Доля отечественного кино в российских кинотеатрах в прошедшем году составила около 30%, свидетельствуют результаты подсчётов «Фонда кино». Именно столько зрителей предпочли продукты национальной киноиндустрии зарубежным блокбастерам. По мнению многих, такое соотношение российского и иностранного кино удручающе. Против режима благоприятствования американскому кино выступили даже в Совете Федерации. О состоянии российского кинематографа и о его перспективах News.ru побеседовал с режиссёром Борисом Грачевским.

— Сегодня в российском кинопрокате можно увидеть множество отечественных фильмов. Можно ли говорить о серьёзности проблемы засилья Голливуда?

— Такая проблема действительно есть. Американское кино давит всех, выживают с трудом. Италия практически погибла, выпуск собственных фильмов в этой стране минимален. У Германии тоже изрядные проблемы. Франция из последних сил держится. Поэтому мы в этой ситуации не хуже остальных, но и не лучше. Борьба за зрителя, за показ фильмов с Голливудом существует во всем мире и у нас.

— Почему российское кино пока проигрывает в этой борьбе?

— Сегодня кинематограф практически весь построен на зрелищности, на экшене. Российское кино никогда не славилось экшеном, оно всегда больше уделяет внимания чувственности и душевности.

Тем не менее попытки российских режиссёров создавать блокбастеры, комедии зачастую являются успешными. Можно отметить успехи таких фильмов, как «Движение вверх», «Последний богатырь», «Тренер». Сейчас в прокате идёт очень сильная картина Алексея Сидорова — «Т-34».

Грандиозный успех имеет российская анимация, в частности, серия мультипликационных сказок о трёх богатырях. В новый год вышла очередная картина из этой серии — «Три богатыря и наследница престола». Мы ожидаем, что она также покажет хорошие результаты.

Кадр из фильма «Т-34» Фото: Централ ПартнершипКадр из фильма «Т-34»

— Стоит ли российскому кинематографу развиваться по пути Голливуда, ставить во главу угла зрелищность?

— Сейчас в кино ходит молодёжь. Они выросли на экшене и боевиках, и умное кино вряд ли будет собирать кассу. Но я считаю, что неправильно измерять успешность фильма в деньгах.

Всё-таки наш кинематограф, скорее, нацелен на создание серьёзного кино. Например, картина Андрея Кончаловского «Рай». Картина совсем не прокатная. Но картина важная и нужная, она имеет серьёзное значение для мировой культуры.

Искусство — это ведь вопрос не только денег. Никто же не измеряет в деньгах качество работы симфонических оркестров, они в основном убыточны. Глобальные театральные постановки тоже убыточны.

Часто фильмы, которые собирают большие деньги в прокате, оказываются однодневками, их быстро забывают. А фильмы Гайдая, Рязанова, Данелии не теряют актуальности годами.

— Что можно было бы изменить, чтобы россияне чаще ходили в кино на отечественные фильмы? Будет ли продуктивным, например, введение квот или дополнительных налогов за прокат зарубежного кино?

— Ни в коем случае нельзя насильственно ограничивать показ зарубежных фильмов. Конечно, запретить легче всего. Например, в Китае количество американских фильмов ограничено 5−6 картинами в год. Но мы живём в мировом сообществе, мы должны быть в курсе тенденций.

Кадр из фильма «Рай» Фото: WDSSPRКадр из фильма «Рай»

Лично я считаю несправедливым отношения между создателями фильма и прокатчиками, которые делят доходы пополам. При этом создание фильма — это огромный труд, огромные риски, вложения в рекламу. А просто «прокатать» картину и взять половину не очень честно.

— Какие перспективы сейчас есть у российского кино?

— Можно заметить, что интеллектуальное кино уходит на телевидение и в интернет. Ведь сейчас фильмы можно смотреть не только в кино. А по телевизору американское кино фактически не показывают.

В основном голливудская продукция идёт в эфире ночью. А днём зритель смотрит российские картины, российские сериалы. В этой связи я не могу не отметить успех сериала «Домашний арест». Это яркая и сочная телевизионная картина, сюжетные линии в традициях Гоголя и Щедрина.

Я считаю, что наше кино будет активно развиваться, и надеюсь, что когда-нибудь оно станет популярнее американского. Я бы хотел дожить до этого дня.