Вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Елена Дыбова в рамках Московского международного форума по франчайзингу, который проходил в Москве с 28 по 29 мая, дала эксклюзивное интервью News.ru. Она рассказала о том, какой поддержки ждут предприниматели от государства, о видоизменившейся коррупции и месте франчайзинга в российском малом и среднем бизнесе.


— Елена Николаевна, какое значение и какое место малый и средний бизнес сейчас занимает в экономике российских регионов?

— У нас есть регионы, где малый бизнес имеет уже действительно значительную долю. Даже если мы рассматриваем с вами Москву, то понимаем, что большая часть и достаточно существенная доля в экономике региона — это именно малые и средние предприятия. Есть регионы, где пока ещё совсем сложная ситуация. И там, конечно, огромный потенциал. И, к сожалению, пока огромное количество так называемой серой занятости, когда, с одной стороны, люди занимаются какой-то деятельностью и как-то зарабатывают себе на жизнь, но, с другой стороны, пока это никак не сказывается на развитии региона и ровным счётом ничего не приносит в казну региональную.

Если брать структуру национальных проектов, то мы с вами понимаем: наконец-то все поняли, что малый бизнес — это действительно важная, существенная составляющая часть для развития экономики России. Да, у нас есть крупные компании, крупные корпорации, у нас есть газ, нефть, всё остальное. Но, тем не менее, сейчас есть абсолютно точное понимание, что именно малое предпринимательство — это та зона, которая будет выравнивать любые региональные, структурные перекосы.

И в том числе, если хотите, и перекосы с точки зрения занятости. Потому что вопрос, куда идти работать, — он на повестке дня уже начинает звучать все жёстче.

— То есть развитие малого и среднего бизнеса может стать эффективной мерой борьбы с безработицей?

— Ну, «борьба» мне не очень нравится слово. Бороться нужно с тунеядством, со злоупотреблениями. Если говорить о безработице, то я считаю, что это то направление, где нужно принимать последовательные грамотные шаги. Малый бизнес — это, в том числе, то направление, где обеспечивается вот эта финансовая устойчивость каждой семьи и каждого человека.

PA Wire/PA Images/TASS

— Помимо Москвы, каким ещё российским регионам удалось создать комфортный климат для бизнеса?

— Уже много таких регионов. Это однозначно Петербург, Тюмень, Екатеринбург. Сильными темпами подтягивается Тула. Башкортостан очень интересные программы делает для развития предпринимательства. Татарстан является лидером. Калуга — это просто вот такой как бы, знаете, маяк. Изо дня в день последовательными шагами губернатор Анатолий Артамонов развивает предпринимательство в регионе. То есть уже есть достаточно интересные практики, когда мы видим, что на правильную региональную политику люди сразу откликаются, и в регионе появляется устойчивый сектор малого и среднего предпринимательства.

— Какой поддержки малый и средний бизнес ждёт от государства?

— Ничего нового. Ну вот, к сожалению, ничего нового. Конечно, бизнесу нужны деньги. Вот мы с вами понимаем, что если у нас очень длительный период из шести миллионов юридических лиц малого и среднего предпринимательства 95% — микробизнес, это значит, что чего-то не хватает, чтобы микробизнес становился малым. Чего не хватает? Конечно, не хватает денег. Чтобы от самого простого примитивного бизнеса перейти уже хоть к чему-то производственному, созидательному такому, нужны деньги. А деньги дорогие сейчас. Достаточно серьёзные суммы, почти триллион рублей, в этом году выделили на то, чтобы финансировать определённые отрасли под 8,5%. Но пока очередь вдоль кольцевой дороги за кредитами не появилась. Потому что 8,5% — это тоже достаточно существенные деньги, которые нужно отдать банку. И предприниматели, конечно, пока ещё задумываются. Потому что платёжеспособность у нас, к сожалению, не отвечает тем потребностям, чтобы это делать. Деньги нужны. Без этого нет развития. Есть ещё несколько факторов. Например, контрольно-надзорная деятельность. Да, мы все очень обрадовались, мы ждём этой «регуляторной гильотины» (механизм, который должен исключить избыточные требования контрольно-надзорных органов к бизнесу. — News.ru). Пока бизнес смотрит, что изменится, как это будет.


Сейчас точно можно сказать, что количество проверяющих в разы больше, чем количество предпринимателей. И именно поэтому в каждом регионе, встречаясь с каждым предпринимателем, мы в Торгово-промышленной палате слышим всё время, что слишком много требований, слишком много нам обременений, меняются постоянно условия. Это всё проблемы. Это всё мешает.


Людям и так сложно. Попробуй создай предприятие, попробуй заработать хоть рубль. Ты ещё ничего не заработал — ты уже всем должен. К тебе уже все пришли, всё проверили, что ты делаешь. Поэтому в этом отношении мы очень рады, что есть «надзорные каникулы». Мы очень рады, что нам удалось, в том числе, добиться, чтобы были предупреждения. Но, с другой стороны, нельзя сказать, что это кардинально поменяло ситуацию.

— Серьёзная поддержка малого и среднего предпринимательства заложена в нацпроектах, которые реализуются с начала года. Ощущаются ли уже какие-то подвижки?

— Я возглавляю общественный деловой совет по национальным проектам малого и среднего предпринимательства. И мы очень тщательно смотрим, как действительно будут происходить изменения. У нас была несколько своя позиция. Мы не со всем согласились, что предложило правительство в рамках национального проекта. Та последовательность шагов, которая предложена проектами, она точно не даст быстрого результата, да и это, наверное, уже невозможно. И вообще, без определённого баланса, финансирования, контрольно-надзорной деятельности и так далее ждать каких-то стремительных прорывов не стоит. Есть некоторые определённые опасения, что это может не произойти. Мы сейчас сталкиваемся с тем, что уже конец мая, уже пять месяцев, а регионы говорят: подождите, у нас ничего не происходит, мы ничего не чувствуем, мы ничего не видим. Все, конечно, ждали, все хотят быстрых перемен. У нас же цифровизация. Мы же каждый день всем говорим: всё меняется очень быстро. Мы ждём от бизнеса — всё надо делать быстро. Мы бизнес всё время заставляем: вы давайте, вы бегите, вы быстрее. И, конечно, бизнес от государства хочет то же самое. Он хочет в ответ тех же самых быстрых действий. Пока, к сожалению, это не происходит. И вот в этом отношении нам абсолютно созвучно и высказывание нашего президента, который как раз об этом говорил, что не откладывайте на потом. Давайте сейчас делать то, что вообще нам всем супернеобходимо. Давайте уже что-то конкретное людям дадим, чтобы они пришли и сказали: да, ура, вот национальный проект, я получил вот это, вот это, поэтому я развиваюсь. У меня было два человека, два рабочих места, а стало три вот благодаря этому. То есть пусть маленькие шаги, пусть маленькие перемены, но позитивные. Вот этого пока очень не хватает.

Сергей Булкин/News.ru

— Коррупция до сих пор является одной из основных проблем бизнеса в России?

— У нас в Торгово-промышленной палате есть проект «Бизнес-барометр коррупции». Раз в полгода предпринимателей опрашиваем: с точки зрения коррупции что-то меняется, не меняется, какая ситуация? Вы знаете, я абсолютно уверена, я вообще человек бизнеса, я всю жизнь в бизнесе, и я вам могу сказать, что коррупция — она, конечно, во-первых, сильно видоизменилась за последние годы. Потому что раньше было всё просто. Такса, пришёл, отдал, получил, товар — деньги — товар. Сейчас этого ничего нет.

Сейчас, в силу той работы, которая проводится, в силу тех посылов, которые даёт государство, уже напрямую «дай мне денег» ни один чиновник не говорит. Ну, конечно, там есть совсем отвязные, но это не основная часть. И мы с чем сталкиваемся сейчас, предприниматели говорят: да, с нас денег не берут, но нам говорят, что если вы хотите, чтобы я подписал акт приёмки магазина, вот та фирма должна вам поставить оборудование, сделать ремонт, включить сигнализацию, и так далее. То есть, это коррупция? Можно сказать, что нет, это отношения бизнеса с бизнесом. Но мы же отлично с вами понимаем, что это.

То есть она стала другой. Я уже не говорю о том, что, конечно, есть и цифровые технологии, и их уже научились применять. Поэтому, в этом отношении, забег будет долгим. Я думаю, что нам придётся бороться ещё не один год. В общем и целом, как бы предприниматели отмечают, что всё-таки определённое позитивное направление они чувствуют. Но как только предприятие разворачивается, вырастает, более серьёзные обороты появляются, там уже ситуация тяжелее, и там, конечно, более изощрённые способы.

— Какое место занимает в малом и среднем бизнесе франчайзинг? В период непростой экономической ситуации в стране можно ли рекомендовать такой вид бизнеса?

— Франчайзинг пока ещё незаслуженно малое место занимает. Я понимаю людей, которые не решаются, потому что ты как бы попадаешь в определённую зависимость. Нужно платить, это роялти, эти платежи. Но сейчас очень трудно выходить на рынки, а так ты получаешь раскрученный бренд. Очень трудно отстраивать технологические карты, движения, а ты получаешь готовые технологии. То есть в этом отношении, особенно если ты на рынке вот только-только, в самом начале пути, я абсолютно уверена и всегда говорю это и всем предпринимателям — начните с франчайзинга. Научитесь зарабатывать деньги с помощью, с поддержкой, с привлечением другого, чужого интеллектуального труда. Когда вы научитесь — сможете сами создавать франшизу, дальше пойдёте вперёд. Но вот это начало — оно, как правило, самое сложное. Поэтому здесь, конечно, в идеале пользоваться тем, что наработано. В этом отношении, если мы хотим, чтобы у нас малый бизнес всё-таки выходил на орбиту развития, конечно, вот такая форма, как франчайзинг, должна развиваться более активно. Потому что пока не хватает, особенно по региональному срезу, необычных, новых каких-то форм, креативных, которые бы позволяли региональный рынок завоёвывать. И прежде всего они должны быть недорогие. Ещё раз повторюсь, в силу просто того, что денег на старт пока у предпринимателей нет.