1 июня бывший депутат Верховной рады Андрей Артеменко предстанет перед большим жюри присяжных в Вашингтоне. Он станет первым украинцем, которого вызвали давать показания в рамках расследования спецпрокурора Роберта Мюллера «о вмешательстве России в выборы» президента США в 2016 году.

Как отмечает портал «Страна.ua», процедура подготовки Артеменко к даче показаний в федеральном суде началась 18 мая — в тот день в офис спецпрокурора Мюллера приехал адвокат Артеменко. По словам нардепа, ему предстоит ответить на более чем 100 вопросов, при этом ему не надо въезжать в страну: после того как Артеменко в 2017 году был лишён украинского гражданства, он теперь проживает в США, где, по собственному признанию, занимается бизнесом в военной сфере и помогает «налаживать поставки» на Украину.

Местные СМИ связывают интерес команды Мюллера к экс-нардепу с его контактами с ближайшим окружением президента США Дональда Трампа, в частности, с бывшим советником Феликсом Сатером и адвокатом хозяина Белого дома Майклом Коэном. С Сатером, который родился в СССР, украинского нардепа свели общие друзья, а Коэн женат на украинке и когда-то работал над созданием семейного бизнеса по производству этанола. Широкую известность в этом контексте Артеменко получил в 2017 году, когда про него написала газета The New York Times.

Андрей АртеменкоФото: fb.com/andvicartАндрей Артеменко

Но сенсационная статья при ближайшем рассмотрении на сенсацию тянула довольно слабо: в статье сообщалось, что депутат Верховной рады из фракции Радикальной партии Андрей Артеменко передал некий план по заключению мира между Украиной и Россией с последующей отменой антироссийских санкций советнику Дональда Трампа по вопросам национальной безопасности Майклу Флинну — за неделю до его громкой отставки. «Многие назовут меня российским агентом, американским агентом, агентом ЦРУ. Но как найти решение для наших стран, если мы не будем разговаривать?» — отмечал тогда Артеменко в интервью изданию.

По данным NYT, план Артеменко сводился к предложению «вывести российские войска с территории Восточной Украины», а судьбу Крыма решить путём референдума под надзором международных структур, перед этим сдав полуостров в аренду Москве сроком на 30–50 лет. Какую реальную ценность могла иметь подобная инициатива — история умалчивает, но известно, что Коэн и Сатер отрицают разговор с Трампом на тему предложения Артеменко. По словам адвоката Трампа, он просто оставил запечатанный конверт в ведомстве Флинна.

Также, по информации NYT, Артеменко передал американцам (не ясно, кому) компромат на президента Порошенко. Как позже пояснил Артеменко, речь идёт о «платёжках по Нацбанку, оборонке, офшорным компаниям Порошенко и его друзей». Артеменко утверждает, что сведения прямо подпадают под юрисдикцию США, могут обернуться уголовными делами против президента Украины в Америке и были получены при помощи известного своими прозападными ориентирами экс-главы СБУ Валентина Наливайченко. После таких «откровений» Артеменко зарубежной прессе на Украине сразу же возбудили уголовное дело по статье о госизмене, лишили его гражданства и статуса нардепа, но ему удалось выехать за границу.

Сейчас он утверждает, что будет рассказывать в Вашингтоне о коррупционных схемах на Украине, которыми занимается политическая элита во главе с Петром Порошенко, «пленках депутата Онищенко» и другом компромате, который «важен для будущих судов над украинской властью». Каким образом подобная информация может помочь спецпрокурору — в очередной раз остаётся догадываться, однако команда Мюллера уже демонстрировала, что не прочь связать политику с интимом для демонстрации хоть какого-либо результата. Другой вопрос — не приведёт ли расследование «российского дела» к новым обвинениям против украинской элиты? Ведь в первом своём более-менее серьёзном 31-страничном заключении команда Мюллера ни разу не упомянула российский фактор, зато предъявила советнику Виктора Януковича Полу Манафорту и его партнёру Рику Гейтсу обвинения по 12 пунктам.