На пространстве Центральной Азии разгорелся очередной кризис, с протестами, уличными боями и блокированием региона. Власти Узбекистана в ходе общей реформы конституции решили убрать из нее слова о возможности выхода из состава страны Республики Каракалпакстан. После этого на улицы столицы этого региона — Нукуса, вышли тысячи людей. Но дальше события развивались по совсем неочевидному сценарию. Сначала в Нукус прилетел президент Шавкат Мирзиёев и заявил, что раз люди недовольны поправками, то поправки просто исключат из списка. Когда же протесты продолжились, лидер сменил милость на гнев и поддержал риторику властей Каракалпакстана о «враждебных силах», которые «ввели жителей в заблуждение» и «пляшут под музыку» иностранных заказчиков. Теперь страну ждет расследование событий, в ходе которых, как уже признались власти, есть погибшие и тысячи пострадавших. NEWS.ru попытался восстановить картину с первых часов и проанализировать, как власти Узбекистана пытались урегулировать кризис.

«Народное обсуждение» вышло на улицу

Нукус на прошедших выходных охватили невиданные для Узбекистана народные волнения. К понедельнику обстановка относительно стабилизировалась. Об этом говорят и власти, и первые иностранные журналисты, которые смогли добраться до региона, например Джоана Лиллис из журнала The Economist. Судя по тому, что двухдневное молчание в узбекских СМИ нарушено, власти дали добро на освещение последствий протестов и им. В фотогалереях на сайтах Kun.uz и Gazeta.uz можно видеть сгоревшие грузовики и раненых, которых размещают прямо во дворе больницы. Есть и упоминания о следах запекшейся крови на асфальте.

При этом в текстах, как и в свежих заявлениях властей, уже звучит версия случившегося, которая, судя по всему, будет объявлена официальной. Как и после январских беспорядков в Алма-Ате, речь идет о «враждебных силах» и людях, которые и перешли к агрессивным действиям.

Несмотря на условия, созданные для свободного выражения мнения и воли граждан на основе демократических принципов и правовых норм, некоторые враждебные силы под предлогом недовольства конституционными реформами выбирают путь агрессии и насилия и пытаются дестабилизировать ситуацию в Узбекистане, — заявил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

Президент Узбекистана Шавкат МирзиёевФото: president.uzПрезидент Узбекистана Шавкат Мирзиёев

Подтверждение этой версии встречается и в репортаже Gazeta.uz: якобы еще в пятницу, когда протесты только начались, властям региона удалось убедить протестующих разойтись.

«Однако с наступлением темноты у здания Жокаргы Кенеса (ЖК, регионального парламента. — NEWS.ru) „началось то, чего мы все так опасались“, рассказал один из очевидцев. По его словам, которые совпадают со словами других собеседников, когда люди шли по домам, к зданию Жокаргы Кенеса направлялись другие люди, предположительно прибывшие из регионов, — пишет издание. — К этому времени в интернете — преимущественно на зарубежных ресурсах — начали появляться фотографии и видеоролики с происходящим в Нукусе. В отсутствие достоверной информации появились различные предположения и инсинуации». Это совсем неудивительно с учетом того, что в регионе был фактически отключен интернет, а практически все узбекские СМИ игнорировали разгорающийся протест.

Некоторые нестыковки в официальной риторике видны, если вспомнить, что же стало толчком к народным волнениям. Поправки в Конституцию Узбекистана, лишающие Каракалпакстан возможности выхода из состава страны, были опубликованы еще 25 июня и вынесены на «народное обсуждение». Граждане могли оставить свой комментарий на специальном портале.

При этом главная цель реформы, как полагают многие в Узбекистане, заключается в том, чтобы, приняв новый Основной закон, «обнулить» два президентских срока Шавката Мирзиёева и позволить ему переизбраться вновь — в 2026 году.

Скажем прямо, если новая конституция будет принята, это, разумеется, позволит участвовать в выборах по новой конституции всем гражданам, в том числе и нынешнему президенту, — говорил 22 июня в беседе с изданием Kun.uz вице-спикер Сената Садык Сафоев.

В Каракалпакстане же все было тихо до тех пор, пока местный активист Даулетмурат Тажимуратов не предложил провести 5 июля митинг за сохранение нынешней редакции статей конституции, посвященных статусу региона. В пятницу, 1 июля, Тажимуратова задержали, причем, по распространившимся слухам, достаточно жестко: в квартире нашли следы крови. Именно после этого несколько тысяч людей пришли к центральному рынку.

Протест в Каракалпакстане: от недовольного народа к враждебным силамФото: Социальные сети

Стоит отметить, что сам повод для недовольства жителей региона поправками в конституцию на первый взгляд выглядит не вполне логичным. Каракалпакстан представляет собой пустынную и засушливую местность между Казахстаном и Туркменией. Выхода к Каспийскому морю у региона нет, но есть к Аральскому, которое, впрочем, еще в конце XX века утратило какую-либо экономическую ценность. Таким образом, представить Каракалпакстан независимым государством сложно даже теоретически.

Никакого напряжения между Каракалпакстаном и Центральным Узбекистаном не наблюдалось, — сказал NEWS.ru эксперт по Центральной Азии профессор Казахстанско-немецкого университета в Алма-Ате Рустам Бурнашев. — Идея об отделении, разумеется, выглядит крайне нереалистичной, но для народных волнений рациональность и не нужна. Как показывает политический опыт этого региона, куда большую роль порой играют символы. Тут можно вспомнить даже российский Татарстан, где очень долго боролись за сохранение должность президента республики.

Первая кровь

Так или иначе, в общении с протестующими власти пытались найти пространство для компромисса —Даулетмурата Тажимуратова отпустили в тот же день. Как пишет узбекское издание «ХУК!» — одно из немногих, которое освещало события в Нукусе с первых часов, стычки начались именно на фоне ожидания выступления Тажимуратова после освобождения из полицейского участка.

«Примерно к 19:00 он (Тажимуратов. — NEWS.ru) приехал к людям. Тажимуратов вместе с председателем Жокаргы кенеса Муратом Камаловым забрались на крышу машины Камалова и стали ждать, пока им привезут микрофоны и колонки. Аппаратуру так и не привезли, — пишет „ХУК!“. — Спустя некоторое время Даулетмурат Тажимуратов и Мурат Камалов сели в машину, а жители стали толкать автомобиль к зданию Жокаргы Кенеса. После того как машина подъехала к зданию, Тажимуратов и Камалов зашли внутрь. Митингующие ожидали снаружи. Вскоре в толпе начался конфликт. Сотрудники силовых структур стали метать дымовые шашки. Некоторые из протестующих ловили шашки и кидали их обратно в сотрудников».

Что стало причиной стычки, можно только гадать. Несколько идей есть в тексте Gazeta.uz. «Очевидцы сообщают, что некоторые люди пытались войти в здание ЖК, несмотря на то что их отговаривали находившиеся рядом, — пишет издание. — Что какие-то молодые ребята полезли с флагами на памятник Бердаху (каракалпакский поэт и певец. — NEWS.ru), что сотрудники правоохранительных органов пытались их остановить». Все это звучит логично. Хотя сама идея властей показать освобожденного активиста вместе со спикером местного парламента хороша и символизирует готовность к диалогу, их исчезновение в дверях правительственного здания могло натолкнуть на дурные мысли, например, что активиста будут шантажировать или задержат вновь.

Так или иначе, это было лишь начало тех самых беспорядков, которые перешли в ночные уличные бои. Митинг 5 июля власти в итоге разрешили и даже пообещали, что на нем «выступят и депутаты ЖК с окончательным решением вопроса о статусе Республики Каракалпакстан». Но через два часа в Telegram-канале «ХУК!» появилось то самое сообщение, которое, судя по всему, стало поворотным моментом: «В Нукусе часть митингующих направились к зданию Жокаргы Кенес. Очевидцы сообщают, что возле ЖК используют средства для разгона толпы: водометы, слезоточивый газ». Чего именно хотели добиться эти люди от депутатов после девяти вечера, неизвестно. Были ли они жителями Нукуса или «приезжими из регионов», как рассказал очевидец из репортажа Gazeta.uz, тоже проверить невозможно.

Протест в Каракалпакстане: от недовольного народа к враждебным силамФото: Социальные сети

Так или иначе, в ночь с пятницы на субботу на улицах Нукуса пролилась первая кровь. Telegram-каналы заполнились видео со стрельбой и ранеными людьми, которые лежали на тротуаре, — иногда уже без признаков жизни.

Пресс-релиз парламента Каракалпакстана по итогам ночи с пятницы на субботу был первым, который содержал указание на иностранное вмешательство.

Провокаторы, опираясь на собравшихся граждан, предприняли попытку овладеть данными государственными учреждениями и таким образом внести раскол в общество, дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в Узбекистане, — говорится в документе. — В этих условиях вызывают обеспокоенность попытки отдельных нездоровых внешних сил из-за рубежа повлиять на развитие ситуации в Каракалпакстане, в том числе путем целенаправленных информационных выбросов и искажения происходящих событий.

Но на тот момент такая трактовка событий еще имела шансы не стать официальной.

Добрый президент — злой президент

Кульминацией кризиса в Каракалпакстане стал визит президента Шавката Мирзиёева. Хотя слухи о том, что его самолет направляется в Нукус, появились в пятницу, на самом деле он прилетел лишь в субботу — прямо на фоне кровавых событий. Он выступил в парламенте Каракалпакстана, после чего пресс-секретарь президента Шерзод Асадов сообщил: «С учетом того что процесс обсуждения изменений и дополнений в конституцию еще продолжается, а также на основе изучения высказываемых жителями Каракалпакстана мнений президент обозначил необходимость сохранения без изменений действующие редакции статей 70, 71, 72, 74, 75 конституции».

Иными словами, никаких изменений, касающихся статуса республики, теперь вносить не планируется. Отметим, что «народное обсуждение» поправок должно было продолжаться до понедельника, 4 июля, но теперь этот срок продлили еще на 10 дней.

Риторика президента в субботу полностью соответствовала его образу главного реформатора в регионе, который требователен к подчиненным, но всегда готов прислушаться к народу. Ответственность за произошедшее он возложил на депутатов, которые не отреагировали на народное недовольство вовремя.

Вы сами стояли во главе всего этого, вы сами инициировали, подписали и утвердили документ [о предложенных поправках]. Я всегда открыт. Почему вы не позвонили и не сказали, что люди были недовольны?обратился президент к депутатам регионального парламента. — Мне нужно будущее Каракалпакстана. Кому надо теперь позорить наш труд? Какова наша цель? Мы должны жить свободно. Люди должны жить свободно вне зависимости от национальности, религии и языка. Конституционная реформа осуществляется для улучшения жизни людей. Если жители Каракалпакстана недовольны, то ни одна статья никогда не изменится.

На таком фоне позиция властей Каракалпакстана об «отдельных нездоровых внешний силах», казалась посрамленной и выглядела лишь оправданием своих ошибок. Но все изменилось буквально за сутки. После того как в регионе был объявлен режим чрезвычайного положения, Шавкат Мирзиёев вернулся в Нукус на следующий день и встретился уже не с депутатами, а с жителями города.

Я объявил чрезвычайное положение. Почему? Зачем я вылетел ночью, подписал, и снова вернулся? Это гарантия мира и спокойствия. Мы все должны думать о безопасности нашего народа. Если погибнет даже один человек, это всё равно трагедия для народа, — сказал им президент. — А теперь представьте: они взяли в руки оружие, стреляли в сотрудника Национальной гвардии, оказали сопротивление армии, пытались совершить переворот. Это что такое? Этими людьми управляют извне, а они пляшут под их музыку. Мы этого не допустим.

Впрочем, такое объяснение случившегося все же выглядит более приемлемым, чем звучавшее в первый день, — о «неправильном толковании конституционных реформ, проводимых в республике». Потому что раз поправки пришлось отменять, но их толкование как раз было совершенно правильным.

Тогда же президент Мирзиёев признал, что в ходе столкновений есть погибшие с обеих сторон. В понедельник Генпрокуратура страны уточнила их число — 18 человек. «243 получили ранения, в том числе 38 сотрудников правоохранительных органов. 149 человек получили первую помощь и отпущены домой. В больницах остаются 94 человека, есть тяжелораненые», — сообщили в ведомстве. Ранее в Минздраве Каракалпакстана говорили о тысячи госпитализированных, которые переполнили местные больницы.

Протест в Каракалпакстане: от недовольного народа к враждебным силамФото: Социальные сети

Смену подхода властей Узбекистана к протестам с мягкого на более жёсткий видно по ещё одному признаку:в понедельник против Даулетмурата Тажимуратова возбудили уголовное дело. Активиста, с которым ещё в пятницу собирался выступать на одной площадке спикер регионального парламента, обвиняют в сепаратизме — в том, что анонсированный им митинг ставил своей целью отделение Каракалпакстана. Учитывая число задержанных, а их больше 500, подобных дел в Нукусе будет рассматриваться ещё много, и каждое из них может стать резонансным.

События в Нукусе и попытка властей повлиять на них во многом напоминает январский кризис в Казахстане. И там и там власти сперва пошли на уступки протестующим, которые не помогли погасить протест. Точно так же власти обеих стран говорили о вмешательстве извне. Однако эксперт по Центральной Азии Рустам Бурнашев видит разницу в этих подходах.

Риторика Шавката Мирзиёева намного мягче, чем риторика президента Казахстана Токаева в январе, — сказал он NEWS.ru. — Если Токаев говорил именно об иностранных боевиках, то Мирзиёев говорит более расплывчато и, вероятно, имеет в виду информационное вмешательство. Нужно понимать, что в понимании узбекских властей даже оппозиционеры, постоянно живущие за рубежом, — это уже не свои люди, и они вполне могут считаться „иностранным влиянием“, тем более что свои оценки событий, порой весьма одиозные, они действительно высказывали. Кроме того, как и во многих постсоветских странах, в Узбекистане могут счесть нарушением суверенитета публикации в зарубежных СМИ и Telegram-каналах, которые стали освещать события в Нукусе с первого дня, когда власти пытались замолчать ситуацию. Любое искажение, которое неизбежно появляется при недостатке информации с места, узбекские власти могут трактовать как намеренную провокацию.