В Бишкеке прошли первый Евразийский экономический форум и заседание Высшего Евразийского экономического совета (в онлайн-формате). В мероприятиях приняли участие около 2,5 тыс. представителей госорганов и бизнес-структур из 25 стран мира, в том числе из Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Выступили главы стран — участниц Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. В Бишкек из них приехал только президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, остальные общались между собой по видеосвязи. Это не помешало странам подписать 17 программ сотрудничества. Одним из ключевых соглашений стал меморандум о сотрудничестве в области сельского хозяйства, заявила официальный представитель Евразийской экономической комиссии Ия Малкина. Но в создавшихся условиях политиков и экспертов более других волновали вопросы стратегического характера: есть ли будущее у ЕАЭС. Мнением на этот счёт поделились собеседники NEWS.ru.

Отношения крепнут?

Киргизская сторона на правах организатора ещё до начала саммита ЕАЭС сообщила, что он пройдёт в формате видеоконференции. Личное участие президента Казахстана подчеркнуло его заинтересованность в мероприятии, но в то же время позволило наблюдателям порассуждать о настроениях в отношении ЕАЭС других глав стран-участниц. Появились даже предположения, что создавшаяся международная обстановка несколько изменила их взгляд на евразийскую интеграцию.

Однако президент России Владимир Путин в своём видеовыступлении на саммите заявил об обратном:

Назрело время сформировать комплексную стратегию развития большого евразийского партнерства, и она должна отражать ключевые международные вызовы, стоящие перед нами, а также определять перспективные цели, содержать инструменты и механизмы для их достижения. Необходимо продумать дальнейшие шаги по развитию системы торговых и инвестиционных соглашений, в том числе с участием государств — членов ШОС, АСЕАН и БРИКС.

Президент РФ рассказал о дорожной карте индустриализации в рамках ЕАЭС, в которой существует свыше 180 проектов с общим объёмом инвестиций более 300 миллиардов долларов. Подготовлена программа развития агроиндустрии, включающая более 170 проектов на сумму 16 миллиардов долларов.

Ещё один аргумент, призванный проиллюстрировать интеграционные успехи ЕАЭС, привела официальный представитель Евразийской экономической комиссии Ия Малкина. Она подчеркнула, что объем взаимных расчетов между странами ЕАЭС в национальных валютах достиг 75 процентов. Получается, что страны ЕАЭС удачно вытесняют из своей торговли валюты недружественных стран.

Казахстанский политолог Адиль Каукенов заявил в беседе с NEWS.ru, что страны ЕАЭС, как показал бишкекский саммит, дорожат своими экономическими отношениями.

Региональная интеграция безальтернативна даже в период геополитической турбулентности. В Бишкеке был принят пакет документов, которые укрепляют эту интеграцию, упрощают ряд процедур в экономическом сотрудничестве. Конечно, любые санкции ослабляют взаимодействие. Об этом, в частности, говорит Китай, который является крупным региональным игроком. Более того, Пекин напоминает, что санкции осложняют всю мировую торговлю. Самый наглядный пример — это проблема с продовольствием в мире, которую многие страны ощутят уже к концу года. Но нарушение глобальных цепочек ставит ещё большие задачи перед региональными связями.

Адиль Каукенов директор Центра китайских исследований (Казахстан, г. Алма-Ата)

Более того, в настоящее время ЕАЭС намечает ряд новых проектов. Например, создание единых баз данных вузов стран — членов ЕАЭС и развитие образовательного туризма. Об этом NEWS.ru рассказал и. о. ректора Государственного университета управления Владимир Строев.

Мы не обладаем полноценной информацией друг о друге и не обмениваемся опытом об образовательных программах, научных исследованиях. Считаю, нам надо создавать единые базы данных по разным направлениям работы, в том числе научные и исследовательские центры. Так мы сможем более полноценно, эффективно и консолидированно развивать образовательную и научную деятельность, что положительно скажется на экономическом развитии наших стран и продвижении их на международной арене, — заявил Строев.

Также, по его словам, вузам стран ЕАЭС стоит развивать «образовательный туризм». Ранее это понятие использовалось преимущественно в отношении выезда на учебу в страны дальнего зарубежья.

Владимир ПутинФото: kremlin.ruВладимир Путин

Страх санкций

Однако есть и другой взгляд на сегодняшнюю ситуацию в ЕАЭС. Некоторые эксперты предполагают, что союзники и партнеры России больше опасаются санкций Запада, нежели потерять прибыль от сотрудничества с Россией. Обосновывая такие выводы, они вновь приводят версию единоличного присутствия в Бишкеке Касым-Жомарта Токаева. В четверг, 26 мая, он встретился с президентом Киргизии Садыром Жапаровым. На официальном сайте президента Токаева появилось сообщение, что во время беседы в числе многих «были рассмотрены проблемы региональной повестки дня».

Интересно, что самостоятельный Центральноазиатский союз ещё в 2007 году предлагал создать еще один представитель Казахстана — его первый президент Нурсултан Назарбаев и в дальнейшем эта идея обсуждалась региональными политиками.

Политолог Адиль Каукенов против подобных аналогий. Он напомнил, что Центральноазиатский союз так и остался не до конца реализованным проектом.

Более того, он вошёл в состав ЕАЭС, потому что сам по себе не предполагал достаточного уровня торговли и технологического взаимопроникновения стран. Вспоминая об этом, люди, видимо, вкладывают определённый смысл [союз без России]. Но противопоставлять страны Центральной Азии другим — это означает не понимать сути их развития, — сказал собеседник интернет-издания.

Ситуация, которая возникла на постсоветском пространстве после 24 февраля, не могла не повлиять на Центральноазиатский регион. Изменились реалии и для государств ЕАЭС, считает казахстанский политик, экс-кандидат в президенты Амиржан Косанов.

Не секрет, что санкции бьют рикошетом и по другим членам ЕАЭС, в особенности по Казахстану. Ухудшение состояния экономики России однозначно влияет как на общие параметры ЕАЭС, где она занимает особое положение, так и на ее внешнеэкономические связи в рамках Евразийского союза. Растет число прибывающих к нам украинцев и россиян, они влияют не только на демографию, но и на политику государства по трудоустройству собственных граждан: в Казахстане достаточно большой уровень неофициальной безработицы.

Амиржан Косанов казахстанский политик

По словам политика, Казахстан приобрёл значение отправной точки в транспортировке ресурсов, товаров и грузов из России в объявившие санкции страны и обратно. Де-факто происходит релокация российских компаний и финансовых структур в страны Центральной Азии, которые все еще открыты для экономических связей с Западом. Но это обстоятельно не устраивает Запад, который рано или поздно может проявить своё недовольство.

«Не думаю, что коллективный Запад будет долго закрывать глаза на подобную практику. Готовы ли страны — участницы ЕАЭС нести это тяжкое бремя в ущерб своим национальным интересам? Россия должна понимать, что в любом союзе каждая из стран в первую очередь будет защищать собственные интересы», — заключил политик.

Например, евразийская интеграция пяти постсоветских стран позволила им разработать многочисленные экономические проекты. Но их реализацию тормозят многие обстоятельства, в том числе и западные санкции, отметил в беседе с NEWS.ru белорусский политолог Дмитрий Болкунец

Согласно данным по межгосударственной торговле внутри ЕАЭС, почти вся она происходит в сфере энергетики, какая-то часть приходится на сельскохозяйственную продукцию. А торговля стран ЕАЭС с Евросоюзом уже носит другой характер: технологии, машины, станки оборудование — всё это идёт в ЕАЭС с Запада. Если сейчас страны ЕАЭС смогут заместить выпадающий импорт, который важен для развития экономики, то тогда перспективы будут. Но я пока вижу только возможности поиска товаров в Китае, Индии, в некоторых других восточных странах вместо потерянных европейских, — отметил собеседник NEWS.ru.

Дмитрий Болкунец напомнил, что в Евросоюзе существует множество программ и фондов, которые помогают развиваться конкретным отраслям отдельных регионов — подтягивают экономику тех, кто отстаёт. В ЕАЭС ничего подобного нет. Зато есть множество неработающих соглашений и других документов. К примеру, вход на белорусский рынок для других стран сообщества по большому счёту закрыт из-за отсутствия рыночных механизмов и административных запретов. Всё это не способствует развитию стран ЕАЭС, заключил политолог.

Евразийская интеграция сегодня нужна странам — участницам союза, чтобы сообща преодолеть сложное время. Иными словами, выстоять перед давлением Запада. Но говорить сегодня об экономических рывках в ЕАЭС не приходится, поскольку процессы в Евразийском союзе очень сильно завязаны на ситуацию в его ключевой стране — России.