В Швейцарии было принято решение арестовать счета бизнесмена Тельмана Исмаилова. Местная прокуратура расследует по заявлению БМ-Банка (ранее — Банк Москвы) деятельность бывшего владельца Черкизовского рынка, при этом в кредитной организации полны оптимизма наложить обеспечительные меры и на другие активы миллионера.


Как отмечает «Коммерсантъ», с сентября 2012 по февраль 2014 года Исмаилову со стороны банка было предоставлено три кредита на $230 млн. Деньги пошли на подконтрольные предпринимателю «Руслайн 2000» и Tropicano Finance B.V. (Нидерланды), причём сам бизнесмен отрицает, что последняя компания имела к нему отношение. Тельман Исмаилов, по данным БМ-Банка, выступил поручителем по соответствующим кредитным договорам. Однако займы не были возвращены в установленные документами сроки.

В банке настаивают на том, что структуры Исмаилова начали постепенно отчуждать имущество, уменьшая размер собственных активов, на которые могло быть обращено взыскание. Тем самым возвращение задолженности становилось бы маловероятным.

Сергей Булкин/News.ru

Между тем в ходе судебных процедур выяснилось, что бизнесмен перевёл средства на родственников, проживающих в Швейцарии, а прокуратура получила сведения о счетах Исмаилова в Compagnie Bancaire Helvetique SA и Corner Banca SA.

В свою очередь Тельман Исмаилов отвергает обвинения против него, а приписываемые ему компании, со слов предпринимателя, не связаны с его деятельностью. Преследования в отношении него, как он утверждает, начались ещё в начале 2015 года, после поглощения Банка Москвы со стороны ВТБ, где кредитовались компании бизнесмена.

Как утверждает Исмаилов, он попытался договориться с ВТБ о продаже активов и закрытии кредитов и даже был согласен реализовать заложенное имущество и закрыть долг. Однако, по словам бизнесмена, дальше сделка с покупателем была развалена. А позже последовал иск о банкротстве Исмаилова.

В беседе с News.ru директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин объяснил, что когда одни элитные группы начали теснить другие, то и бизнес Исмаилова сильно пострадал.

То есть потеснили партнёров во властной элитной среде, и он был вынужден свернуть бизнес и покинуть страну. Исмаилов и Бородин (Андрей Бородин, экс-президент и совладелец Банка Москвы. — News.ru) так или иначе были связаны с финансовыми потоками, которым покровительствовали влиятельные на тот момент представители правящей группы. Потом позиции этих представителей ослабли под давлением конкурентов. Ну а пострадали в первую очередь приближённые бизнесмены.

Павел Салин

политолог

Поэтому, по его словам, скорее всего, сейчас нет возможности вернуть ситуацию с Исмаиловым к положению статуса-кво, то есть к тому, что было на конец нулевых годов, когда схема Черкизовского рынка действовала и не испытывала проблем.

Эксперт подчеркнул, что Исмаилову мешает вернуться в Россию то, что его «покровители» утратили свои позиции во властной среде. В этой связи особого смысла возвращаться пока нет, так как старые деловые связи разрушены.

Закрытый Черкизовский рынокЗакрытый Черкизовский рынокZhao Jialin/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Между тем он уверен, что тому бизнесу, который завязан на бюджетных финансовых потоках, по большому счёту ничто не мешает вернуться. Но, к сожалению, все «тёплые места» уже заняты.

А независимый бизнес, который касается во многом того же основателя «ВКонтакте» и Telegram Павла Дурова, — такие новаторы стране просто не нужны.

Со своей стороны, декан факультета политологии и социологии Финансового университета Александр Шатилов заявил News.ru, что «беженцев» среди бизнесменов хватает, но речь идёт о так называемых политических предпринимателях, которые бросили своё дело и власть или приняли участие в оппозиционных проектах.

Речь идёт прежде всего о Чичваркине и Гусинском. Говорят, последний хочет вернуться в Россию, но грехи не пускают. Тот же Михаил Ходорковский, которого отпустили, но сейчас он ведёт такую отчаянную оппозиционную деятельность.

Александр Шатилов

декан факультета политологии и социологии Финансового университета

А можно выделить и тех, к которым претензии определяются в вопросе хозяйственно-финансовой деятельности, как это было, например, с Тельманом Исмаиловым. Как подчеркнул Шатилов, он вёл широкую бизнес-деятельность, иногда даже слишком сильно демонстрировал своё богатство, изысканный стиль и состояние. Но при этом предприниматель был втянут в ряд сделок, по некоторым из которых был признан банкротом.

Также, напомнил собеседник портала, Исмаилов принадлежал к команде бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, и в этой связи у него были самые широкие возможности во времена губернаторской деятельности Юрия Михайловича. Однако затем они резко сократились.

Юрий ЛужковЮрий ЛужковBoris Kavashkin/Global Look Press

С другой стороны, продолжает эксперт, к Исмаилову нет серьёзных политических претензий. И если бизнесмену удастся договориться с властями, то он мог бы быть амнистирован. Также Шатилов не исключил, что государство может дать ему гарантии безопасности, чтобы тот мог вернуться.

Пока надёжные гарантии не получены, он будет находиться за границей. Но при этом пытаться как-то всё-таки реабилитироваться перед российской властью, — рассуждает декан.

Но тем не менее многие бизнесмены, которые ушли из страны, говорили, что вернутся, когда в России произойдут перемены. Годы идут, республика меняется, но они, увы, не возвращаются. Что же им мешает? Однако тут речь идёт в основном о том бизнесе, претензии к которому со стороны правоохранительных органов связывают с некой политической ангажированностью.

Зачастую на Западе просто выгоднее представляться пострадавшим по политическим мотивам. По крайней мере, Исмаилов такого имиджа избежал, уверен Шатилов, то есть он, невзирая на все проблемы, не делал каких-то политических заявлений и не пытался представить себя как жертву политического режима.

Он не пытался финансировать оппозицию. Тут у него, на мой взгляд, шансов вернуться больше, чем у какого-нибудь Чичваркина, который лелеет надежду, что вертикаль власти в России изменится. В данном случае у Исмаилова, насколько я понимаю, претензий к властям нет, — заявил Шатилов.

В России уже давно идёт речь о том, чтобы государство снизило требования к бизнесу, сократило число налоговых проверок, предоставило определённую амнистию тем, кто совершил финансово-хозяйственное преступление. Другое дело, что нужно, конечно, искать некую золотую середину. Потому что бизнес в РФ — это не кроткая овечка, которая вечно дрожит перед страшным волком — государством. Бизнес сам ещё тот, как говорится, хищник, и если ему дать палец, то откусит всю руку.

В этой связи нужно искать баланс с точки зрения законодательства между позицией государства и интересами бизнеса. Где-то, предполагает Шатилов, могут быть определённые послабления. Так, эффективной мерой будет предоставление амнистии в том случае, если предприниматель компенсирует ущерб от своей деятельности государству. Получается в некотором смысле обмен на выплату предпринимательского «штрафа». Но, конечно, полностью бизнес от ответственности освобождать не получится, в противном случае мы получим олигархию образца 90-х годов и ничего путного из этого не выйдет.