Станислав Шушкевич ушёл из жизни 4 мая на 88-м году. Несмотря на то что в последние 28 лет жизни он снизил публичную политическую деятельность, Шушкевич продолжает оставаться легендой для сторонников демократического развития Белоруссии. Тоскующие по СССР люди, напротив, называют его предателем и одним из главных разрушителей советской страны. Нынешние белорусские власти его полностью игнорируют, вплоть до демонстрации нарочитого изумления в беседах: «он никто и звать его никак». О первом главе независимого белорусского государства — в материале NEWS.ru.


«Разрушителя СССР» подвели казённые гвозди

Из трёх руководителей стран, подписавших Беловежские соглашения 8 декабря 1991 года, Станислав Шушкевич потерял власть раньше всех, и все его попытки в неё вернуться выглядели инертными и в итоге оказывались неэффективными. Главы России и Украины Борис Ельцин и Леонид Кравчук тоже не стали президентами-долгожителями, но после отставок сохранили расположение своих преемников. Про Шушкевича этого сказать нельзя. Победивший на выборах президента Белоруссии в 1994 году Александр Лукашенко ни одного доброго слова о Станиславе Шушкевиче в публичном пространстве, похоже, так и не сказал. Более того, в новом учебнике по истории Белоруссии Шушкевича даже не упомянули.

В смещении Шушкевича с поста председателя Верховного Совета Белоруссии в 1993 году тогдашний депутат Лукашенко сыграл, судя по мемуарам экс-спикера, одну из ключевых ролей. Возглавлявший в парламенте антикоррупционную комиссию, Лукашенко доложил депутатам о «небывалом факте коррупции», который спикер допустил при строительстве своей дачи.

Александр Лукашенко, 20 июля 1994 годаАлександр Лукашенко, 20 июля 1994 годаЮрий Иванов/РИА Новости

На заказы Шушкевича списано восемь килограммов гвоздей, хотя в совхозе, которым правил Лукашенко, на это ушло бы не более пяти, — написал в своей книге «Моя жизнь. Крушение и воскрешение СССР» Шушкевич.

Пост главы государства — спикера парламента Шушкевич потерял в результате «примитивной парламентской интриги», рассказал NEWS.ru экс-сенатор белорусского парламента, медиаконсультант Александр Зимовский.

В 1993 году фракция националистического Белорусского народного фронта в парламенте решила взять номенклатурный реванш, поскольку бывшие коммунисты сохранили за собой все ключевые позиции во власти. И они инициировали так называемую антикоррупционную комиссию с широчайшими полномочиями, куда и «бээнэфовцы» вошли. Комиссия эта была, в частности, «для изучения деятельности коммерческих структур, действующих при республиканских и местных органах власти и управления». Постановление о её создании подписал лично Шушкевич.

Александр Зимовский эксперт по Белоруссии

Александр Зимовский напомнил, что в конторе при тогдашнем белорусском Совмине, которая строила и ремонтировала дачи для начальства, члены комиссии обнаружили недоплату Шушкевича за использованные стройматериалы. Шушкевич в итоге получил мощные антирейтинги. Для простого народа он «проворовался», а для политиков стал «глупцом, потому что попался». Впрочем, судебного продолжения история не получила, Шушкевич в итоге остался «юридически невиновным», заметил экс-сенатор.

Против Шушкевича тогда в парламенте велась игра, отметил в беседе с NEWS.ru эксперт по постсоветскому пространству Андрей Суздальцев.

Он был человеком интеллигентным, поэтому воспринял «историю с гвоздями» как оскорбление и ушёл из власти. Лукашенко, ставший после него главой государства, впоследствии построил для себя 16 резиденций и собрал авиапарк, в котором самолётов больше, чем у президентов России и США, — рассказал политолог.

Андрей Суздальцев отметил, что Шушкевичу удалось политически создать новое государство, но экономически он его провалил, поскольку так и не решил, в какую сторону идти — от России или, напротив, к ней. Лукашенко же воспользовался моментом, фактически возобновив дотационную систему для Белоруссии с советских времён, когда она многое получала из союзного центра, заключил политолог.

После отставки: жизнь в «состоянии гордого презрения»

С 1994 по 2001 год Шушкевич оставался депутатом Верховного Совета РБ, параллельно, с 1998 по 2018 год возглавлял оппозиционную партию «Белорусская социал-демократическая „Грамада“». Участвовал в различных мероприятиях партии и форумах прозападной общественности. Но на вершину власти уже явно не стремился. Это его и спасло, полагают эксперты, от гнева президента Лукашенко, противники которого нередко оказывались в застенках или за рубежом.

Станислав ШушкевичСтанислав ШушкевичВиктор Толочко/ТАСС

Не приняв перемены в стране, Шушкевич все эти годы прожил в «состоянии гордого презрения» по принципу «всё потеряно, кроме чести», считает Александр Зимовский.

Шушкевич, если бы захотел, мог бы много крови попить у белорусских властей. Но он был весьма брезглив для этого. Не забывайте, что Шушкевич наполовину был польский шляхтич по крови. И ему, видимо, внутренне претило дуэлировать с теми, кого он считал «быдлом». Он не проявлял самостоятельной политической инициативы, но предпочитал сардонические комментарии, которые местная белорусская, и даже московская, пресса очень любила, — отметил собеседник интернет-издания.

При этом Шушкевич, как создавалось впечатление, был чуть ли не единственным политиком на территории Белоруссии, который не опасался в своих выражениях резко критиковать Лукашенко.

Станислав Станиславович, будучи академически образованным интеллектуалом, умел так подпускать шпильки, что «оскорбляемые» часто просто не понимали, что их только что оскорбили, по сути, в самой хамской форме. И потом, Шушкевич чтил уголовный кодекс. Самые «резкие» его инвективы никогда не подпадали под статью 368 УК РБ «Оскорбление президента», — так объяснил причину безнаказанности бывшего главы государства Александр Зимовский.

Создателю независимой Белоруссии пришлось переквалифицироваться в лекторы

Шушкевич не скрывал, что работал во власти ради «новой Беларуси», а не личного обогащения. На глазах у всех он вёл скромный образ жизни — в двухкомнатной квартире в центре Минска. Почти 15 лет он получал пенсию в $1,87, поскольку президент Лукашенко отменил в 1997 году постановление парламента о пожизненной пенсии бывшим главам государства и премьер-министрам в размере 70–75% от оклада действующих руководителей. Точнее, он сам определял, кому именно можно платить такие суммы — Шушкевич, естественно, в эти списки не попал.

Приходилось бывшему председателю ВС РБ читать лекции в университетах США, России, Польши, Украины, стран Балтии, писать статьи. В 2015 году его пенсию повысили до $200, но эти деньги пожилому человеку, испытывающему проблемы со здоровьем, мало чем могли помочь.

В тоже время он не стремился монетизировать всю свою общественную деятельность — охотно раздавал комментарии по телефону, был открыт для журналистов. Мне пришлось дважды беседовать с ним, когда политик в ноябре 2020 года сидел на жёстком карантине из-за пандемии коронавируса. О личном общении в этот период нельзя было даже мечтать — его 36-летний сын заразился коронавирусом в камере при отбытии 10-суточного ареста за репосты в социальных сетях. После выхода из камеры его встретила супруга Шушкевича, после чего она увезла сына на карантин в его квартиру.

«Станислав Станиславович, уделите мне несколько минут!» — позвонил я ему в эти дни. Шушкевич ответил уважительно: «Сколько угодно по времени, но в прошлый раз вас было плохо слышно — сейчас говорите, пожалуйста, громко». Выходит, запомнил он наш разговор месячной давности — и, более того, узнал меня даже по голосу. «Для человека в столь почтенном возрасте это очень даже прилично!» — подумал тогда я.

И всё же эта болезнь настигла 87-летнего Станислава Шушкевича. В прошлом месяце он заразился «омикрон»-штаммом COVID-19 и попал в реанимацию. Здесь и закончилась его жизнь, вместившая в себя множество политических событий, главным из которых называют подписание Беловежских соглашений в декабре 1991 года. «Разрушитель СССР» Шушкевич так оценил это событие в своей книге:

Станислав ШушкевичСтанислав ШушкевичВиктор Драчев/ТАСС

Если называть вещи своими именами, то подписав рукой президента России и ратифицировав российским парламентом Беловежское соглашение, Россия впервые с 1794 года официально признала независимость граничащей с ней своей колонии — Беларуси. <...> Но мало получить независимость де-юре, её нужно сделать фактом. Независимое государство нужно научиться строить терпеливо и последовательно. Этапы этого строительства не обходятся и у нас без крови, без исчезновения людей. <...> Нужно научиться уметь самим строить, а не давать советы иным, как это делать.

Учебники истории, как показали последние 30 лет, меняются в странах СНГ примерно одновременно с главами постсоветских государств. Возможно, не всем им в итоге получится в них попасть, но Шушкевич принадлежит к тем политикам, без которых история не изменила бы свой ход. Многих глав государств забудут, но не тех, кто подписал Беловежские соглашения в далёком декабре 1991 года.