Крупнейшая нефтяная компания Saudi Aramco представила данные о полной себестоимости добычи нефти в различных странах. Саудиты рассчитывали так называемую «безубыточную» цену чёрного золота, когда её добыча на том или ином проекте допустимо рентабельна.


В сравнительных данных самой прибыльной в мире арабской компании нефть российского происхождения попала в верхнюю часть спектра себестоимости добычи — $44 за баррель в морской акватории и 42$ за баррель сырья, добытого на континенте. Российские углеводороды, по версии саудитов, более дорогие, чем нефть Соединённых Штатов из Мексиканского залива.

По подсчётам Saudi Aramco, дороже, чем добыча в РФ, обходится её извлечение на территории Казахстана и на сухопутных проектах Индии, Китая, США, Анголы и Таиланда.

При этом самую выгодную себестоимость добычи чёрного золота, по версии компании, демонстрируют Саудовская Аравия и Кувейт при цене $17 за бочку.

Между тем себестоимость получения углеводородов в России во II квартале текущего года, по данным Росстата, составила $31,9 за баррель. При этом, как известно, цену на российскую нефть обременяют налоги. Однако эта мера вынужденная, так как РФ планомерно перебирается к освоению более дорогих ресурсных запасов.

Высокая полная себестоимость нефти обусловлена сложностью её извлечения, когда необходимы дорогостоящие технологии, при этом немаловажную роль играет и транспортировка. Из отдалённых районов она стоит значительно больше, объяснил News.ru ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

По его словам, из-за того, что компании постепенно переходят к освоению более дорогих запасов вследствие истощения уже имеющихся, требуются большие затраты на извлечение сырья, его транспортировку, а также на содержание инфраструктуры. Конечно, считает аналитик, это означает, что себестоимость продолжит расти, а значит, стоит ожидать и роста стоимости топлива.

Данные некорректны

Эксперты полагают, что саудиты в своём исследовании представили некорректные данные. Ошибка заключается в том, что себестоимость нефтедобычи все считают по-разному. Существуют разнообразные методики, и сравнение Saudi Aramco не экономическое, а это значит, что сопоставлять напрямую эту информацию некорректно, сказал News.ru доцент факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Олег Анашкин.

Дело в том, что в самой большой стране мира извлечение сырья на разных территориях осуществляется различными способами. Более того, в нашей стране даже существует нефть, аналогичная по качеству саудовской.

С персидской нефтью полностью сопоставима, например, урайская нефть (Югра, ХМАО). Нефть Урая — прямой аналог саудовской нефти. Советскую инфраструктуру, возведённую на 80%, сегодня достраивают. А это гигантские месторождения. Тот же Красноленинский свод.

Александр Лобусев

проректор по исследованиям и развитию технологий ресурсной базы ТЭК РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина

Вспомним нефть из Западной Сибири, где бурение скважин идёт на той же глубине, что и в Персидском заливе. Но там скважины находятся не в акваториях, а на суше, объясняет Лобусев. И инфраструктура выстроена полностью ещё 40 лет назад. Поэтому затрат на подобные проекты там не требуется, а на создание инфраструктуры, подчёркивает эксперт, как правило, уходит больше 50% средств, идущих на добычу.

В России очень разная по качеству нефть. Есть урайская и западносибирская. Но наряду с этим существует, конечно, проблема с высокосернистым сырьём. В Усинске, в Прикаспии, частично в Татарстане и Башкирии есть сера. Очистка от неё цену на нефть сразу же поднимает, говорит Лобусев.

По его словам, в отличие от саудитов Россия ведёт добычу «не на естественном режиме, а на искусственном, когда требуется поддержание пластового давления». В заливе разработка месторождений в основном производится в естественном режиме, то есть хватает подпора вод — энергетики пласта для вытеснения нефти вполне достаточно. В этом смысле отечественная нефтедобыча, конечно, уступает арабской, и затраты, безусловно, растут.

Между тем, согласно мнению Олега Анашкина, необходимо брать в расчёт то, где географически находится месторождение.

Конечно, у Саудовской Аравии логистика намного «круче». Они сразу поднимают нефть из-под земли и могут тут же грузить в танкеры. Нам же, чтобы нефть «засунуть» в танкер, нужно перекачать её. Скажем, 2000–2300 км. Однако стоимость этой перекачки компенсируется впоследствии. Ведь какая бы ни была себестоимость, нужно ещё добавить логистику. А чтобы сопоставление было окончательно корректным, необходимо понять, куда будет нефть перевозится — в Роттердам или в Средиземноморье.

Олег Анашкин

доцент Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

По мнению эксперта, сравнение саудитов ошибочно. Таким образом можно мериться чем угодно, считает аналитик. Заявления Saudi Aramco рассчитано на обывателей, а специалисты — трейдеры, нефтяники, переработчики — и так всё знают, подчеркнул Анашкин.

Житейская логика

В итоге исследование компании Saudi Aramco опровергает обычная житейская логика.

Если бы вся российская нефть была бы дороже нефти Персидского залива в разы, то кто бы у нас её покупал по таким ценам? Да у нас бы страна разорилась. Никакая компания не стала бы продавать нефть себе в убыток. Россия продаёт более 50% добываемой нефти, и мы бы просто не выдержали конкуренции. Поэтому всё это — глупости и спекуляция.

Александр Лобусев

проректор по исследованиям и развитию технологий ресурсной базы ТЭК РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина

Другое дело — нефть в Арктике, где добыча затруднена и где требуются финансовые усилия международных консорциумов. Но в морской Арктике Россия сегодня добывает всего несколько процентов общего нефтепотока, в континентальной — порядка 25%. Там эти процессы дороже, а тяжёлые условия извлечения складываются из-за вечной мерзлоты. Необходимо греть нефть, чаще ставить нагреватели из-за низких температур. Поэтому выходит затратнее. Однако даже в этом случае о ценовой разнице на порядки и в разы говорить некорректно, заметил проректор по исследованиям и развитию технологий ресурсной базы ТЭК Губкинского университета.

Во многом цена добычи, скорее, наша внутренняя проблема. Из-за высокой её стоимости разработка новых месторождений становится нерентабельной. Поскольку большая часть новых скважин относится к категории труднодобываемых, добыча может начать сокращаться в будущем, а из-за нефтяной ориентированности российского бюджета будут снижаться и поступления, что в итоге может привести к падению уровня социальной поддержки населения и повышению налогов, резюмировал аналитик консалтинговой компании «Консультант» Александр Багманов.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен