После недавней приостановки США и Россией действия Договора о ликвидации ракет  средней и меньшей дальности (ДРСМД) под вопросом оказалось будущее других соглашений о контроле над вооружениями. Один из таких основополагающих документов — Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Сорок девять лет назад, 5 марта 1970 года, он вступил в силу, но теперь его судьба зависит от Москвы и Вашингтона: после завершения холодной войны стороны до сих пор не отказались от многочисленных взаимных претензий и политики силового давления на другие страны. Когда обладание ядерным арсеналом становится весомым внешнеполитическим аргументом, появляются желающие иметь в рукаве такой козырь.


Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко и посол США Джэкоб Д. Бим во время подписания акта сдачи на хранение ратификационных грамот ДНЯО странами-депозитариями. Москва, 5 марта 1970 г. Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко и посол США Джэкоб Д. Бим во время подписания акта сдачи на хранение ратификационных грамот ДНЯО странами-депозитариями. Москва, 5 марта 1970 г. Егоров Василий,Стужин Алексей/Стужин Алексей/ТАСС

Договор был одобрен Генассамблеей ООН и его подписали свыше сорока стран, включая СССР и США. Главной задачей международно-правового акта изначально было ограничение расширения круга стран, владеющих ядерным оружием, а также исключение возможности применения ядерного оружия в военном конфликте. По ДНЯО каждое из пяти государств, обладающих ядерным оружием (СССР, США, Великобритания, Франция и КНР произвели и испытали заряды до 1 января 1967 года), обязались не передавать кому бы то ни было оружие и контроль за ним, не поощрять другие страны, не обладающие ЯО, к его производству и приобретению. Соответственно, каждое из неядерных государств — участников договора обязались не приобретать и не производить стратегическое вооружение. В то же время ДНЯО не запрещает таким странам развивать исследования и использовать ядерную энергию в мирных целях под контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Важным дополнением к ДНЯО стала также резолюция Совбеза ООН от 19 июня 1968 года. Она подкреплена заявлениями СССР, США и Великобритании и гарантировала безопасность неядерным государствам — участникам Договора: в случае, если какая-либо страна-участник подвергнется ядерной агрессии, такие действия должны получить от мирового сообщества ответ в соответствии с Уставом ООН. Но эти обязательства не были включены в текст Договора и впоследствии по-своему трактовались ядерными державами. Так, в Пентагоне периодически указывали, что США могут нанести ядерный удар в ответ на агрессию с применением другого оружия массового уничтожения — химического или биологического.

Конференции по рассмотрению действия ДНЯО проводятся каждые пять лет: последнее мероприятие прошло весной 2015-го в Центральных учреждениях Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке. Ключевые вопросы не меняются в течение десятилетий и сводятся к проблемам соблюдения Договора и попыткам придать ему универсальный характер. На сегодняшний день четыре государства, обладающие ядерным оружием, ведущие разработки или подозреваемые в наличии соответствующего арсенала, находятся за пределами действия ДНЯО. В середине 1970-х ядерным оружием обзавелась Индия, в ответ Пакистан в 1972-м начал работы над собственной ядерной программой и в 1998-м провёл первые испытания.

Общеизвестно, что Израиль обладает ЯО, хотя в еврейском государстве традиционно не подтверждают и не опровергают этот факт, при этом там категорически отказываются присоединяться к Договору.

Anton Kavashkin/Russian Look

В 2004 году из ДНЯО вышла Северная Корея, после чего начала ядерные испытания. Ещё одним «слабым звеном» является Иран — государство подписало Договор, но с 2004 года находится под подозрением в разработках ядерного оружия. Поведение ИРИ также ставит под вопрос положения ДНЯО, касающиеся права на мирное использование ядерной энергии — между мирными и военными ядерными программами есть технологическое сходство.

Главная угроза для Договора о нераспространении ядерного оружия — это по-прежнему его нарушение или невыполнение, отмечает заместитель директора Института США и Канады РАН, бывший руководитель Информационно-аналитического центра Минобороны России, генерал-майор в отставке Павел Золотарёв.

«К сожалению, такой опыт уже есть. Взять хотя бы КНДР. В самом Договоре, к которому присоединилось большинство государств, ничего существенно менять не надо. Главное — создать условия для его выполнения», — подчёркивает эксперт в комментарии News.ru.

В нынешней ситуации, когда Россия и Соединённые Штаты после окончания холодной войны никак не могут прийти к соглашению по ключевым вопросам контроля над вооружениями, судьба ДНЯО также находится под угрозой, полагает Золотарёв.

«Проблема в том, что Москва и Вашингтон никак не могут выбраться из колеи двусторонних отношений и двусторонних претензий в сфере контроля над вооружениями. Хотя ясно, что ни США, ни Россия не собираются развязывать ядерную войну, да и вообще полномасштабный вооружённый конфликт между двумя государствами исключён», — считает генерал.

При этом две сверхдержавы продолжают использовать своё силовое преимущество как инструмент давления на малые государства, а там в итоге приходят к выводу, что единственный способ защититься от ядерных сверхдержав — самим обзавестись ядерным оружием, которое надёжная гарантия безопасности и эффективный инструмент дипломатической борьбы, заключает Золотарёв. Если такая практика не будет преодолена, в сфере контроля за оружием массового поражения и дальше будут возникать проблемы.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен