательным для государства, поскольку позволяет получать в большем размере нефтегазовые доходы. При резком укреплении российской валюты чиновники могут прибегать к словесным интервенциям, а Банк России — ускорять пополнение золотовалютных резервов через покупку валюты, говорит руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

В то же время, указывает он, резкое ослабление нацвалюты, которое наблюдалось в марте-апреле (на 30% с начала года) нарушило финансовую стабильность, что чревато ростом инфляционных ожиданий. Поэтому в те дни Банк России вышел на рынок с продажами иностранной валюты и начал агрессивное смягчение монетарной политики, что привело к притоку средств зарубежных инвесторов, стабилизировало платёжный баланс и курс рубля. По мнению эксперта, ЦБ при поддержке Минфина будет придерживаться политики по недопущению резких курсовых отклонений в ту или иную сторону.

Государству действительно выгоден слабый рубль, что объясняется необходимостью поддерживать определённый уровень бюджетных доходов, поскольку доля экспортной составляющей в общем объёме доходов федерального бюджета всё ещё остаётся высокой, соглашается экономист, доцент РЭУ им. Плеханова Владимир Колмаков.

Очевидно, что чем меньше доходы в долларах, тем больше в интересах государства обесценивать рубль. Девальвация национальной валюты поддерживает экспортёров, только вот остальная экономика завязана на импорт, поэтому, очевидно, внутреннее производство будет сильно страдать.

Владимир Колмаков экономист, доцент РЭУ им. Плеханова

По мнению Семёна Новопрудского, государство вряд ли будет сознательно ослаблять и тем более сознательно укреплять рубль. Но в нынешней ситуации при сохранении относительно низких мировых цен на нефть и неясности восстановления экономик из-за продолжающейся пандемии ожидать существенного укрепления рубля не приходится.

Так что в обозримом будущем доллар вряд ли будет стоить меньше 70 рублей. Плюс сохраняется угроза новых санкций против России от новой американской администрации [Джо] Байдена. И это ожидание тоже, скорее, фактор в пользу ослабления рубля, — поясняет экономист.

Потребители заплатят

В списке минусов слабого рубля для экономики: падение доходов населения и рост инфляции, снижение уровня внутреннего спроса, а также увеличение затрат для производителей, работающих с импортным сырьём и технологиями. Потребители расплачиваются за любое существенное ослабление рубля тогда, когда растут цены на импортные товары, отмечает Семён Новопрудский. Российские власти пытаются регулировать инфляцию, чтобы она оставалась в рамках таргета 4% годовых. Но в 2020 году рост потребительских цен в России из-за коронакризиса и существенного падения рубля оказался самым высоким за последние пять лет — 4,9%.

И хотя слабый рубль не единственный фактор увеличения стоимости товаров, за любое ослабление рубля мы как потребители, конечно, расплачиваемся: растут цены, уменьшается покупательная способность наших рублёвых зарплат, — резюмирует экономист.

По словам Владимира Колмакова, до начала нулевых российская экономика была сильно зависима от импорта, особенно в части потребительской корзины. Тогда действительно за всё расплачивались именно потребители.

Сегодня, учитывая невысокий уровень доходов, половине населения всё равно, сколько стоит валюта. Они меряют свои доходы булками хлеба, литрами бензина, килограммами колбасы, но никак не долларами или евро, — объясняет эксперт.

О расплате населения за слабый рубль можно было бы говорить, если бы наряду с девальвацией наблюдалось соразмерное удорожание базовых товаров. Впрочем, эксперт признаёт, что курс рубля играет немаловажную роль в экономике. В качестве примера он приводит рост стоимости автомобилей (цены на авто постепенно отыгрывают девальвацию), за которым так или иначе происходит удорожание транспортно-логистических услуг, что в итоге повышает стоимость продуктов, лекарств и других товаров.