Российские власти опоздали со всеми программами поддержки МСБ и по-прежнему продолжают тянуть время. И совершенно понятно почему — тот бизнес, который и до кризиса выглядел так себе, спасать смысла не оказалось, и он «умер» в числе первых. Остальные, видимо, могут и подождать. А если ввести общероссийский карантин, о чём так много говорится в последние дни, то что будет с предпринимателями? Подробности — в материале NEWS.ru.


Кремль и правительство обещали во что бы то ни стало помочь бизнесу, акцент ставился на системообразующие предприятия, к которым, как мы помним, поначалу даже отнесли букмекерскую контору «Фонбет», так и на МСБ. Бизнес-омбудсмен Борис Титов ещё до начала кризиса отправлял в кабмин письма с предложениями о том, как спасти предпринимателей при резком ухудшении экономики в стране, и пробовал объяснить чиновникам позицию тех, кто боится потерять всё из-за пандемии. Но, как водится, слышали наверху бизнес плохо или не хотели слышать совсем.

В первые недели самоизоляции, когда как от правительства Мишустина, так и от ЦБ ждали жёстких и решительных мер, какой-то конкретики, мы становились свидетелями или абстрактных выражений, что государство бизнес не бросит, или же вообще отсиживания в сторонке, как это было в случае с регулятором.

Опыт «поддержки» многое показывает наглядно: правительство не торопится расставаться с деньгами, полученными в рамках уплаты налогов этим же бизнесом, для того чтобы помочь предпринимателям выкарабкаться. Налоговые послабления выглядят неплохо, но с финансами явно недоработали — программы по выдаче кредитов под 0% для зарплат сотрудникам совершенно сырые, механизмы согласования и подачи заявлений не продуманы.

Три недели самоизоляции в России убили почти весь сектор услуг и выбросили на рынок занятости тех, кто был трудоустроен в непроизводственной сфере. Сектор развлечений, индустрия красоты, спорта и т.д. — всё это простаивает и множит убытки, потому что аренду никто не отменял, а кредитные каникулы в итоге окажутся дороже обычных программ.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Да и вообще план по беспроцентным кредитам можно смело назвать провальным. Всего банки сумели одобрить только 2500 заявок от малого и микробизнеса по госпрограмме льготного кредитования. В денежном выражении речь идёт о 4,6 млрд рублей. Но предприниматели смогли получить только 1,1 млрд — такова неутешительная статистика Минэкономразвития. А по замыслу, как экономическое ведомство, так и регулятор должны были по распоряжению Михаила Мишустина ежедневно мониторить программу по реструктуризации займов и зарплатному финансированию.

Всего на участие в госпрограмме подали заявки 32 банка, но присоединились к ней лишь 14 финансовых учреждений, в том числе Сбербанк, ВТБ, «Открытие», Альфа-Банк и другие. Но самое парадоксальное, что, по подсчётам ЦБ, всего от бизнеса было одобрено лишь 30% заявок, т.е. даже менее трети. Программа оказалась крайне вялотекущей, и это при первоначальном прогнозе, что ежемесячный запрос на поддержку от бизнеса будет как минимум 20 млрд рублей. Запрос-то, может, и есть, вот только получить деньги оказалось задачей не из лёгких. От этого общий уровень доверия предпринимателей к властям и их мерам поддержки постоянно снижается.

Набиуллина ясно дала понять, что никаких «денег с вертолётов», т.е. безусловной раздачи средств как населению, так и бизнесу, не будет — не та ситуация. А этот опыт между тем успешно применялся в США и Европе. Конечно, можно говорить, что у них и финансовая система отличается от нашей, но проблема в другом. Никто не хочет просто так расставаться с деньгами. Средства, находящиеся в ФНБ, надо было тратить сразу, а не сдувать с него крохи в виде валютных вливаний.

Между тем уже сейчас ясно, что фонд в ближайшем будущем больше пополняться не будет. По прогнозам Антона Силуанова, объём его средств к концу года с учётом всех дополнительных кризисных трат составит только 7 трлн рублей против 12,8 по состоянию на 1 апреля. Таким образом, к концу текущего года суммарно из фонда уйдёт 5,8 трлн.

В дальнейшем он полностью исчерпается к 2024-му. За это время власти смогут исполнять бюджетные обязательства. При этом цены на нефть должны сохраниться «на текущем уровне». Каком именно — непонятно, ведь когда глава Минфина говорил об этом, Brent стоял в пределах $27, а во время торгов 21 апреля уже успел скатиться к $19.

Складывалось впечатление, что власти сами не понимали, как действовать, и своими заявлениями запаздывали от происходящего на неделю, а то и больше. А за слишком неоперативное реагирование и страх перед действенными мерами расплачивался бизнес.

Теперь же вообще стало известно, что для того, чтобы получить госпомощь, компаниям необходимо отказаться от выплаты дивидендов, бонусов или увеличения зарплат сотрудникам. Пока что это затрагивает системообразующие предприятия, которых чуть более 1000 в нынешнем списке, но не исключено, что такие меры распространятся и на остальных «соискателей». В Минэкономразвития объяснили это тем, что стресс-тестирование предприятий продемонстрировало, что оценить потребности компаний в помощи практически невозможно, как и установить каждой из них свой объём помощи.

Но пойдут ли компании на отказ от дивидендов и прочих выплат? Вряд ли здесь можно будет легко достичь компромисса. К тому государство ещё будет само оценивать, нужна ли помощь конкретному предприятию или фирме, и оказываться она будет только в том случае, если других вариантов для спасения уже больше нет.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Поможет ли бизнесу карантин?

Сможет ли как-то помочь бизнесу введение общероссийского карантина? Скорее всего, он будет отдаваться на откуп региональным властям — губернаторам и главам ряда республик. И уже местные власти будут устанавливать собственные ограничения для отдельно взятого региона и бизнеса, работающего там. Но, с другой стороны, будут предоставляться и льготы по налогам, будет осуществляться поддержка населения, пояснил NEWS.ru адвокат правового центра «Человек и закон» Ильдар Фазлеев.

Глобально для условного жителя России ничего не поменяется, потому что такого юридического термина, как введение карантина, нет. Законодательными актами карантин никак не закреплён. Есть режим ЧС.

Ильдар Фазлеев

адвокат правового центра «Человек и закон»

Поэтому в случае с карантином мы сталкиваемся с обычной игрой слов и подменой понятий, как и в случае с самоизоляцией. Самоизоляция была введена специально, чтобы СМИ не пестрили заголовками об ограничениях на выход на улицу, и чтобы избежать бурлений общественного мнения и социальных групп, дав населению привыкнуть к термину. Это позволило снизить градус общей напряжённости.

Как считает старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова, бизнес в сфере услуг после снятия ограничительных мер придётся строить заново. 80% МСБ здесь на ноги больше не встанут, но придут новые, и хорошо, если они учтут опыт коллег. Но, скорее всего, нет.

Новые предприниматели так же будут стараться быстрее «отбить» кредитные деньги и всё так же мало показываться на глаза властям — толку всё равно немного, потому что будут натыкаться на свою глобальную ненужность в большой государственной машине.

Анна Бодрова

старший аналитик ИАЦ «Альпари»

Ну а вслед за наиболее пострадавшими отраслями, такими как event-индустрия, спорт и культура, авиаперевозки, турбизнес, общепит, удар на себя примет банковская сфера. В итоге банки могут потерять 2,5 трлн рублей от кредитования физических и юридических лиц, так как дефолты по займам неизбежны, более того, они приобретут массовый характер. Компании не смогут вовремя выплачивать займы. Сейчас пока официально признанными терпящими бедствие отраслям было выдано кредитов на 3 трлн рублей, еще 1,5 трлн получил лизинг.

По прогнозам главы Счётной палаты Алексея Кудрина, очередной виток кризиса ударит по финансовым учреждениям через два месяца, а нарастающий с каждым днём объём плохих долгов приведёт к тому, что в итоге государство будет спасать сами финансовые организации.

По мнению первого вице-президента «Опоры России» Павла Сигала, соблюсти баланс было крайне сложно — не допустить распространения заболевания и при этом сохранить экономику.

Введение карантина не улучшит состояние российской экономики, но тут мы идём по тому же пути, что и все страны, где бушует коронавирус. К сожалению, других вариантов борьбы с эпидемией пока никем не предложено. И результаты будут теми же, что и в других странах: сокращение потребительского спроса, падение доходов населения, снижение числа рабочих мест и закрытие предприятий малого и среднего бизнеса.

Павел Сигал

первый вице-президент общественной организации «Опора России»

Коронавирус ударил по всем государствам, по всем странам, и потери будут серьёзными. Остаётся надеяться, что после окончания эпидемии в нашей стране государство предпримет максимум усилий, чтобы негативные последствия сократить и для населения, и для бизнеса.

А пока что предпринимателям в сложившейся ситуации стоит рассчитывать только на свои силы. К сожалению, о таком уровне поддержки, какой есть у стран Запада, нам придётся ещё долго мечтать. И, увы, сбыться таким замыслам вряд ли суждено.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен