Украинский президент Владимир Зеленский в июне посетит с официальным визитом Париж, где встретится с Эммануэлем Макроном. Об этом сообщила французский посол в Киеве Изабель Дюмон. Очевидно, что одной из основных тем беседы президентов станет деятельность так называемой нормандской четвёрки (Германия, Россия, Украина, Франция) по выполнению Минских соглашений. В последнее время этот формат откровенно пробуксовывает, а звучащие, например, с украинской стороны предложения по его реформированию (в частности, путём подключения к переговорам США и Великобритании) представляются малоперспективными. На днях о невозможности расширения «четвёрки» заявил и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Что же ожидает «нормандский формат» в будущем и есть ли у него какой-то потенциал?


Зеленский уже встречался с Макроном, будучи ещё кандидатом в президенты. Тогда обе стороны, если верить официальным заявлениям, остались довольны беседой. Однако в новом качестве Зеленскому придётся решать уже вполне конкретные проблемы. Не так давно представитель его партии заявил о желании включить в «нормандский формат» США и Великобританию — как страны, подписавшие вместе с Россией и Украиной в 1994 году Будапештский меморандум. Дмитрий Песков, отвечая на вопрос относительно реалистичности такого сценария, заявил, что «Киев не спешил с выполнением Минских договорённостей, а в условиях такой низкой эффективности говорить о расширении вряд ли возможно». Впрочем, отмечает украинский политолог Кирилл Молчанов, дело тут не только в позиции Москвы.

Президент Украины Владимир ЗеленскийПрезидент Украины Владимир ЗеленскийTarasov/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Что касается расширения «нормандского формата», то, конечно, оно невозможно, против него выступает тот же Макрон, Ангела Меркель. Поэтому никто ничего менять не будет. Никаких «будапештских форматов» не предвидится, — заявил эксперт в беседе с News.ru.

Позиция Германии, России и Франции видится вполне логичной: если четыре страны не могут прийти к компромиссу, то насколько же сложнее это будет сделать шести государствам. Тем паче что, например, в британской повестке украинский вопрос сейчас едва ли занимает серьёзное место, а Вашингтон предпочитает воздействовать на ситуацию путём прямых контактов с Киевом и поставок вооружения. Берлин и Париж, в свою очередь, не торопятся отказываться от Минских соглашений. Но реанимирование «нормандского формата» сейчас зависит в большей степени не от них.

Очевидно, объективная его контрпродуктивность была вызвана тем, что экс-президент Украины Порошенко отметал практически все дорожные карты, компромиссные варианты по имплементации Минских соглашений. Там же были и «формула Штайнмайера», и «план Эйро» — «нормандский формат» продуцировал подобные вещи, своего рода более детализированные программы реализации Минских протоколов, — напоминает Кирилл Молчанов.

Военнослужащий Национальной гвардии Украины стоит возле бронетранспортера Хамви Военнослужащий Национальной гвардии Украины стоит возле бронетранспортера "Хамви" Str/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Поэтому главный вопрос на данный момент (и в краткосрочной перспективе) — как поведёт себя новый глава Украины. Россия уже дала понять, что новому украинскому президенту необходимо чётко обозначить свою позицию по Минским соглашениям и планам их реализации. Очевидно, у Зеленского уже есть некий «черновой» план, который он не спешит раскрывать, не обсудив с другими участниками процесса, в том числе и с Макроном. В то же время, соглашаются эксперты, на данный момент предложения, прозвучавшие в «нормандском формате», включая вариант с миротворческой миссией ООН, — это, наверное, практически все карты, которые и лежат на столе. И никаких принципиально новых идей ни Владимир Зеленский, ни его команда, ни кто-либо ещё в «четвёрке» уже не придумают.

Встреч в «нормандском формате» не будет до украинских выборов в парламент, уверен Кирилл Молчанов. Затем же, когда лояльные Зеленскому силы окажутся в Раде и он сможет принимать решения по всему спектру вопросов, в том числе путём голосования по закону об особом статусе Донбасса, об амнистии, о выборах и т. д., — многое будет зависеть уже от политической воли президента: захочет ли он реально что-то урегулировать в Донбассе или предпочтёт, подобно Порошенко, просто спекулировать на этой теме, продолжая сохранять статус-кво.

В риторике украинского лидера уже есть определённые сдвиги, отмечает, например, портал «Страна.ua», приводя в пример фразу о подконтрольных Москве «наёмниках» (а не «российских войсках», как обычно заявлял Киев) в Донбассе. Однако этот отдельный эпизод, за который Зеленского сразу же раскритиковали сторонники Порошенко, сам по себе ещё не показателен: заявление президента могло быть и демонстрацией ухода с прежних позиций, и сознательным сигналом для России, и просто оговоркой.