Затяжное падение реальных доходов населения заставляет потребителя экономить. Востребованными становятся магазины с более низкими ценами и полки с более дешёвыми товарами. При этом опережающими инфляцию темпами растёт ценник, прежде всего, на продукты питания. Но проблема не в ценах, а в растущей бедности россиян, замечают эксперты. Поэтому старания властей регулировать цены не более чем попытка заставить бизнес платить за свои промахи. Однако решение у проблемы есть. Подробнее — в материале NEWS.ru.

Странно было бы ожидать чего-то иного в условиях слабого рубля, роста цен на семена и удобрения (прежде всего импортные), возрастающих затрат на электричество, топливо и т. д. Беднеющий потребитель (доходы населения падают седьмой год подряд) в этой ситуации ведёт себя так, как и должен вести, — экономит.

За три года почти на 25% выросло количество магазинов, работающих в формате жёстких дискаунтеров, вплотную подобравшись в прошлом году к отметке в 140 тысяч объектов.

Жёсткие дискаунтеры ориентированы на самые малоимущие слои населения, в таких магазинах ставка делается на очень низкие цены. Рост их числа недвусмысленно говорит об их востребованности у населения. А с учётом того, что бедность в России является явлением массовым, в будущем они способны вытеснить магазины «у дома» региональных сетей. Согласно экспертным оценкам, в первом полугодии общая доля дискаунтеров в продуктовом ретейле составляла 3%, а в ближайшие пять лет может увеличиться до 10%. Причина всё та же — стабильный рост регулярных цен на полках торговых сетей на фоне стагнации доходов населения.

В попытке хоть как-то сэкономить россияне начали отдавать предпочтение более дешёвым позициям в одной и той же товарной группе. Только цены на продукты от этого расти не перестали. Чтобы помочь малоимущим покупателям, владельцы некоторых магазинов стали устанавливать специальные полки с бесплатными продуктами. Хлеб, макароны, крупы, сахар туда подкладывали как продавцы, так и покупатели. Правда, далеко не везде опыт малобюджетной благотворительности оказался успешным. Полки быстро пустели: продукты расхватывали вполне себе обеспеченные люди.

По мнению президента, председателя правления Российской ассоциации экспертов рынка ретейла (РАЭРР) Андрея Карпова, не нужно придумывать ничего нового для того, чтобы сделать продукты доступнее для россиян — есть понятные и адекватные механизмы социальной поддержки населения, которое в этом нуждается. В глобальном смысле должна работать экономика страны с тем, чтобы ценовые вопросы вообще не возникали, уверен эксперт.

Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Если несколько лет назад у нас такой проблемы не было в принципе. Если говорить не про экономику, а про людей, то нужно заниматься поддержкой населения. Организовать, к примеру, прямые выплаты нуждающемуся населению — это было бы абсолютно правильно. Чтобы человек мог позволить себе купить ровно то, что ему нужно. Ограничения нужны: например, нельзя на социальные выплаты купить табак, алкоголь, эта программа обсуждается правительством последние пять лет как минимум, просто это требует денег, а деньги выделять жалко. Проще заставить, чтобы кто-то другой заплатил за это. Проще заставить бизнес заплатить за промахи правительства в своей работе.

Андрей Карпов председатель правления Российской ассоциации экспертов рынка ретейла

По словам Андрея Карпова, цены, которые сложились на сегодняшний день в магазинах, абсолютно соответствуют рыночной конъюнктуре. В корне неправильно, что в условиях рыночной экономики «государство возбуждается только тогда, когда цены начинают расти». Неверным будет считать, что если цены высокие, значит, на этом обязательно кто-нибудь наваривается. В противном случае мы не наблюдали бы постоянного банкротства торговых сетей и производителей, считает эксперт.

Существуют ли другие способы сделать товары повседневного спроса более доступными для покупателей? Заморозкой цен проблему уже точно не решить, уверен президент РАЭРР. В качестве примера он приводит установленную предельную цену на растительное мало — 110 рублей.

На рынке работает большое количество производителей растительного масла, которые инвестируют деньги в свой продукт, в оборудование, которые борются с конкурентами, работают над упаковкой и так далее. Нормальная ситуация, когда есть масло за 60 рублей, а есть за 200. И тут вдруг бизнесу сказали: масло не должно стоить дороже 110 рублей. По сути это значит, вся та работа, которой он занимался, была проделана им зря. Ещё и мошенниками обозвали, — поясняет Карпов.

Доцент экономического факультета РУДН Сергей Черников при этом предлагает посмотреть на зарубежный опыт. Это, к примеру, программа SNAP (продуктовые карточки для покупки еды малоимущими), действующая для миллионов граждан США уже много лет, и «социальные супермаркеты» с членской системой в Великобритании, и различные варианты прямых адресных дотаций при выполнении определённых условий.

Эти практики, при небольшой адаптации к культурным и рыночным реалиям России, вполне можно использовать, полагает экономист.

Без видимого прогресса в решении застарелых проблем работы розничных сетей в России — сочетания крайне высокой стоимости кредитов и отсутствия регулирования максимальной розничной наценки — эффект от любых подобных государственных программ помощи может быть только временным.

Сергей Черников кандидат экономических наук, доцент кафедры маркетинга РУДН

Для справки: по данным Росстата, инфляция в 2020 году составила 4,9%, тогда как продукты подорожали на 6,7%, плодоовощная продукция на 17,4%. Лидерами в гонке цен стали сахар-песок (64,5%), подсолнечное масло (25,9%), крупа и бобовые (20,1%), и куриные яйца (15,1%). В 2021 году рост цен на продукты вновь опережает инфляцию.