Турецкие дипломаты прибывают 23 декабря в Москву для обсуждения проблемных точек в Сирии. Не исключено, что в числе тем будет и Ливия. После подписания меморандума о разграничении морских зон между Турцией и правительством национального согласия (ПНС), функционирующим в ливийском Триполи, различные международные игроки стали глубже втягиваться в конфликт в североафриканской стране. И речь не только об Анкаре и Москве.


Новый оттенок кризис получил после того, как глава МИД Греции Никос Дендиас совершил неожиданный визит 22 декабря в город Бенгази, где он провёл переговоры с командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифой Хафтаром.

Встреча Дендиаса и Хафтара была посвящена ситуации в Ливии и перспективам урегулирования. На переговорах шеф греческой дипломатии подчеркнул, что содержание подписанных между Анкарой и Триполи соглашений полностью противоречит международному праву и международному морскому праву. Дендиас также указал на необходимость политического решения ливийского вооружённого конфликта в контексте усилий спецпредставителя генсека ООН по Ливии Гасана Саламе и запланированной мирной конференции в Берлине.

На встрече в Бенгази также присутствовал специальный представитель МИД Греции по Ливии посол Христодулос Лазарис. Переговоры произошли в продолжение визита, который совершил председатель ливийского парламента Акила Салех Иса в Афины 12 декабря. После визита в Бенгази Дендиас отправился в Каир, где встретился со своим египетским коллегой Самехом Шукри.

Греция является частью газового «треугольника» (Кипр, Израиль, Греция), который некоторое время назад наперекор Турции начал разработку месторождений у побережья Кипра в рамках проекта газопровода EastMed. Анкара не только оспаривает принадлежность этих залежей углеводородов, но и считает EastMed прямым конкурентом «Турецкому потоку». Оформленных договорённостей по поводу газопровода Кипра, Израиля и Греции ещё нет, в связи с чем премьер-министр еврейского государства Биньямин Нетаньяху выступил 20 декабря с предложением, чтобы его страна, а также Кипр и Греция «немедленно приступили к подписанию соглашения, касающегося EastMed». В основе планов строительства восточносредиземноморского трубопровода — идея доставки энергоносителей, которые могут в перспективе добываться в Левантийском море, в континентальную часть Греции через территорию Республики Кипр и острова Крит.

Paul Langrock/Nord Stream 2

Считается, что готовность президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана отправить войска в Ливию по запросу ПНС является реакцией на ситуацию вокруг EastMed. Не случайно в день визита греческого министра в Бенгази турецкий лидер снова выразил готовность увеличить военную поддержку правительству в Триполи.

Если будет необходимо, то мы увеличим военный аспект нашей поддержки Ливии. Мы оценим все имеющиеся возможности как на суше, так и в море, и в воздухе, — сказал турецкий президент.

Эрдоган также подчеркнул: Анкара не откажется от заключённых с ливийским правительством соглашений о военном сотрудничестве и разграничении морских границ. По словам главы турецкого государства, меморандумы о взаимопонимании с Ливией не противоречат национальному законодательству Турции и нормам международного права. Эрдоган отмечает, что они основаны на «картах, которые были подготовлены около десяти лет назад».

Тем не менее у Анкары есть чёткое представление, что в Ливии ей необходимо избежать конфликта с Россией, которая, по широко распространённому мнению, поддерживает Хафтара. Источники издания Wall Street Journal в турецком руководстве сообщили, что Анкара связалась с Москвой для того, чтобы предотвратить конфликт в североафриканской стране.

Мы ведём переговоры с Россией, чтобы избежать конфронтации, — говорит один из турецких источников Wall Street Journal.

Президент Турции намерен обсудить Ливию с Владимиром Путиным 8 января — когда российский лидер прибудет в Турцию. Эрдоган несколько раз обращал внимание на то, что на ливийской территории уже действуют российские «прокси-силы» — ЧВК Вагнера. В связи с этим у Турции есть право отправлять туда войска, следовало из заявлений Эрдогана. В экспертной среде полагают, что турецкий президент не делал бы столь жёстких заявлений, если не был уверен, что ему удастся договориться с Путиным.

Многое будет зависеть от реакции России. Парадоксально, но предполагаемая симпатия к Хафтару делает Москву ближе к газовому «треугольнику», нежели к Турции. Очевидно, Ливия станет проверкой на прочность связей внутри неофициальных экономических блоков.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен