Россию может ожидать многолетняя рецессия экономики, вызванная закрытием рынков, что вернёт страну в мрачные 1990-е годы. Такой прогноз предусмотрен одним из четырёх кризисных сценариев, обнародованных аналитиками международной консалтинговой компании Boston Consulting Group (BCG). Свои варианты развития кризиса из-за COVID-19 в РФ они изложили в обзоре под названием «Не пересидеть пандемию, а выиграть кризис» (есть в распоряжении NEWS.ru).


Исследователи сразу спешат нас утешить, что места для самого жёсткого сценария с условным названием «Вторые 90-е» они пока не видят, «для этого нет предпосылок структурного характера в экономике и финансовом секторе». Также, говорят они, отличие данного кризиса от прошлых в мировом масштабе — «он не связан с критическим разрушением физического или человеческого капитала и пока прогнозируется в относительно небольших потерях для ВВП, если не перейдёт в структурный кризис при отсутствии достаточной господдержки».

В настоящее время наиболее вероятным в BCG сочли прогноз, при котором в стране вплоть до 2021 года будут происходить повторные волны эпидемии и, как следствие, череда карантинов. Ситуация нормализуется только после появления вакцины (не раньше конца года), полагают эксперты. В этом случае отечественный ВВП упадёт на 7–10%. Авторы исследования дали такому раскладу ласковое название «Тяни-толкай». Основным индикатором начала такого сценария является волна банкротств малого и среднего бизнеса.

В результате экономика переходит в режим «контролируемого риска», т. е. открывается и закрывается в зависимости от уровня заболеваемости. Длительный локдаун ведёт к дальнейшему сокращению сферы услуг и ретейла, падению спроса на недвижимость и сокращению производства и оптовой торговли. При таком сценарии государству необходимо научиться управлять циклами, чтобы ограничить заболеваемость и минимизировать ущерб для экономики, — советуют специалисты международной консалтинговой компании.

Ещё один сценарий с названием «Отскок» будет характеризоваться приостановкой деятельности сферы услуг и непродовольственной розницы вследствие локдауна. Продлиться он может порядка двух месяцев и коснётся всех регионов «необъятной». Однако по окончании самоизоляции бизнес уверенно вернётся к росту. Приметы «Отскока» — всплеск безработицы.

Наконец, при сценарии «Критический спад» коронакризис затянется, будут применены длительные и жёсткие меры карантина. Как итог — замедлится промпроизводство и «затихнет» строительная отрасль, что спровоцирует падение спроса на ресурсы (на углеводороды и сталь). Вспыхнет масштабный кризис ликвидности, который ударит чрезмерной нагрузкой по банковской системе. Индикатором такого скрипта станет рост закредитованности крупного бизнеса. Что, по мнению экспертов, вызовет возвращение к жизни монополий, поглощающих «слабаков».

Сергей Булкин/NEWS.ru

Череда прогнозов

Описанные сценарии не вызывают возражений в силу того, что являются классическими. Интрига только в том, какой из них реализуется на практике, замечает доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов.

Наиболее реалистичным, по его словам, выглядит вариант с волнами эпидемии и карантинов до начала массовой вакцинации или выработки «стадного» иммунитета.

В России большую роль играет госсектор и крупные квазигосударственные компании. Они страдают несильно. Малый и средний бизнес, особенно в сфере услуг, напротив, очень уязвим. Но вклад МСБ в ВВП небольшой, около 20%. Это делает возможным парадокс, при котором ВВП упадёт умеренно (5–10%), а безработица вырастет в значительной степени.

Сергей Хестанов

доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС

При сложившейся динамике основных показателей за первый квартал и апрель 2020 года вероятная оценка снижения ВВП по итогам года находится в интервале 4–6% относительно предыдущего, предполагает ведущий научный сотрудник Лаборатории макроэкономических исследований Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Ольга Изряднова. Наиболее существенное влияние на характер экономического развития, по её суждению, окажут ситуация на рынке труда, динамика доходов населения и уровень потребительского спроса.

На уровень безработицы значимое влияние оказывают структурные изменения занятости в малом и среднем бизнесе и сложности быстрого восстановления деловой активности в этом сегменте даже при благоприятном стечении условий и ослаблении санитарно-эпидемиологических ограничений. Крупный бизнес в этой ситуации оказывается более устойчивым, но не стоит упускать из виду динамику спроса на внутреннем рынке. Несмотря на систему мер поддержки отдельных групп населения, показатели уровня жизни и реальных доходов граждан в текущем году будут определяться негативной динамикой, что окажет давление на темпы ВВП через показатель конечного потребления домашних хозяйств.

Ольга Изряднова

ведущий научный сотрудник Лаборатории макроэкономических исследований ИПЭИ РАНХиГС

Между тем при всевозможных оценках ВВП всё-таки следует учитывать и снижение вклада чистого экспорта при негативной динамике внешней торговли. Динамика экономического роста будет зависеть от скорости преодоления инвестиционной паузы, связанной с приостановкой экономики в марте-апреле. Меры по снятию ограничений в строительном комплексе и промышленных отраслях, вероятно, скажутся на показателях первого полугодия, и это приведёт к пересмотру прогнозных показателей на 2020 год, допускает Изряднова.

С оценкой падения ВВП России на 4–6% согласен аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк. Но будет так только в случае, если кризис ограничится первой волной. И этот сценарий является базовым и наиболее вероятным, говорит он.

Реализация прогнозов наступления второй и последующих волн карантина маловероятна. Если это произойдёт, очаги эпидемиологической нестабильности, вероятно, будут локализованы в отдельных регионах.

Евгений Миронюк

аналитик «Фридом Финанс»

Впрочем, добавляет Миронюк, кризис ликвидности, как и одно из его проявлений — долговой кризис, также может настигнуть российскую экономику. Реализация этого сценария вероятна даже при одной волне заболеваемости COVID-19. Экономист предполагает, что отложенный эффект «кризиса неплатежей» способен проявиться уже осенью и может быть связан как с невозможностью госбюджета наращивать расходы на поддержку бизнеса, так и с низким процентом одобрения рефинансирования кредитов предприятий и организаций МСП в банках.

Вероятно, две или больше волн действительно будут, как уже показывает ситуация в Китае или Южной Корее. Но это не приведёт к падению ВВП даже на 10% ни в отдельно взятый год, ни в целом по нескольким годам. Крупные компании, составляющие основную часть деловой активности, уже учатся жить в условиях пандемии, а при устойчивой поддержке МСП и этот сектор не обязан сильно страдать от проблем. К тому же, действительно, в течение года может быть разработана устойчивая вакцина.

Олег Шибанов

директор программ «Финансы, инвестиции, банки» РЭШ (Российской экономической школы)

Олег Шибанов прогнозирует, что в 2020 вероятно снижение ВВП на 5–7% и восстановительный рост в 2021 году будет у отметки 2,5–3%.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Предположительно, вторая волна эпидемии коронавируса ожидается в сентябре-октябре после возвращения туристов из других стран из летнего отпуска, говорит руководитель отдела анализа данных CEX.IO Broker Юрий Мазур. Этот эксперт вполне допускает, что из-за этого в стране опять будет введён карантин.

Падение ВВП составит не менее 7%, а в случае второй волны карантина падение ВВП может достигнуть 10%. В целом сейчас трудно оценить влияние эпидемии коронавируса на экономику. Необходимо дождаться результатов второго квартала — тогда оценка будет более предметной. Также пока невозможно спрогнозировать влияние следующей волны коронавируса на нашу экономику.

Юрий Мазур

руководитель отдела анализа данных CEX.IO Broker

Генеральный директор компании «Мегаплан» Сергей Козлов исходит из среднесрочного прогноза, что «коронавирус пришёл и уходить никуда не собирается».

С этим вирусом человечеству жить долго, невзирая на будущее появление вакцины. До лета 2021 года ситуация кардинальным образом не изменится. Ожидаю очень медленное снятие ограничительных мер. Промышленное производство не остановится. Оно уже не остановилось. Единственное, что кто-то перешёл на сокращённую неделю, а кто-то нет. А вот сектор услуг, туристические агентства и ресторанный бизнес эпидемия прибила надолго. В лучшем случае к осени 2021 года начнут открываться новые заведения. Если 20% из прежних заведений «довоенного времени» откроется в этом году, это будет сверхпозитивно.

Сергей Козлов

генеральный директор компании «Мегаплан»

О восстановлении экономики в ближайшие 12 месяцев говорить довольно наивно, подчёркивает Сергей Козлов.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен