16+

Налоговики возьмутся за банкротов

В случае приятия поправок в закон о банкротстве ФНС получит особые права при взыскании долгов
20:52, 23 июля 2018 385
Фото: АГН «Москва»/Михаил Терещенко

Поправки к закону о банкротстве, в соответствии с которыми налоговики получат приоритетное право требовать взыскания задолженности, Госдума рассмотрит во втором чтении 24 июля. Какими будут последствия этой инициативы в случае её принятия, и каковы полномочия ФНС в процедуре банкротства на сегодняшний день — разбирался News.ru.


Суть законодательной новеллы в том, что, если в результате проверки компании налоговиками, в отношении которой проводится процедура банкротства, появились требования по уплате налогов, то арбитражный суд вправе признать эти требования как обеспеченные залогом. Таким образом, даже незалоговое имущество может стать залоговым, и от его реализации будет погашаться долг перед бюджетом. Этот механизм обеспечит государству в лице ФНС приоритетное право на взыскание долгов. Сейчас оно таковым не обладает. 

В поисках уклонистов

За последние несколько лет в связи с экономическим кризисом количество уклоняющихся от уплаты налогов растёт, и ФНС вынуждена находить новые рычаги борьбы с такими людьми. Внимание налоговых органов привлекают и банкроты. Вообще, позиция ФНС, которую представители ведомства высказывали и не раз, заключается в том, что банкротство — неэффективная мера по взысканию долгов вообще, и задолженности по налогам, в частности. Так, на сегодняшний день количество взысканных долгов с помощью банкротств составляет лишь около 5%. 

Недоверие к этой процедуре побуждает налоговую лоббировать ужесточающие меры в отношении компаний-банкротов. Так, в 2017 году во многом, по инициативе ФНС, были приняты поправки в закон о банкротстве, устанавливающие субсидиарную ответственность учредителей и должностных лиц. Теперь в ряде случаев, долги при банкротстве взыскиваются не только из имущества компании, но и из личного имущества того, на кого распространяется субсидиарная ответственность.

Кроме того, налоговики могут быть сами инициаторами дел о банкротстве. По статистике, 11% процедур открыты по обращениям налоговых органов. Сейчас у налоговой нет приоритета перед другими кредиторами по взысканию долгов с банкротов. По обязательным платежам они — третьи в очереди, по текущим — пятые. Из возможных преимуществ налогового органа в случае инициирования дела о банкротстве — возможность предложить кандидатуру арбитражного управляющего.

В случае принятия поправок и появления у налоговых органов приоритета в очередности взыскания долгов, можно предположить, что налоговая станет чаще заявлять об инициировании банкротств. 

РИА Новости/Игорь Зарембо

Банкротов больше, взысканий меньше

В настоящее время банкротство остаётся очень популярным способом признать свою неплатёжеспособность и это, пожалуй, единственный способ законно закрыть убыточную компанию. По данным Федресурса, в 2017 году о банкротстве заявили 13 тысяч юрлиц, что на 8% больше, чем годом ранее. 

Вместе с тем, падает количество взысканных долгов. В 2017 году кредиторы получили лишь 103 млрд рублей из 2 трлн рублей заявленных требований. В минувшем году были удовлетворены только 5% требований, включённых в реестры, в 2016 году эта цифра составляла 6%. 

Банкротство набирает популярность и среди граждан. В минувшем году банкротами признаны 29 тысяч человек. Всего за время действие закона правом на признание своей неплатёжеспособности воспользовались более 50 тысяч человек.

Несмотря на то, что основным поводом для дискуссии являются достаточно спорные положения о так называемом залоговом приоритете обязательных платежей (налогов), документ также содержит целый ряд нововведений, касающихся модели страхования деятельности арбитражных управляющих, а также её финансирования, усиления роли нацобъединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Указанные новеллы, по мнению авторов законопроекта, призваны усовершенствовать регулирование деятельности арбитражных управляющих. Если исходить из содержания законопроекта, то под совершенствованием регулирования деятельности, в первую очередь, подразумевается стимулирование арбитражных управляющих к сокращению сроков ведения процедур банкротства и уменьшение расходов на ведение дел. Указанные предложения будут, безусловно, положительно восприняты системными кредиторами, такими, как, например, Федеральная налоговая служба. Вместе с тем, очевидно, что профессиональное сообщество арбитражных управляющих относится к таким изменениям в регулировании критически. Вызывает также ряд вопросов предложение о предоставлении арбитражным управляющим права самостоятельно накладывать арест на имущество должника. В целом, предложенный к рассмотрению во втором чтении законопроект не может быть воспринят равнодушно, а его принятие в неизменном виде представляется, по меньшей мере, преждевременным.

Даниил Савченко

управляющий партнёр юридической фирмы «Арбитраж.ру»

Наличие залога наделяет кредитора преимущественным правом перед другими получить удовлетворение за счёт предмета, находящегося в залоге. Если сейчас доходы от продажи имущества банкрота распределяются между всеми кредиторами соразмерно их требованиям, то в случае принятия поправок, бюджет сможет претендовать на 70% выручки от продажи такого имущества. Остальные кредиторы получат только остаток в размере 30%. В рамках проводимой политики по увеличению собираемости налоговых платежей, данные изменения выглядят весьма логичными и эффективными, однако их правовое и экономическое обоснование имеет ряд серьёзных недостатков. Если взглянуть на статистику процедур банкротства, рядовые кредиторы и так получают максимум 5-7 % от суммы долга. Предложенные поправки снизят эту сумму, ударив по эффективности института банкротства в целом. Опровергая нарушение принципа равноправия, ФНС мотивирует свою позицию тем, что она является «недобровольным кредитором», поскольку не может затребовать предоставления залога на стадии возникновения долга, в то время как другие кредиторы могут предварительно проверить платежеспособность заёмщика и потребовать залог. Стоит отметить, ФНС является не единственным примером «недобровольного кредитора» должника-банкрота, к этой категории также можно отнести ресурсоснабжающие организации, которые не вправе уклониться от заключения публичного договора на поставку энергоресурсов, а также кредиторы по обязательствам за причинение вреда. Однако интересы этих кредиторов также никак не учитываются. Кроме того, законодательное закрепление преимущества ФНС может вынудить банки отказаться от беззалоговых кредитов, усложнив их доступность для малого и среднего бизнеса.

Дмитрий Иванов

заместитель директора коллекторского агентства «Орион»

Добавьте наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2